15 Января 2015, 14:21

Митинг в машине, или О незаконном прослушивании гимна из первых рук.

История о том, как четверо, проезжая мимо тюрьмы Надежды Савченко, врубили на полную громкость гимн Украины, за что были арестованы и преданы суду

Надежда Савченко голодает тридцать третий день.

Екатерина, многодетная мать, рассказывала, что после 20-го дня теряется ориентация, невозможно наклониться завязать ботинки и смерть уже дышит в затылок...

14 января в 6 часов утра москвичка Екатерина Мальдон, донетчанин Иван Дудко, свердловчанин Олег Мокряков (ваш покорный) и корреспондент «Граней» красавица екатеринбурженка Александра Агеева сели в автомобиль и поехали по ночной Москве. На заправке выпили по стаканчику капучино. Водитель Иван отметил, что буржуйская нефтяная компания, в забегаловке которой играл рок-н-ролл, более тщательно подходит к отбору вежливого персонала, чем Роснефть с обволакивающим уши вечным Газмановым.

7bf8fd5e0982.jpg

4a80d0731bbe.jpg

Наш путь лежал через Шоссейную улицу, дом 92. В этой мрачной крепости, официально по-современному называемой «СИЗО № 6», уже полгода томится заложница Надежда Савченко. так тюрьма выглядит днем летом

d017d992ad17.png

так тюрьма выглядит днем летом

Моя задача как уличного музыканта, специалиста по автономному озвучиванию пространств малыми силами, объемами, весом состояла в том, чтобы через свою большую 300-ваттную акустическую систему, выставленную в открытую дверь автомобиля, воспроизвести запись гимна Украины в сторону тюремных стен и окон. Чтобы услышала Надежда утром во время подъема родной мотив и поняла, что находится не в беспросветном Мордоре, покинутая всеми; чтобы почувствовала поддержку хороших людей. Которых большинство. Что бы там ни говорили «опросы».

На полпути мы остановились, чтобы заснять обращение Екатерины Мальдон к Надежде и объяснение, в чем смысл.

9ef663dd36eb.jpg

Затем доехали до места назначения и сделали пробный проезд вдоль тюремной стены, по оживленной Шоссейной. Проезжая мимо главного входа, заметили полицейский автомобиль с опущенным стеклом, из салона которого за нами, хитро прищурившись наблюдали сотрудники. Этот факт нашу компанию серьезно насторожил — возникли подозрения, что о наших намерениях органы могли уже откуда-то знать. Учитывая пристальный интерес спецслужб к Екатерине, давно и бескомпромиссно борющейся с Системой, это было бы неудивительно.

На подъезде к тюрьме Александра вышла из машины, прошла вперед, чтобы заснять проезд на память, потом, не выключая камеру запрыгнула обратно. Тем временем я подсоединил клеммы электроинвертора, подключил к колонке смартфон с заранее скачанной фонограммой, на ходу открыл дверь, включил воспроизведение и прибавил звук на полную! Мы не спеша проехались вдоль стены, пока звучал гимн, затем я закрыл дверь, и Иван дал газу.
Катя все беспокоилась, достаточно ли было громко, чтобы услышала Надежда, переживала, что в записи был только один куплет, и она кончилась раньше, чем мы доехали до конца стены. Мы прикидывали, не сделать ли еще один заход, объехав квартал и вернувшись на исходную

— ВСЕМ ВЫЙТИ ИЗ МАШИНЫ!

Иван инстинктивно вдавил тормоз, машина въехала в подрезавший Форд, вокруг замелькал камуфляж, мы оказались окружены толпой ОМОНовцев, дергающих двери, запускающих свои щупальца в салон, пытаясь вытянуть пассажиров наружу.

— Лицом к машине! Руки на крышу! Выполнять законные требования!

Кто не знает — очень противно, стыдно и унизительно подчиняться псам режима в форме, зная, что они неправы, и что в России они в большинстве случаев неправы, и прекрасно всё понимают. И испытывают от этого удовольствие. Подчиняться, зная, что заявление о своих правах ведет к еще большим унижениям и потерям — покалечат, испортят, поломают имущество, и никто с них не спросит, скорее, поощрят за инициативную услужливость.
Мне пришлось спасать свою камеру (удалось вытащить и спрятать флешку). Изощренное унижение для Ивана, водителя — самому ехать в ОВД, где тебя закроют, да еще везти сидящего рядом мента. Относительно себя больше всего я переживал за свое звуковое оборудование — колонку, преобразователь 12-200 вольт, аккумулятор, так как работаю на этом каждый день, а деньги сейчас нужны, как никогда — съем квартиры, повышение цен и так далее.

До сих пор остается загадкой: как целое подразделение ОМОНа так быстро оказалось там? Минут через 5 после нашего отъезда от тюрьмы. Где-то на периферии Москвы, в глуши. Явно ждали. Шпионская система не зря ест свой хлеб, хоть ничего не обсуждалось по телефону. Возможная версия: следят абсолютно за всеми перемещениями Мальдон, всем известной особо опасной многодетной матери. Кроме них, были еще силовики в штатском. И командовал всей компанией не кто-нибудь, а (тадамм!) сам Окопный — главный цепной пес, натасканный на московский протест. Это, безусловно, большая честь, показывающая значимость :). И показывающая, что Они боятся уже вообще всего, и, похоже, долго не протянут.

Только один из них, после неоднократных требований, нехотя представился — сержант Солоненко Руслан Александрович. Однако и он, и остальные наотрез отказались объяснять, почему они здесь. Почему мы здесь. Почему нас заставили остановиться, повредив машину. Заставили выйти и требуют куда-то ехать. Их можно понять — они и сами не знали.

Корреспондента Сашу Агееву в ОВД доставляли отдельно. У нее был статус особо опасного врага, вооруженного хоть и не самой дорогой, но эффективной камерой и руками, умеющими с ней обращаться. Главное сокровище — видеозаписи преступления. Их преступления, силовиков. Записи в таких случаях требуется уничтожить как можно скорее (что и было сделано).

По пути в ОВД я постарался проинформировать о случившемся максимальное количество людей, информация быстро расползалась. Екатерина тоже времени не теряла, в результате к нам приехал правозащитник Алексей Домников, который был до самого конца, с утра до позднего вечера.

В участке я не переставал у всех спрашивать, почему я там нахожусь. Сотрудники долго кивали друг на друга, пока один из них не решился и не принес показать мне рапорт о нашем задержании. Это эпичный документ. Сфотографировать не дали, но главное я переписал.

Боец 3 взвода 2 роты 5 ОБ ОМОН старший сержант Гималов С.С. пишет:
«Такие-то, находясь по адресу Шоссейная 92, принимали участие в проведении МИТИНГА (!) без согласования с органами исполнительной власти, а именно: выкрикивали лозунги „Слава Украине, Героям слава!“ На НЕОДНОКРАТНЫЕ ТРЕБОВАНИЯ прекратить не реагировали».
Митинг, сидя в едущей машине? ))

Неоднократные требования прекратить? Хотя вокруг нас никого не было.

Выкрикивали лозунги? Единственная возможная логика: «эти протестующие наверняка должны были их выкрикивать, иначе зачем туда приперлись?»

Многие гражданские активисты привыкли к таким лживым рапортам. Мне же как человеку, склонному по роду работы и укладу жизни избегать акций, заведомо ведущих к задержаниям, этот беспредел непривычен. Выворачивает душу, вызывает желание начать борьбу за покарание преступных сотрудников, бодаться с дубами, сражаться с мельницами...

Меня и Ивана держали часа полтора. Иван по консультации с Домниковым наотрез отказался открывать машину для досмотра. Требование об этом было незаконной попыткой взять на понт по незнанию. Александру, журналиста при исполнении, имеющего при себе удостоверение, увели отдельно, стерли видеозаписи и с угрозами требовали откатать отпечатки пальцев, от чего она тоже храбро отказалась, зная свои права. Ее вывели из ОВД так, чтобы мы не видели.
Нашу храбрую атаманшу, четырехкратную мать Екатерину оставили в ОВД ждать увоза в суд, который состоялся только поздно вечером и был перенесен на 19 января.

Восстановление стертых видеозаписей потребовало немалых денег в специализированной фирме. Несмотря на то, что на призыв помочь откликнулись добровольные помощники, задача оказалась непростой. Надеюсь, и за это кто-то когда-то ответит.

Мы хотели донести до Надежды Савченко лучи (звуковые волны) поддержки. Мы надеемся, что она хоть что-то услышала. В любом случае, каким-то образом это до нее дойдет. Нам стыдно перед соседями-украинцами за наше «государство», удерживающее заложников (не забудем, что еще сидят под домашним арестом руферы, якобы покрасившие звезду на высотке). Я бы хотел сказать спасибо Екатерине за то, что все придумала, Александре за то, что круто сняла, а потом спасла снятое, Ивану, бесподобному водителю (его рассказ о том, что и почему происходило и происходит в Донецке, откуда он сам, заслуживает отдельной статьи).

P.S.: Вечером того дня, готовя этот рассказ, получил многократные, порой, неожиданные подтверждения того, что все было не зря.

ccaa5b6a4398.png



07cf3265e89c.png

Самой большой честью был звонок с украинского интернет-телеканала Громадське ТВ с просьбой рассказать подробности. Это очень молодой проект родившийся чуть больше года назад, но было ощущение, будто получил Оскар ))

Лег спать знаменитым))

util