24 Декабря 2014, 11:18

Браконьерство в России: что изменил уходящий год

Фото: Андрей Рудаков / East News

WWF отметил ужесточение наказаний за незаконную охоту и обозначил главной проблемой правоприменительную практику

Минприроды и Фонд дикой природы (WWF) подвели итоги 2014 года. В частности, речь шла о поправках в Уголовный кодекс, подготовленных министерством и фондом и принятых Госдумой летом 2013 года. Новая статья 258.1 ужесточила наказание за незаконную охоту — «незаконную добычу и оборот особо ценных диких животных и водных биологических ресурсов, принадлежащих к видам, занесенным в Красную книгу Российской Федерации» — и предусматривает наказания от штрафов до исправительных работ и лишения свободы на срок до семи лет. Первый осужденный по новой статье поплатился за хранение и сбыт шкуры дальневосточного леопарда в августе 2014 года, получив семь месяцев исправительных работ.

В феврале два с половиной года колонии строгого режима по статье 258 УК — «Незаконная охота» — получил житель Приморья, который в мае 2012 года выследил и убил самку амурского тигра с целью продажи ее шкуры; эксперты характеризовали этот приговор как первый за 10 лет случай реального срока за убийство краснокнижного животного.

Один из громких эпизодов незаконной охоты с участием чиновников произошел в январе 2009 года в Горном Алтае, когда в результате крушения вертолета погибли семь человек, в том числе полпред президента в Госдуме Александр Косопкин. Расследование катастрофы показало, что с вертолета велась охота на краснокнижных горных баранов — архаров. В декабре 2011-го дело было закрыто в связи с истечением срока давности. Эпизоды незаконной охоты с участием чиновников происходят регулярно: например, в этом был заподозрен единоросс Николай Валуев: следствие установило, что депутат незаконно охотился на бобра, но решило не заводить уголовное дело, поскольку пришли к выводу, что крупного ущерба животному миру это не причинило. Депутат Госдумы от ЛДПР Владимир Таскаев фигурирует в деле о незаконной охоте на косуль в зоологическом охотничьем заказнике «Богдановичский»; на данный момент дело передано в центральный аппарат СКР, который может ходатайствовать о лишении Таскаева депутатского статуса.

Игорь Честин, директор Всемирного фонда дикой природы, о том, почему неотвратимость наказания за незаконную охоту важнее тяжести приговоров:

— В этом году первый человек получил два года за то, что у него нашли шкуру тигра — первый такой уголовный случай на Дальнем Востоке. Сейчас расследуется еще один — у человека нашли шкуру белого медведя.

За браконьерство в отношении редких животных у нас и так была серьезная ответственность, это всегда было уголовное дело, высокие штрафы — до миллиона рублей, можно было получить условный срок. Если говорить о чиновниках, то там не только они. Чиновник использует свой административный ресурс, а оплачивает все, как правило, бизнесмен. Проблема не в том, чтобы наказание было более строгим, а в его неотвратимости. Важно, чтобы наказания были, и чтобы люди несли ответственность. Они явно не торгуют этими шкурами, и ответственность за браконьерство вполне адекватная, однако вопрос здесь в правоприменении.


По данным Судебного департамента при Верховном суде, всего за первое полугодие 2014 года за незаконную охоту были осуждены 247 человек. Двое из них были приговорены к лишению свободы, шестеро получили условные сроки, двое — ограничение свободы. 23 человека были приговорены к исправительным работам, 36 — к обязательным работам. Оштрафованы были 162 человека, а девять получили «иные меры наказания».

util