26 Декабря 2014, 13:00

Ольга Курносова: «Политикой лучше заниматься на свободе, чем в тюрьме»

Ольга Курносова. Фото с личной страницы в Facebook

Эмигрировавшие в Украину российские активисты создают организацию, которая будет помогать соотечественникам, покидающим Россию по политическим мотивам. Одна из инициаторов проекта активистка Ольга Курносова рассказала Открытой России, что надо делать для того, чтобы украинские власти не отказывали россиянам в убежище, и можно ли оставаться российским политиком, живя в Киеве

Проект, который мы создаем, предполагает несколько приоритетных видов деятельности — это политическое направление, образовательное направление и помощь тем, кто переселяется в Украину.

Те, кто сейчас уезжает в Украину, делает это по политическим мотивам, и среди них достаточно много людей, которые активно занимались политикой в России. Когда мы в первый раз организовали собрание, мы не знали всех, кто к нам придет, и предполагали, что люди обратятся скорее всего за конкретной помощью — по адаптации, по решению каких-то нужд. И в числе прочих вопросов я спросила собравшихся: кого интересует политическая часть проекта? Большинство подняло руки, что их интересует политическая составляющая. Меня это чрезвычайно обрадовало.

Мы уехали сюда не потому, что нам наплевать на то, что будет происходить в России в дальнейшем. Многие из нас (и в частности, лично я) уехали не навсегда и рассчитываем, что обязательно вернемся в Россию — в тот момент, когда наше присутствие станет критически важно для нашей страны.

Мы здесь собираемся в том числе для того, чтобы думать, каким образом можно ускорить изменение ситуации в России, смену существующей системы власти. Еще будучи в России, мы констатировали, что проблема именно в системе власти, а не в персоне Путина, и в сегодняшних условиях не имеет значения, кто именно находится наверху. Поскольку нужно менять систему, очень важно говорить о том, какие основные вещи должны быть в новой России — это важнее, чем называть конкретные фамилии. Так получается, что мы все время ругаемся из-за конкретных фамилий, обсуждаем — за какого президента хотим или нет голосовать, но ведь гораздо важнее, что мы будем делать с новым президентом, как новый президент изменит ситуацию в стране, какие основные вещи он будет продвигать. И это важно сформулировать, подробно проработать. В этом политическая составляющая нашего проекта.

Вот некоторые контуры той новой России, которую мы видим в будущем. Должна быть развитая прямая демократия. Уже существующие системы голосования, в том числе электронные, позволяют легко проводить референдумы по совершенно разным вопросам. Без развитой прямой демократии не удастся перезапустить страну, чтобы ликвидировать катастрофический разрыв между самим государством и населением, которое никак не может стать гражданами. Власть должна быть абсолютно прозрачной и подконтрольной обществу.

Есть простые вещи, которые уже кем-то где-то сделаны — изобретать велосипед не надо. Надо брать то лучшее, что есть в мире и применять в нашей стране. Это простая формула. Например, в Эстонии каждый трансферт бюджетных средств становится сразу доступен для всеобщего обозрения. При такой системе не будет государственной коррупции просто потому, что она не сможет возникнуть. Другой пример: в Швейцарии президент избирается на год, его функции минимальны, и поэтому не играет никакой судьбоносной роли избрание президентом конкретной персоны. Есть и много других очевидных вещей, в том числе выполнение нашей старой Конституции, где установлено, что недра принадлежат народу, а доходы от них собираются в какой-то фонд — наподобие норвежского нефтяного фонда, который находится в общей собственности норвежцев, и его средства расходуются на социальные нужды.

Собрание политических беженцев из России в Украине. Фото с личной страницы Ольги Курносовой в Facebook


Второе направление нашего проекта — образовательное. Сегодня им занимаются ребята из Свободной школы сопротивления, которая была создана гражданскими активистами в Москве зимой 2012 года. Некоторые из них переехали в Киев, и мы приняли решение объединить наши усилия. Школа организует различные лекции, которые читают эксперты и специалисты — от лекций, рассказывающих о том, что делать человеку, переезжающему в Украину, до лекции по культуре, экономике, истории и так далее.

Третье направление — помощь людям, переезжающим в Украину, в их социализации. Это работа правозащитная, и, может быть, в чем-то социальная.

Приехав в Украину, человек может формально подать документы в миграционную службу любого региона, где он оказался, но при этом столкнуться с тем, что местные чиновники просто не понимают, с чем они имеют дело и что им следует делать. Поэтому нам надо разработать определенный шаблон действий в такой ситуации, установить простые правила. К примеру, если человек уезжал в спешном порядке и не имел возможности собрать какие-то официальные документы, подтверждающие его уголовное или административное преследование — чем их в этом случае можно заменить? Как вариант — имеющимися публикациями в прессе, свидетельствами людей из России, которые могут подтвердить эти сведения. Такой шаблон необходимо не только разработать, но и согласовать с представителями миграционной службы и другими украинскими органами власти: совместно определить четкие критерии, что может являться необходимой доказательной базой для получения статуса беженца. Но они не должны придумывать за нас эту систему.

Чтобы обсудить с заинтересованными ведомствами, как правильно себя вести соискателю убежища, чтобы избежать ситуации с отказом и последующих судебных тяжб, мы планируем провести в Верховной раде круглый стол. Мы сотрудничаем с депутатами Рады и надеемся, что удастся минимизировать бюрократические проволочки, возникающие из-за фактора чиновников и усиленных проверок россиян, связанных с тем, что наши страны, к несчастью, воюют. Несмотря на это, есть политическая воля к упрощению процедур легализации, и мы готовы совместно с депутатами работать, чтобы ребята скорее уже могли здесь себя почувствовать как дома (в хорошем смысле этого слова), и приносить пользу Украине и той новой России, на которую мы вполне рассчитываем.

Также мы открыты для сотрудничества и уже взаимодействуем с местными правозащитными организациями, которые занимаются вопросами беженцев.

В Украине находится достаточно много беженцев из России. За последнее время более сотни человек обратились с просьбой о предоставлении политического убежища. Но многие из переехавших сюда не просят убежища, а пытаются социализироваться другими путями, например, получить вид на жительство. Однако пока нет единого центра, и общей статистики никто не ведет, и пока мы знаем только про тех людей, чьи истории попали в СМИ и тех, кто участвует в тематических группах в Facebook.

И наш проект создан в том числе для того, чтобы едущим в Украину людям было куда обратиться и получить совет тех, кто уже прошел этот путь и может поделиться своим опытом. Самое главное — поднять флаг, чтобы люди понимали, где они могут получить содействие и где им подскажут, что делать дальше — от вопросов, связанных с получением убежища, до чисто социальных вещей вроде помощи с трудоустройством или регистрацией, в том числе для тех переселенцев, которые ориентируется именно на получение вида на жительство.

Часто причины, по которым люди уезжают из России в Украину — это риск политически обусловленного уголовного преследования или же уже открытые уголовные дела. Таких уголовных дел на самом деле оказалось гораздо больше, чем я прежде думала. Сидя в Москве, мы плохо представляем себе ситуацию в регионах — а там уголовные дела заводятся легче, чем мы привыкли думать. И если москвичи могут переезжать просто потому, что дышать стало невозможно, то ребята из российских регионов переезжают, когда совсем все плохо, когда уже есть уголовные дела. Здесь у нас весьма обширная география беженцев с уголовными делами — Сахалин, Челябинск, Нижний Новгород и так далее. Причем переезжают далеко не все, кто подвергается уголовному преследованию: если человек обременен семьей, если у него есть дети, то он не сможет буквально взять рюкзак и приехать на пустое место — в его случае надо понимать хотя бы то, где будешь жить первое время. В этом наш проект также будет помогать.

Когда мы заявляем свою готовность взаимодействовать с украинскими властями, мы говорим также о том, что благодаря нашим российским связям и возможностям мы можем оперативно проверить конкретного человека и его обстоятельства, чтобы не допустить проникновения в Украину под видом беженцев реальных преступников. Мы понимаем свою ответственность перед Украиной, фактически находящейся в состоянии войны с Россией, и говорим, что готовы взять на себя функцию помощи по проверке приезжающих людей. Это важно, и мы должны нести такую ответственность.

Я считаю, что возможно заниматься российской политикой, будучи в Киеве. Мне кажется, что ей лучше заниматься на свободе, чем в тюрьме — на свободе в Киеве, пользуясь современными средствами коммуникации, чем в России в тюрьме.

Помимо этого, на сегодня в Украине гораздо более зрелое, чем в России, гражданское общество и широкое волонтерское движение, которое позволяет достаточно легко решать те многие вещи, к решению которых непонятно, как подступить у нас. И еще здесь другое настроение, другой настрой у людей — они добрее.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дженни Курпен: Украина годится только в качестве перевалочного пункта

util