14 January 2015, 15:36

Задержанный на Манежке: «Я не хочу, чтобы на уплаченные мной налоги затыкали рты несогласным»

Фото: личная страница Владимира Хлебникова в Facebook

Участник акции протеста 30 декабря о своем задержании, о предстоящем суде и о том, зачем он вышел на Манежную площадь

Мне позвонили из Тверского районного суда и сообщили, что рассмотрение моего дела по задержанию на народном сходе на Манежной площади назначено на 20 января, в 11:30.

Я намерен идти на суд потому, что были нарушены мои права, была нарушена статья 31 Конституции. Но рассчитывать на справедливость разбирательства и торжество закона, я считаю, было бы странно — ведь практика показывает, что у нас нет независимого суда.

В отношении меня, как и многих других задержанных, был составлен протокол об административном правонарушении по части 1 статьи 19.3 — «неповиновение законному требованию полицейского»: якобы я в составе группы примерно 40 человек мешал проходу граждан при выходе из метро возле здания Госдумы.

Реально же было так. Я стоял один, в радиусе 6 метров от меня не было никого, кроме сотрудников ОМОН. Двое омоновцев подошли ко мне и, улыбаясь, сообщили, что я, мол, мешаю проходу граждан и если не освобожу тротуар, то они меня задержат. Я огляделся — вокруг было полно свободного места и, сделав шаг назад, жестом показал им, что они могут пройти. После этого омоновцы взяли меня под руки и проводили в автозак.

В ОВД «Пресненский» нас доставили через 3 часа после задержания. Сначала долго мурыжили в коридорах, дознаватель по очереди опрашивал нас и составлял протоколы, в которых были заранее вписана формулировка, которую я приводил выше.

Перед тем, как посадить нас в обезьянник, с нами пытались говорить полицейские, которые принимали участие в коллективном подлоге и искажении фактов. Из этих разговоров мы выяснили, что задача сотрудников ОВД — в первую очередь выполнять приказы и не задавать вопросов, а уже если нет особых пожеланий начальства, то блюсти закон. Это, конечно, банально.


Владимир Хлебников. Фото: личная страница в Facebook

Около 23 часов нас начали досматривать и рассаживать в камеры. В этих камерах уже находились гастарбайтеры, и чтобы освободить для нас место, их оттуда немедленно выгнали.

В нашей камере было шесть человек, три грязных матраса и выданное от щедрости одеяло. Пять человек спали на нарах, один — на полу. Также всем раздали синтетические комплекты одноразового постельного белья. Моя жена передала мне немного провизии на ночь, другой еды не было. Около 10 утра нас начали выпускать и возвращать нам вещи, сданные перед заключением в камеру, в том числе ремни и шнурки. Общие впечатления от проведенного времени — оказался в приятной компании, с которой было о чем пообщаться.

Условием освобождения из ОВД было в том числе подписание нами обязательства о явке — документа, который отсутствует в КоАП. В соответствии с предписаниями этой бумажки я позвонил в ОВД и спросил — к кому мне обратиться и когда, но внятного ответа так и не услышал.

Я был на Манежке, чтобы мирно выразить свою гражданскую позицию. В уголовном деле братьев Навальных нет потерпевших и вообще отсутствует состав преступления. Суд вынес обвинительный приговор, действуя в интересах прокуратуры, которая сфабриковала обвинение. Я тоже в таком случае потенциальный Навальный, так как сам предприниматель. Я плачу немалые налоги. Я хочу, чтобы государство за мои деньги обустраивало страну, а не затыкало рты тем, кто не согласен с текущим положением вещей. Я хочу, чтобы в нашей стране у меня были права, а не только обязанности. Я хочу независимого суда, разделения властей и прямого действия Конституции, а не неофеодального строя. Я хочу, чтобы государство работало на меня, на страну и наших людей, а не на себя.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

ОВД-Инфо: идти или не идти на суд по статье 19.3 КоАП — мнение юристов

«Страна без суда — это азиатчина средних веков, а моя страна должна быть иной»

Ночь в полиции: гад-начальник, эволюция генома и дыра в стене

util