25 December 2014, 09:00

Guardian: Обрела ли Северная Корея нового друга в лице президента Путина?

Ким Чен Ын на военном полигоне. Фото: KCNA / AFP

В разгар скандала вокруг взлома компьютеров голливудской студии Sony Pictures Ким Чен Ын получил приглашение из России. Это знак того, что мы вступаем в новую эру гибридной войны и кибератак, за которые никто не отвечает.

Наступил ли век кибервойн? Хакерскую атаку на компанию Sony Барак Обама не стал называть актом военной агрессии со стороны Северной Кореи. Он предпочел описать произошедшее как акт «кибервандализма» и пригрозил «пропорциональными» ответными мерами.

В то время как эксперты гадали, что за ответные меры имелись в виду — и пока неизвестно, что вызвало на этой неделе отключение интернета в КНДР, — в сети были замечены любопытные твиты Тоомаса Хендрика Ильвеса, президента одной из самых маленьких стран в мире, Эстонии.

«Разрушительные кибератаки, как мы видели в случае с Sony, станут глобальной угрозой всем нашим свободам, если мы позволим нас запугать. Свободный и открытый интернет — источник жизненной силы демократии XXI века в мировом масштабе. Ее защита требует сотрудничества всех государств-единомышленников».

Ильвес разбирается в кибервандализме — его страна, входящая в число европейских лидеров по уровню интернетизации, в 2007 году пережила одну из самых громких кибератак в истории. Тогда хакеры на две недели парализовали работу эстонских правительственных и корпоративных сайтов. Эстония отследила источник атак до хакерских группировок в России и выдвинула предположение, что их направляли из Кремля. Российская сторона свою причастность отрицала. Позже Эстония разместила на своей территории центр кибербезопасности НАТО, а несколько лет спустя международная команда экспертов составила документ, озаглавленный «Таллиннский справочник по международному праву, применимому к кибервойне», в котором была сделана попытка разобраться, как киберпреступникам удается преодолевать преграды системы международной безопасности, и что можно предпринять в ответ. Широко обсуждается вопрос о том, можно ли приравнять кибератаку к вооруженному нападению. Ясных ответов нет. По всей видимости, их поиск продолжится, а критерии будут уточняться с каждым новым инцидентом.


Тоомас Хендрик Ильвес. Фото: личная страница в Facebook

Выбор Эстонии в качестве цели был связан не с фильмом, обидевшим Россию, а с решением властей Таллинна переместить советский памятник героям Второй мировой войны. Это решение вызвало массовые волнения среди этнических русских в Эстонии и взрыв возмущения у националистических групп в России, таких как молодежная организация «Наши», которая впоследствии взяла на себя ответственность за серию антиэстонских кибератак, хотя никаких доказательств предъявлено не было.

Налицо параллели между эстонским «кибервандализмом» и хакерским нападением на Sony.

Сейчас Северную Корею обвиняют в попытке цензурировать кино в Соединенных Штатах — тогда Россию критиковали за попытку шантажом заставить соседнюю страну не трогать советский исторический монумент на своей территории. Неудивительно, что эстонскому президенту небезразличны атаки против Sony — он лучше многих осознает их значение в контексте защиты свободы самовыражения и государственного суверенитета.

Нападение на Эстонию в некотором смысле была опаснее атаки на Sony, потому что она на время вывела из строя некоторых государственных учреждений. Но и в случае с Sony на карту было поставлено больше, чем благополучие одной частной компании. Под угрозой оказался весь Голливуд, который многие считают одним из источников американского влияния в мире. Кибервандалы играют на так называемом «принципе отрицания, убеждающего в противном». Их цель состоит в том, чтобы причинить ущерб или заставить противника уступить их требованиям без необходимости открыто признать ответственность за атаки. Такая стратегия в целом соответствует тому, что китайский воин-философ Сунь Цзы называл высшим мастерством военных действий: «заставить врага сдаться без боя». Отказ от проката фильма означал чистую победу хакеров и их стратегии запугивания.

Совершенно так же, как сейчас КНДР отрицает причастность к атаке на Sony, Россия бóльшую часть уходящего года отрицает прямое участие в вооруженном конфликте на востоке Украины.

Москва действует через посредников и проводит тайные военные операции, а Северная Корея использует хакеров, которых трудно выследить. Наступает новая эра гибридной войны и кибератак, за которые никто не отвечает. И может быть поэтому когда в разгар скандала вокруг Sony Владимир Путин внезапно пригласил посетить Россию северокорейского лидера Ким Чен Ына, это не вызвало большого удивления.

Если они встретятся, у них, без сомнения, состоится интересный разговор, они обсудят опыт применения своих стратегий и то, как на них реагируют в мире. Возможно, будет упомянут и Сунь Цзы.

Натали Нугайред — экс-редактор Le Monde, ведет колонку о международных отношениях в The Guardian

util