12 Января 2015, 18:43

«Я вышел на Манежку, чтобы не быть соучастником»

Сотрудники полиции задерживают предполагаемого нарушителя порядка на Манежной площади в Москве, 30 декабря 2014 года.

Фото: Алексей Белкин

Тверской суд приступил к рассмотрению десятков дел по задержаниям 30 декабря. Открытая Россия попросила людей, ставших обвиняемыми по этим делам, рассказать о подробностях их задержаний, о том, чего они ждут от суда и почему они вышли на Манежную площадь

12 января в Тверском районном суде Москвы начались процессы тех, кто был задержан 30 декабря во время народного схода на Манежной площади. Эта акция была посвящена приговору братьям Алексею и Олегу Навальным по делу «Ив Роше». Судебные заседания намечены и на 13, 14 и 19 января.

В понедельник судья Алеся Орехова вынесла решение в отношении Руслана Самарина, признав его виновным по статье 19.3 КоАП РФ (неповиновение требованию полицейского) и оштрафовав на 1000 рублей, пишет «Медиазона» со ссылкой на пресс-службу суда. Рассмотрение дела другого задержанного, Михаила Городецкого, было отложено до предоставления в суд необходимых документов, поскольку он является членом участковой избирательной комиссии с правом решающего голоса. Кроме того, на рассмотрение судьи Ореховой поступили материалы еще 28 дел; «вопрос об их рассмотрении решается судьей в зависимости от того, надлежащим ли образом оформлены материалы и уведомлены граждане», сообщили в пресс-службе суда.

В первой половине дня Тверской суд перенес назначенное на 12 января рассмотрение административных дел, которые не успели поступить из ОВД «Арбат», в том числе дело гражданского активиста Дмитрия Алешковского и гражданина Турции Джошкуна Алана.

Ранее 31 декабря судья Сергей Криворучко приговорил к 15 суткам административного ареста оппозиционного активиста Михаила Кригера и гражданина Украины Романа Немучинского.



Задержанные граждане в отделе полиции, 30 декабря 2014 года.

По данным «ОВД-Инфо», всего во время акции было задержано 255 человек, из них большинство отпустили сразу же без составления протокола о правонарушении. Около 70 человек из числа доставленных в ОВД «Арбат», «Пресненский», «Красносельский», «Мещанский» и «Хамовники», были обвинены по статье 19.3 КоАП. В ОВД «Хамовники» людей освободили после вмешательства председателя президентского совета по правам человека Михаила Федотова, остальные провели в отделах ночь и были отпущены на следующий день под обязательство о явке.

Как задерживали людей и в чем их обвиняют

Член избирательной комиссии Михаил Бонч-Осмоловский, доставленный в ОВД «Красносельский», написал в Facebook: «Мне повезло, меня одного просто отпустили из ОВД. Других ребят кто был со мной, не выпустили, шьют 19.3, неповиновение, арест до 15 суток. Чувство поганое. Наглые менты в ОВД говорили с улыбкой: „да, мы нарушаем закон и будем нарушать“. Нам надо быть организованней и нас должно быть больше, и это зависит от нас».

Задержанный Михаил (некоторые из опрошенных Открытой Россией просили не публиковать их фамилии) процитировал протокол, составленный на него в ОВД «Красносельский»: «В составе группы из 250 человек не подчинялся законным требованиям полиции освободить улицу, выкрикивал лозунги политического содержания». Михаил стоял вместе с другом на Тверской, и, когда полиция начала уводить людей вверх по улице, они медленно пошли в общем потоке в сторону, где обстановка была спокойнее; после этого их без объяснения причины задержали сотрудники ОМОН и, применяя физическую силу, затолкнули в автозак.

Другого человека омоновцы забрали, когда он стоял вместе с двумя девушками возле выхода из метро. Официальная причина задержания — неподчинение просьбе полицейского не выкрикивать лозунги.

Рапорт о задержании человека возле Манежной площади.

Вот выдержка из протокола, составленного в ОВД «Пресненский» в отношении задержанного Евгения: «30 декабря 2014 года в 21:00 по адресу г.Москва, ул. Тверская, д.4 гражданин (имя есть в распоряжении редакции. — Открытая Россия) около здания Государственной думы, у выхода из подземного перехода, в составе группы граждан, в количестве, примерно 40 человек перегородили пешеходный переход и мешал проходу граждан по тротуару, на неоднократные требования сотрудников полиции прекратить свои действия и освободить тротуар не реагировал, то есть совершил административное правонарушение, предусмотренное частью 1, статьей 19.3». По словам Евгения, в протоколе неверно указаны место и время задержания: его вместе с тремя друзьями посадили в автозак полутора часами ранее, в 19:30. В момент задержания молодые люди шли по тротуару, они не кричали, не размахивали руками. «Нас никто ни о чем не предупреждал, просто к нам подошли и забрали. Вели настойчиво, но не жестко. На наши требования объяснить нам наши правонарушения и представиться они не реагировали», — рассказал Евгений.

«Стоял на улице Тверской около выхода из метро. Подошел ОМОН, попросил освободить проход, я освободил (отошел на несколько метров), после чего меня снова попросили освободить проход, я снова отошел на несколько метров, после чего сотрудники ОМОНа попросили меня пройти с ними», — описал обстоятельства своего задержания обвиняемый в неподчинении требованиям полиции Роман Тен. «Пришел, встал на углу Тверской и Охотного Ряда, простоял минут 5-10, подошли два омоновца, предложили пройти в автозак. Прошел, сел, поехал», — рассказал другой обвиняемый, программист Валентин Левитов.

Петр Пухальский стоял возле дома на Тверской улице и разговаривал по телефону. «Подошли со спины двое мужчин, взяли под руки и увели в автобус. В протоколе написано, что я в составе группы 40 человек мешал проходу граждан в подземный переход», — говорит Петр.



Протокол об административном правонарушении в отношении одного из задержанных.

Еще одного человека задержали на Тверской, когда он стоял и беседовал с товарищами: «Подошел омоновец, взял за локоть и провел в автозак». Его доставили в ОВД Мещанский и обвинили в неподчинении и выкрикивании лозунгов.

Александр Чумаченко около 20:00 вышел из метро «Тверская» и дошел до пересечения с Театральным проездом. Там было мало людей, и Александр, предполагая возможность задержания, пошел обратно, постояв пять минут. В этот момент со стороны группы омоновцев прозвучало: «Вот этого давай!», и Александра потащили в автозак. «Там уже сидело около 20 человек, в том числе ребята в спортивных костюмах с георгиевскими лентами (было ощущение, что они из регионов). Это были одни из тех, кто устраивал провокации. В автозаке по традиции сидели 2 часа. Замерзли жутко. Просили включить отопление, водитель включал на 5 минут, бухтя под нос „кто мне бензин покупать будет“, и выключал. В ОВД этих ребят в спортивных костюмах сразу отпустили. Нам сказали, что они журналисты», — рассказал Александр. Он и еще 12 человек провели в ОВД «Красносельский» ночь. В протоколе Чумаченко написали, что он «кричал лозунги за Навального и мешал проходу».

Адвокат Елена Романова, которая курировала «Красносельский» ОВД, сообщила в своем отчете: «Задерживали абсолютно случайных людей. Мужика с шампанским и конфетами — шел с друзьями встречать Новый Год. Многие даже не знают, кто такой Навальный. Просто на выходе из метро отлавливали».

Сотрудники полиции на Манежной площади, 30 декабря 2014 года.

Фото: Филипп Киреев

«Хватали всех подряд, — также пишет в Facebook Юрий Вильнид, проведший ночь в Мещанском ОВД. — Со мной сидел эстонец, который шел к себе в гостиницу. Семья из 3 человек (отпустили) — схватили сына, а мама с папой — за компанию». Вильнид описал и свое задержание: «Я был обычным прохожим — никаких плакатов, никаких выкриков, никаких „неподчинений“». Никаких «добрый день, я старшина такой-то...». Просто — «пройдемте с нами». Рапорта — фальшивые. Задерживают одни. Пишут (лжесвидетельствуют) другие«.

Идти на суд или не идти

Многие из опрошенных Открытой Россией людей, которые были задержаны 30 декабря, не намерены принимать личное участие в судебном разбирательстве.

Евгений принял решение не ходить после консультации с юристами: «Во-первых, данное „обязательство“ о явке в полицию (которое задержанные подписывали перед освобождением из ОВД, — Открытая Россия) не является каким-либо документом, предусмотренным Административным кодексом. Во-вторых, в таком случае шансы быть арестованным гораздо ниже. А раз так, то я решил, что могу провести время с гораздо большей пользой на свободе».

Сотрудники полиции заполняют рапорты о задержании, 30 декабря 2014 года.

Не намерен участвовать в суде Валентин Левитов. «Почему? Потому что понимаю, что имею дело с системой штамповки приговоров, не вижу смысла в своем присутствии, а еще боюсь нахамить „судье“, и получить за это реальные сутки заключения, плюс к штрафу», — говорит он. Не пойдет на суд и Михаил: «Потому что никакой возможности доказать свою невиновность или призвать к справедливости я не вижу».

Не верят и не рассчитывают на справедливость суда Роман Тен, Александр Чумаченко и задержанный из Мещанского ОВД — они не будут принимать участие в разбирательстве. «Про справедливость суда речи даже и не идет», — согласен с ними Петр Пухальский, который пока не решил, идти ему или нет.

Артур Анаян решил явиться в суд: «На суд пойду, так как не боюсь. Попытаюсь донести свою позицию. Может быть, я излишне наивен, но иду, чтобы добиться справедливости, то есть доказать свою невиновность». «Я намерен пойти, потому что надо сопротивляться, но на справедливость не рассчитываю», — говорит другой человек, который сидел в Красносельском ОВД.

Почему мы вышли на Манежную площадь

Евгений: «30 декабря я пошел на Манежку, чтобы выразить свое отношение к той несправедливости, которую творит нынешняя коррупционная власть против людей, несогласных с ней, неугодных ей».

Сотрудники полиции задерживают предполагаемых нарушителей порядка на Манежной площади в Москве, 30 декабря 2014 года.

Фото: Георгий Малец

Роман Тен: «Для усмирения своей совести. Для того, чтобы я мог себя успокаивать в дальнейшем, что не сделал вид, что случай с Олегом Навальным — это нормально и так и должно быть. Для того, чтобы хоть как-то выразить свой протест. Для того, чтобы когда я буду слышать всякое „если не Путин, то кто?“, успокаивать себя, что я все же сделал мизерную попытку для появления конкуренции текущей власти».

Валентин Левитов: «Пошел потому, что пребывал и пребываю в ярости от неправосудного приговора Навальным».

Петр Пухальский: «Я вышел, конечно, не только за Навальных. Вышел, прежде всего, за себя и за тех, кто не пришел. И даже за тех, кто нас задерживал, оформлял и так далее. Как-то мерзко и стыдно стало после вынесенного приговора. Такой дешевый „развод“ гопниками в подворотне».

Артур Анаян: «Не люблю, когда совершается несправедливость, будь то в отношении родных людей или мне незнакомых».

Михаил: «Я вышел, чтобы поддержать Алексея и Олега Навальных и принять участие в народном обсуждении приговора. Я нахожу его несправедливым, дела никакого нет. Во время суда было огромное количество нарушений».

Александр Чумаченко: «Я вышел, так как хотел показать, что я не соучастник данного приговора против братьев Навальных. Чтобы показать, что мы видим, что делает власть, и нам не все равно. Вышел, так как если не выйти в этот раз, то следующего раза может не быть, так как если опустить руки, то сажать будут всех. За пост в Фейсбуке, за шутку другу про президента».

Сотрудники полиции задерживают предполагаемого нарушителя порядка на Манежной площади в Москве, 30 декабря 2014 года.

Фото: Филипп Киреев

Александр Кузнецов (не был задержан), пост в интернете: «Единственный смысл, который вижу для себя и по которому я оказался на Манежке, — глубоко личный, он в том, чтобы сохранить самоидентичность и не смешаться с тем говнищем, в которое окунулась страна и большая часть ее населения за прошедший год. <...> Сохранить хотя бы уважение к себе, если не удалось уберечь страну от этой политической и моральной катастрофы. И я думаю, что большинство пришедших на Манежку видели смысл в чем-то аналогичном, и в этом плане мы достигли своей цели в полной мере».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ОВД-Инфо: идти или не идти на суд по статье 19.3 КоАП — мнение юристов

«Страна без суда — это азиатчина средних веков, а моя страна должна быть иной»

util