13 Января 2015, 09:00

Владимир Мирзоев. Ответ Григорию Заславскому

Владимир Мирзоев. Фото: East News



«Глупо держать змей на своем заднем дворе и думать, что они будут кусать только соседей», — говорит Хилари Клинтон в титрах моего любимого сериала «Родина». Похоже, эта пословица имеет к нам прямое отношение. Столько бесстыдной, токсичной лжи выброшено в пространство за последние годы, что московский воздух стал искажать самые невинные сюжеты.

Речь идет о пьесе Ольги Михайловой «Уравнение», в которой действуют два персонажа Х. и У. (как бы Путин и как бы МБХ).

Вот история этой вещи, как я её помню. Хотя мы тогда жили в другой стране и в даже другой геополитической ситуации — на дворе безмятежный 2013 год.

Моя подруга Люся Улицкая подала идею: сочинить камерный спектакль про МБХ — лучше всего документальный. Я, естественно, поговорил с друзьями из Театра Doc., и мы решили, что это будет хорошо. Но — в Доке производство сугубо социалистическое: волонтеры инвестируют свое время и силы в проект, потом, если повезет, можно заработать на кусок хлеба, без масла, на билетах.

Я подумал: а вдруг Павел Ходорковский не откажется нам помочь — чтобы актеры не выкраивали свободное время, чтобы драматург получил за свои труды немного, плюс мебель, костюмы и прочие мелочи (декораций в Доке, как правило, нет). Позвонил Павлу, рассказал, что вот есть такая мысль — он любезно согласился поддержать проект. Ни о каком контракте речи не было. Я предложил действовать так: «Попробуем написать пьесу, покажем её. Когда будут понятны размеры „бедствия“: сколько персонажей, костюмов и пр., — ещё раз пообщаемся». На том и расстались.

Оля Михайлова приступила к работе над текстом, который сразу «поехал» в другом направлении. Документальная пьеса категорически не получалась. Она получалась игровая, ироничная, условная — притча получалась, а не коллаж из документов, о котором я говорил с Павлом. Я безгранично доверяю потоку жизни и, особенно, драматургам, которые этот поток чувствуют, улавливают с помощью тонких настроек. Я решил: пускай будет фантазийная вещь, главное, чтобы искусство радовало публику и прибавляло смысла в нашу кафкианскую кашу.

Если бюджета не будет — не страшно, мы и так справимся, своими силами.

И вдруг ситуация резко изменилась: по личному распоряжению Путина спецгруппа посадила МБХ в самолет и переправила в Германию. В этих новых обстоятельствах и я сам, и руководство Театра Doc., и актеры засомневались: а не навредим ли мы Ходорковскому в его новых обстоятельствах? Тем более, сюжет пьесы «Уравнение» отчасти предрекал подобное развитие событий. На всякий случай переслали текст пьесы пресс-секретарю МБХ, Кюлле Писпанен. Ответ был обтекаемый — ни да, ни нет. Поэтому я для себя решил — значит, нет. Проект закрыт. Ведь для нас было важно напомнить со сцены о человеке, который уже десять лет сидел в тюрьме непонятно за что. Теперь он, к счастью, на свободе.

P.S. А написал я это в ответ на пост (в ФБ) Григория Заславского. Он рассказал с чужих слов совсем другую историю. Вот такой у нас получается «Расёмон».



Пост Григория Заславского в фейсбуке:

util