29 Декабря 2014, 14:17

«На сходе за Навального будет много народу, и вполне возможно, будут провокации». Контакты Объединенного штаба правозащитных организаций

Акция в поддержку Алексея Навального у здания Госдумы РФ и на Тверской улице, 18 июля 2013 года.

Фото: Иван Новиков / AFP

Руководитель отдела по связям с общественностью фонда «Общественный вердикт» Олег Новиков советует на всякий случай записать номера горячей линии Объединенного штаба правозащитных организаций, который будет работать в Москве 30 декабря

Объединенный штаб правозащитных организаций работал во время всех крупный протестных акций последних лет. В Объединенный штаб входят юристы «Мемориала», «Общественного вердикта» и других правозащитных организаций, адвокаты, с которыми мы сотрудничаем по административным делам. Сейчас мы вновь решили объединить свои усилия, создать горячую линию, так как ожидается, что на мероприятии в поддержку Навальных будет много народу, и, вполне возможно, будут провокации — как непосредственно со стороны властей, так и со стороны каких-то специально засланных к протестующим людей.

Граждане и до мероприятия, и во время него могут звонить на нашу горячую линию, получать необходимые консультации. В случае грубого нарушения прав задержанных мы будем организовывать выезды адвокатов в отделения полиции. Но это именно в случае грубых нарушений, так как при массовых задержаниях у нас просто не хватит ресурсов, не хватит адвокатов для того, чтобы организовывать выезды в ОВД просто по самому факту задержания. Но в случае незаконного применения насилия (а это грубое нарушение прав задержанных) мы будем находить возможность отправлять адвокатов с ордерами.

Если вспоминать опыт работы Объединенного штаба, то самым тяжелым днем было 6 мая 2012 года. В тот день задержанные звонили целыми автобусами,

мы по телефону переписывали данные десятков задержанных, к ним выезжали адвокаты, которые сперва добивались того, чтобы людей выпустили, а потом представляли их интересы в судах. Потом мы уже вели и уголовные дела — в частности, по Михаилу Косенко, Федору Бахову, и некоторое время по Степану Зимину, пока у него не сменился адвокат. Мы занимались и нарушениями в связи с акциями ЛГБТ-активистов, феминисток, зоозащитников. Мы вообще стараемся следить за всеми акциями, до сих пор ведем многие административные дела по задержаниям.

Задержание активиста у здания Замоскворецкого суда во время протеста против «Болотного дела», 21 февраля 2014 года.

Фото: Михаил Листопадов / AFP

Занимались мы и нарушениями в связи с народным сходом, посвященным приговору Навальному по делу «Кировлеса». Эта акция состоялась 18 июля 2013 года — предполагалось, что она пройдет на Манежной площади, но площадь была перекрыта, и люди собирались на Тверской лице, на Охотном ряду. Тогда тоже было много нарушений, были липовые протоколы, людям приписывали, что они якобы держали транспаранты с совершенно бредовыми текстами. Причем один и тот же плакат с одинаковым содержанием полицейские обнаруживали и у Сергея Пархоменко, и у многих других граждан. В тот день было много задержанных, много незаконных, произвольных действий, некоторые штрафы в административных судах нам удалось отбить.

Поскольку на массовых мероприятиях работают в основном ОМОН и подразделения полиции ЦАО Москвы, больше всего случаев нарушений, конечно, на их счету. Но когда привозят сотрудников МВД из других регионов, как было 6 мая 2012 года, нарушения бывают и более грубые, вплоть до избиений — то есть совсем уж запредельные вещи, подпадающие под уголовную статью. Но потом этих сотрудников региональных подразделений МВД практически невозможно найти.

Будут ли 30 декабря привозить сотрудников полиции из других регионов — сложно сказать. Но если есть установка властей всех «винтить», препятствовать мирному волеизъявлению граждан, в любом случае будут нарушения.

Телефоны Объединенного штаба: +7(495)951-12-01; +7(916)858-30-53; +7(916)858-29-77.

UPD 29 декабря, 18:37 мск

Фонд «Общественный вердикт» сообщает, что Объединенный штаб будет работать 30 декабря, но в силу авральных обстоятельств «с адвокатами сложно».

util