25 Января 2015, 21:21

Российская экономика в 2015 году. Разговор с профессором Sciences Po Сергеем Гуриевым. Санкт-Петербург, 25 января

Расшифровку разговора Сергея Гуриева с петербуржцами читайте здесь

Россия вступила в 2015 год на фоне продолжающегося снижения мировых цен на нефть, падения курса рубля, роста инфляции и экономических санкций со стороны стран Запада. Что ждет российскую экономику в наступившем году? Станет ли он годом серьезного кризиса? Надолго ли хватит резервов власти? Какими могут быть политические последствия экономического спада?

На эти и другие вопросы в ходе прямого общения с петербуржцами 25 января ответил известный экономист Сергей Гуриев — бывший ректор Российской экономической школы, ныне профессор экономики парижской Школы политических наук (SciencesPo).

Телемост организован Открытой Россией в рамках серии ежемесячных дискуссионных мероприятий в Санкт-Петербурге. Во встрече приняли участие представители четырех политических партий: РПР-Парнас, «Яблоко», Партия Прогресса и «Гражданская платформа».

Цитаты

— Ситуация на самом деле очень тяжелая. Консенсус-прогноз развития российской экономики в 2015 году драматический. В целом сегодняшний прогноз рынка предполагает примерно 5-процентный спад в 2015 году.

— Есть три ключевых фактора: во-первых, это, собственно, структурные проблемы российской экономики, тот самый пресловутый инвестиционный климат; это проблемы, которые появились и накопились до украинских событий. Кроме этого, российская экономика страдает от санкций, которые были наложены европейскими и американским правительствами. И третий фактор — это снижение цен на нефть примерно в два раза за последние несколько месяцев.

— Россия могла бы продолжать расти, если бы предприниматели знали, что власти борются с коррупцией, а не способстуют коррупции, что силовые органы не занимаются рэкетом, а наоборот, защищают их.

— Когда власти поняли, что социальные обязательства выполнить невозможно, процветание больше не является простым и легким и нужны другие источники легитимности, аннексия Крыма помогла решить эти проблемы, пусть и в краткосрочной перспективе.

— Проблема Крыма привела к санкциям; это было вполне ожидаемо, но российские власти, очевидно, не проанализировали, насколько санкции могут быть болезненны.

— До сих пор Америка и Европа пока не наносили таких ударов, какими они постоянно угрожают; скорее всего, рынки по-прежнему боятся, что против России, ее компаний и банков будут введены по-настоящему жесткие меры.

— Так называемые газовые контракты с Китаем — это не контракты, а меморандумы о взаимопонимании и протоколы о намерениях. Мы не видим, что китайское правительство готово поддерживать российскую экономику, готово из-за России ссориться с западными партнерами.

— Французский банк BNP—Paribas, который нарушал американский режим санкций против Ирана, заплатил штраф в 9 млрд. долларов. Любой китайский банк, который раздумывает, не помочь ли российским компаниям, попавшим под санкции, теперь понимает, чем он рискует.

— Санкции усиливают эффект цен на нефть, и падение цен на нефть усиливает эффект санкций. Если нефтяная страна в тяжелой ситуации, она может занять денег на внешнем рынке, переждать тяжелое время. К сожалению, западные и глобальные финансовые рынки для российского государства закрыты.

— Мы ничего не можем сделать с ценами на нефть, но мы можем изменить внешнюю политику, чтобы договориться о снятии санкций, и провести те реформы, которые столько раз обещали и Медведев, и Путин.

— Будут ли проведены реформы? Я думаю, что нет. Всем очевидно, какие меры необходимы, чтобы в России был более быстрый экономический рост, но и всем очевидно, почему эти меры не принимаются. Казалось бы, для любого режима важно увеличить общий размер пирога. Но режим выбирает более высокую вероятность остаться у власти, пусть и в падающей экономике.

— Не удивительно, что реформы, связанные с развитием конкуренции, защитой прав собственности, борьбой с коррупцией не нравятся сегодняшней власти, потому что они подрывают основу этой самой власти.

— Основной план выхода из кризиса заключается в том, чтобы ничего не делать. Ждать, пока повысятся цены на нефть, и надеяться, что будут сняты санкции.

— К середине 2016 года Резервный фонд будет потрачен полностью.

— Российская власть доказала, что она может предпринимать самые неразумные действия в области внешней политики и в области экономической политики внутри страны. К их числу можно отнести и продовольственное эмбарго, введенное летом 2014 года, и совершенно непонятную сделку с облигациями «Роснефти», которая, видимо, явилась спусковым крючком паники на валютном рынке в середине декабря.

— Мы можем столкнуться с ситуацией 1998 или 1991 года, когда в России началась банковская паника. Какие банки устоят, какие — нет, — совершенно непонятно, потому что на помощь банкам может прийти только правительство, а у правительства сегодня огромные бюджетные проблемы, и непонятно, кого оно сможет, а кого не сможет спасти.

— Если цена на нефть упадет до 30 долларов и продержится на этом уровне год, думаю, что решение будет принимать другое правительство.

— Любой, даже немолодой человек, скорее всего, увидит Россию свободной и демократической. Это не такое уж отдаленное будущее.

— Сберегать деньги сегодня трудно. Вложить деньги в обучение — хорошая идея, потому что это то, что никакой капитан ФСБ отобрать у вас не сможет.

— Все режимы такого рода до самого последнего дня считают, что им ничто не угрожает. За два дня до того, как Чаушеску погиб, он считал, что у него стопроцентная поддержка народа.

— Режим устроен таким образом, что он перераспределяет бремя санкций с тех людей, которые принимают решения, на всех граждан России. Но надо понимать, что никаких других инструментов у европейских и американских правительств нет и они вынуждены вводить эти санкции. Каждый погибший мирный житель Мариуполя — это все большая вероятность того, что санкции будут усиливаться.

— Сплотится ли российский народ вокруг Путина? Я думаю, что каждый пункт инфляции будет заставлять людей задумываться о том, почему мы страдаем, а они, во властных коридорах, живут очень хорошо.

— Я думаю, что сегодня единственный способ сохранить деньги — это перевести их в валюту и хранить их в сейфовой ячейке или под матрасом.

— Те, кто считает, что Россия обречена быть коррумпированной и недемократической страной, с моей точки зрения, являются расистами, они считают, что россияне — это люди второго сорта. Я думаю, что российский народ — такой же народ, как и все другие, он может стать богатым, свободным, демократическим и некоррумпированным.

— Мы видим, что корабль плывет на айсберг, а на капитанском мостике никого нет. Ключевая составляющая экономической стратегии — это бюджет. Мы видим, что бюджета фактически нет.



СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

В 2015 году доходы россиян сильно сократятся

util