17 Декабря 2014, 21:50

Команда «РосУзника»: остановка проекта произошла по взаимному согласию, нашему и общества

Новогодние открытки заключенным, Сахаровский центр, 14 декабря 2014 года. Фото: РосУзник / Facebook

Волонтерский проект «РосУзник», три года занимавшийся помощью политзаключенным, и активистам, задержанным в административном порядке на протестных акциях, объявил о своем закрытии. Команда «РосУзника» рассказала Открытой России об истории проекта и о том, почему он прекращает деятельность

— Идея проекта «РосУзник» родилась в середине декабря 2011 года, в ходе мозгового штурма. Находясь под административным арестом после митинга 5 декабря, в одной из камер мы думали, какие проекты были бы полезны для протестного движения. Одним из этих проектов был штаб помощи людям, которые задерживаются полицией, — из него потом и появился «РосУзник».

Была еще одна задумка — сделать «доску почета» для тех представителей власти, которые участвовали в фальсификации административных дел (тогда еще уголовные дела не возбуждали), препятствовали праву на свободу собраний. Этот проект законченной редакции не приобрел, но расследование по Болотному делу Дмитрия Борко и Дарьи Костроминой, опубликованное на сайте «Грани.ру» — это примерно то, что задумывалось. То есть перечислены сотрудники правоохранительных органов, судебной системы, и рассказано, как эти люди отметились по нашей теме.

В течение нескольких последующих месяцев мы пытались определить, как именно проект будет функционировать. Сначала была концепция. Это была концепция не помощи профессиональных адвокатов, а некой социальной сети, в которой можно сообщать о задержаниях, и оттуда должна была идти рассылка информации во все группы поддержки, которые занимаются развозом продуктовых передач в ОВД. Тогда ведь ситуация была иной: часто происходили массовые задержания, людей развозили в разные ОВД, этих ОВД было много, все происходило одновременно. То есть на первом плане были координирующие задачи. И адвокаты, которые были готовы помогать, получали бы информацию, куда им целесообразнее ехать. Чтобы не было ситуации, при которой в одни ОВД приезжает по три адвоката, а в каких-то ОВД нет ни одного.

События 6 мая 2012 года показали, что нужно действовать по-другому. В то время Максим Кац предоставил финансовую помощь, предоставил свой офис и, используя свою известность (большинство других известных людей в те дни были сами задержаны и не имели интернета), способствовал популяризации, раскрутке проекта. После этого появилась возможность работать по краудфандингу, по набору волонтеров.

Недели через две Максим Кац из этого проекта вышел, а «РосУзник» остался наедине с новыми вызовами. Сначала по «Болотному делу» задержали Александру Духанину, Потом Барабанова с Лузяниным, и пошло-поехало. Мы перестроили всю свою работу под это разрастающееся уголовное дело — это было примерно 70% нашей деятельности. Остальное время и силы занимали «административки».

Потом были изменения в законодательстве, связанные с ужесточением ответственности за участие в митинге с дикими суммами штрафов. Раньше штрафы составляли 500 рублей и для большинства людей не являлись проблемой. А когда штрафы стали больше, чем штрафы за нарушение правил безопасности на атомных объектах, и когда суды начали реально эти штрафы выносить, это сильно ударило по желанию попадать под административную статью 20.2.

Мы сопровождали несколько «волн» арестов по «Болотному делу». Сейчас завершились судебные процессы, обвиняемых не осталось — остались только осужденные. Заключены договора с адвокатами, с которыми мы планировали дальнейшую работу по искам в ЕСПЧ, по условно-досрочному освобождению. В принципе, мы считаем нашу миссию на данном этапе законченной. Большой необходимости именно в нашем проекте сейчас нет. Есть «Комитет 6 мая», есть «Союз солидарности с политзаключенными», которые продолжают заниматься поддержкой политзаключенных. По нашему проекту почтовой службы «РосУзника» мы планируем сотрудничать в том числе и с Открытой Россией.

Но в целом «РосУзник» в своем прежнем виде сейчас не нужен — так считает и общество. У нас были поступления с несколько сотен тысяч рублей в месяц. А в ноябре мы получили 45 тысяч, на данный момент у нас на счете 22 тысячи рублей.

Наши проекты требуют финансовых поступлений, без них невозможно эффективно работать.

Общество видит, что мы свою основную задачу уже выполнили, и большой важности у этого проекта нет. То есть остановка проекта «РосУзник» — не одностороннее решение, это произошло по взаимному согласию, нашему и общества.

Но все ресурсы, которые есть у штаба, всегда при необходимости можно будет реанимировать. Даже не реанимировать, а просто достать из чулана, и они начнут работать. Если в существовании такой структуры в будущем возникнет необходимость, если люди это почувствуют, никаких проблем не будет.

Более того, мы накопили огромный опыт за три года, нам будет легче, чем в 2011-2012 годах, когда у многих из нас был нулевой опыт, например, по уголовному законодательству.

Но мы больше надеемся на возникновение в будущем профессиональных, а не волонтерских проектов. Когда люди занимаются подобной деятельностью, параллельно еще и трудясь на основной работе, и не могут взять телефонную трубку, потому что сидят на совещании, и перезванивают вечером, когда уже упущено много времени, — это не очень эффективно. Если же правозащитной работой занимается человек на зарплате, его деятельность будет успешнее.

Сайт «РосУзника» пока останется, как ресурс, где есть много информации по «Болотному делу». Но интернет-влияние нашего проекта достигалось не за счет сайта, а благодаря соцсетям. Именно благодаря твиттеру мы могли наиболее полно доносить информацию. Аккаунт «РосУзника» в твиттере будет работать, информировать общество о ситуации с «Болотным делом». Закрывать свои интернет-ресурсы мы не будем на случай реанимации «РосУзника».

util