13 Января 2015, 19:52

Ночь в полиции: гад-начальник, эволюция генома и дыра в стене

Михаил Кригер (в центре), ОВД «Мещанский». Фото: личная страница Facebook

Участники народного схода 30 декабря рассказали Открытой России и поделились в интернете впечатлениями о предновогодней ночи, проведенной в разных отделах полиции после задержания на Манежной площади

ОВД «Пресненский»

Задержанных на акции людей привезли в ОВД «Пресненский» около 21 часа, затем долго оформляли. По камерам развели уже глубокой ночью, предварительно отобрав запрещенные предметы — шнурки, ремни и телефоны, у кого-то деньги и паспорт. 13 человек заключили в три камеры, мест в которых оказалось меньше, чем требовалось, и в «обезьянник»; посторонних арестантов не было — все с Манежной площади.

Валентин Левитов: «Очень долго оформляли, водили с этажа на этаж. Меня оформили в камеру только часам к 4-5 утра, я до этого успел уснуть в коридоре, сидя на полу. В камере на пятерых нас оказалось шестеро, и одному пришлось спать на полу, на своей куртке. Было холодно: камера не имела собственного отопления, вентиляция представляла собой трубу, ведущую на улицу, а в ту ночь было градусов 15 мороза, если не больше».

Петр Пухальский: «В камерах были загаженные матрасы с подушками и одеялами (запах тошнотный). Выдали одноразовое белье. Его мы постелили на топчаны или полки (не знаю, как точно это называется). Так и спали. Вернее пытались спать».

Евгений: «Когда оформляли, долго не пускали адвоката. К сожалению, настоять на его присутствии смогли только два человека, один из них я. Нам подвезли пару сумок с продуктами и водой (как я понял, это было организовано „ОВД-Инфо“ — как и адвокаты). Ночью во время размещения нам предлагали один раз сухпаек. С моим размещением было немного по-другому, при досмотре у меня забрали шприц-ручку с инсулином, и для того, чтобы я мог ею воспользоваться, меня посадили в „обезьянник“ (с решетками вместо двери), примыкающий непосредственно к комнате, где нас досматривали. Я должен был постучать во врезанное, но закрытое глухое окно, ведущее из „обезьянника“ в комнату досмотра».

Роман Тен: «Сидели в камере с 3 часов ночи. Со мной находилось еще два человека. Интересные, позитивные люди. По приходу в камеру лег спать, проснулся около 8 часов утра — разбудили уборщицы, походили втроем по камере, пообщались. Около 11 часов клетку открыли, и мы смогли ходить в гости в другие камеры, где находились остальные интересные и позитивные люди».

Валентин Левитов: «Где-то начиная с 10 утра стали „выписывать“ по одному, эта процедура тоже затянулась надолго, примерно часа на два: выдача обратно по описи ранее отобранных вещей и подписание обязательства явиться в „суд“ по первому требованию сотрудников полиции».

ОВД «Мещанский»


Артур Анаян, ОВД «Мещанский». Фото: личная страница в Facebook

Юрист Алексей Горинов, пост в Facebook: «19 человек оставлены в отделе полиции Мещанского района до суда, включая граждан Эстонии и Украины. Случай беспрецедентный в моей практике. Все задержанные — стойкие люди. Держались с достоинством и были едины в своей приверженности к соблюдению закона. Таких всегда приятно защищать. Старался сделать все возможное для облегчения их положения. Но получил информацию, что указание поступить с людьми жестко спущено с самого верха. Начальник отдела оказался гадом. Два часа держал меня на морозе, по истечении 3-х часов, когда еще не были возбуждены дела на доставленных, не отпустил людей, а собственноручно распихал их по камерам. Прошу простить, если я сделал что-то не так».

Блогер Черт Четвергов рассказал в Живом журнале, как в ОВД «Мещанский» восемь полицейских сперва два часа переписывали предварительно напечатанный рапорт, а затем «начали заполнять другие, вторые версии рапортов». «Написанный до этого труд в виде большого комка бумаги уничтожили в туалете, рукописи не горят. В рапорте V2.0 мы уже громко выкрикивали антиправительственные лозунги: „Свободу Навальному“, толкались с полицейскими, оттесняли их. <...> Когда (по истечении трех часов, ограничивающих время пребывания человека в полиции без составления протокола о задержании. — Открытая Россия) мы хотели покинуть ОВД, неожиданно прилетел бешеный человек. В штатском. Не представился никому. Сотрудникам он приказал всех растащить по камерам. Надо отметить тот факт, что сотрудники ОВД как-то боязно затаскивали нас, точнее, он собственноручно всех чуть ли не силой распихивал по камерам... Вот такой вот произвол. В следующий раз я тоже одену розовую футболку и буду казаться всем, что я главный в ОВД».

Артур Анаян: «Сидел, как все: в камере на двоих нас было четверо. Было холодно. Толком поспать не удалось, хотя компания подобралась замечательная, было о чем поговорить. Двери камеры не запирали, поэтому мы могли спокойно перемещаться в небольшом коридоре и ходить в туалет».

Степан Яковлев, пост в Facebook: «Я, пожалуй, не поленюсь, напишу про эти посиделки: про классного работягу-уфимца, весело и немного недоуменно оглядывающего это безумное сборище („В Москву к брату приехал, в Башкирию вернусь — будет, о чем рассказать!“), про эстонца, попавшего за то, что мимо шел и просидевшего на киче свой самолет домой („Да какое консульство! Они ж там спят все!“), про забавного хипстера, про Мишу Кригера („Этих, после люстрации? Не, я их к себе не возьму, у меня бульдозеры, там умение нужно!“), про тезку-сержанта, который вдруг обнаружил, что он на работе подделывает документы. Еще там был отличный Черт с бородой, прекраснейший Вася — учитель химии („С детьми проще: те проблемы, которые с ними возникают, — это естественные проблемы, их просто нужно решить, и всё. А вот проблемы взрослых — в большинстве своем противоестественные“)». Рассказ Степана о его приключениях 30 декабря можно прочитать здесь.

Фото: Артур Анаян / Facebook

Юрий Вильнид, пост в Facebook: «Кстати, Рома Немучинский очень интересный парень — мы с ним обсудили книги по эволюции генома, „ружья, микробы и сталь“». (Роман Немучинский — задержанный на Манежной площади украинец, получил 15 суток административного ареста. — Открытая Россия)

Блог Черта Четвергова: «Был экстремальный сон... Под утро все замерзли. Комплект постельного белья выглядел, как строительная пленка. <...> Еды от ОВД мы так и не получили. Вся еда, которой мы питались, — это была заслуга волонтеров и людей, которые томились на свободе».

Артур Анаян: «С утра было самое ужасное — это ожидание. Потому что еще с вечера сказали, что повезут в суд с утра. И вот до 13 часов мы были в постоянно подвешенном ожидании. Скорее хотелось в суд».

Юрий Вильнид, пост в Facebook: «Не будет преувеличением сказать, что, как и 100 лет назад, по политическим статьям сидит интеллектуальная элита России — сценарист, музыкант, программист, режиссер, юрист... Оказаться в такой компании на несколько часов — удовольствие».

Степан Яковлев, пост в Facebook: «Вышел около двух часов дня, суд 14-го, 19:30. Вы не представляете, какое вам спасибище за разрывающийся от смсок и звонков телефон. Это реально держит на плаву. Спасибо таинственному Деду Морозу (или Снегурочке), накормившему мой телефон двумястами рублями: я все спустил на медленный интернет в камере. <...> Михаил Кригер попал на 15 суток, его привезли к нам в ОВД обратно, когда мы уже выходили. Это зло и подлость. Миша в ОВД умудрился навести закон и порядок, а потом сел. Спасибо вам. Я говорил, что подарки будут тем, кто посидел в автозаке? Я получил эти подарки — ваши бесчисленные „что сделать?“ и „помощь нужна? я сейчас!“. Это круче всего, что только можно подарить».

ОВД «Красносельский»

Александр Чумаченко: «В ОВД всех привели в общий зал, откуда уже каждый уходил с сотрудником. На просьбу позвать адвоката, который специально приехал, полицейские отшучивались — говорили, не знаем никакого адвоката и так далее. Все сотрудники практически ничего не знают о политической жизни страны, спрашивают, зачем мы американцам продались, но в целом позитивные. Правозащитники привезли нам много пакетов с едой, за что им огромное спасибо. Когда меня вели в камеру, я встретил в коридоре семью китайцев (их забрали за продажу фейерверков), в шоке наблюдающих, как пьяный солдат дерется с полицейским. Полицейский заламывал руку солдату, а солдат вырывался и заламывал полицейскому со словами: „Не так, ты, брат, делаешь, надо вот так“. Всю ночь брали отпечатки пальцев, выводя каждого по отдельности. Камера была примерно 14 квадратных метров, туалета нет, очень душно, спать невозможно. Под утро принесли пару одеял и простыни. Зато компания сложилась отличная, все с Манежной площади. Нас беспокоила неопределенность: насколько оставят, когда повезут, по статье точно не знали, что может быть».

Михаил: «Плохо мы сидели, камеры маленькие. В одной камере было 6 человек, а шконок только две. У нас были матрасы, подушки и одеяла, поэтому можно было переночевать на полу. Во второй камере, тоже с двумя шконками, поместили 8 человек, и там не было матрасов и одеял. Сотрудники полиции объяснили, что нас держат вместе, потому что в остальных камерах были бомжи и наркоманы. Это действительно так. Лучше было посидеть в маленьком политическом кружке, чем с нарками. Кстати, адвоката, который уже приехал, к нам не пускали на протяжении трех часов».


ОВД «Арбат»

Тамара Эйдельман, пост в Facebook: «Получила звонок из ОВД „Арбат“. В камере невероятный холод — в стене видна дыра. Все сидят в куртках и шапках. 15 человек в камере на 8 мест. Какие-то тюфяки и подушки дали, но спали в основном сидя. Всех спросили, кому дать сухой паек, все попросили, ничего не дали — ни еды, ни воды. Они не голодают, так как родные передали, но что характерно, полиция не выдала ничего. Ночью приходил Андрей Владимирович Бабушкин — член совета по развитию гражданского общества и правам человека при президенте. Взволновался из-за температуры в камере. Просил принести градусник и ее померить. Градусник не принесли. Право на телефонный звонок никому не дали. В этой же камере с 14 мужчинами находится одна женщина!».

Митя Алешковский, пост в Facebook: «Спал на полу. Не кормили, не поили, позвонить не дали. Задержали на пустом месте, не выкрикивал, не скандировал, не оказывал сопротивления. Люстрация неотвратима».

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Я вышел на Манежку, чтобы не быть соучастником»
util