18 Декабря 2014, 09:00

«Мы кричали бильду что-то типа: „Стас, этот токарь нужен обязательно!“»

Карты для игры в «Путин-Бинго»

Бывший руководитель блока «Россия» «Ленты.ру» Ярослав Загорец рассказал Открытой России о том, как это издание в свой классический период делало онлайны президентских пресс-конференций

— Сама форма подачи сформировалась у нас за какое-то время до первого онлайна Путина, который мы провели в 2009 году. До этого на «Ленте» уже пользовались большим успехом спортивные онлайны, кроме того, за полгода до этого на «Ленте» впервые прошел онлайн «Евровидения», так что опыт у редакции уже был. Эти онлайны помогли выработать тот тон, который мы использовали в политическом онлайне. Понятно, что политический онлайн сложнее, но базовые принципы сохранились. Как готовился тот самый первый онлайн, я помню не очень хорошо, это была обычная летучка, на которой решили: раз мы умеем делать онлайн из «Евровидения», почему бы не сделать его из Путина? Просто в тот момент было очевидно: продолжать шпарить стенограмму в режиме реального времени, как делалось до этого, — ну, это уже немного не актуально.

Мозговой штурм по путинским онлайнам у нас был, по-моему, всего один раз, когда мы придумывали «Путин-Бинго» в 2013 году. Тогда да — мы сидели за день до этого на летучке и выдумывали фишку. Выдумали, некоторые до сих пор ее используют. Все остальное было экспромтом — и заряженная вода перед телевизором, и шарфик Марии Ситтель, что там еще было...

Скриншот страницы онлайна сайта «Лента.ру»

Онлайны мы вели втроем, сидели в одном помещении — на удаленке такое делать было бы невозможно. Мы сидели рядом — для этого нам приходилось на несколько часов занимать места других редакторов, просто чтобы быть ближе к телевизору.

Онлайны иллюстрировали бильд-редакторы, они делали скриншоты с трансляции и ставили их в онлайн (в старом дизайне сбоку, в новом — уже в тексте). Когда Путин общался с народом, было проще — фактурных лиц и занятных персонажей было в избытке. На больших пресс-конференциях уже не так интересно, но все равно некоторые журналисты «доставляли». Мы редко следили за тем, какие картинки там появлялись (было совсем не до того), но периодически кричали бильду что-то типа: «Стас, этот токарь нужен обязательно!»

Потом, с новым дизайном, появилась возможность ставить в онлайны гифки и коубы — они, конечно, сильно разнообразили текст и добавили угара. Их тоже делали и вставляли не ведущие; в запаре мы их успевали посмотреть иногда сильно позже того, как они появлялись.

Больше всего мне запомнился тот драйв, который мы получали от ведения этих пресс-конференций, и их популярность. Что касается сенсаций: главная, которую я помню, — это то, как был помилован Ходорковский в прошлом году. Да и то, это произошло уже после самой пресс-конференции, где-то в кулуарах. В общем, показательно: на самих «прямых линиях» и пресс-конференциях Путин иногда выдавал какие-то яркие фразы, но что-то действительно важное происходило уже без телекамер.

util