15 January 2015, 18:14

Участники схода на Манежной 30 декабря, отсидевшие 15 суток: «Мы не хомячки Навального»

Михаил Кригер в спецприемнике. Фото: Движение «Солидарность» / Facebook

Михаил Кригер и Роман Немучинский рассказали Открытой России о том, как они провели 15 суток административного ареста в спецприемнике после народного схода на Манежной площади

Роман Немучинский, программист, гражданин Украины:

Проблем не было. Работники спецприемника обращались с нами по-человечески и в целом доброжелательно. С сокамерниками тоже был контакт, в основном там сидели водители за нарушения правил дорожного движения. И конечно, помогло то, что меня взяли не одного, а с Михаилом Кригером.

Мы с ним сидели вместе, сначала в десятиместной камере, а потом нас пересадили в семиместную. Каждый раз, когда нас заселяли в новую камеру, она оказывалась полностью занята арестованными, и потом их количество сокращалось до половины. Но перенаселенности в изоляторе не было, а в праздники — вообще почти пусто. С питанием хорошо помогли друзья — делали передачи.

К нам приходил лейтенант полиции, который занимается аналитикой по правонарушениям среди иностранцев (так он представился) и, судя по разговору, в основном уголовщиной. Он задавал общие вопросы: как я попал, с кем из политиков общаюсь. Но я ни с кем из них не общаюсь и так ему и сказал об этом. Помимо меня из иностранцев в спецприемнике был только один таджик, но к моменту визита лейтенанта его уже отпустили.

Вообще я собирался съездить во Вьетнам на зимних каникулах, и если бы не это обстоятельство, то сиделось бы, конечно, легче. Время проводил в основном за чтением. Телефон, чтобы связаться с родственниками и сообщить, что нужно, тут дают без проблем.

Роман Немучинский. Фото: Мустафа Умеров / Facebook

Почему закрыли на 15 суток именно меня и Михаила Кригера, хотя в «неподчинении полиции» было обвинено несколько десятков человек? Это надо бы спросить у судьи Криворучко, который судил меня, и судьи Стеклиева, который судил Михаила. Повлияло ли то, что я гражданин Украины? Может быть. А может и не быть. Вот Михаил — гражданин России, но его тоже арестовали на 15 суток.

Я живу в России уже больше, чем полжизни. В 1997 году я поступил в Московский физико-технический институт и с тех пор живу здесь. Более 10 лет работаю программистом. Но к тому моменту, как у меня появилась возможность получить российское гражданство, Россия уже начала двигаться в ту сторону, которую я не одобряю. Поэтому я не стал просить гражданство.

Я пытался сформулировать для себя, почему я оказался на Манежной площади 30 декабря. Наверное, так: когда вынесли приговор — Алексею Навальному условный срок, а Олегу Навальному реальный, — я воспринял это как послание, что «вы все хомячки Навального, а его брат — никто, и вы за него не выйдете». После этого я понял, что не могу не выйти.

Михаил Кригер, активист движения «Солидарность»:

Это был мой первый срок — за столько лет в оппозиции. И хотя я неоднократно ранее посещал такие заведения в качестве члена общественно-наблюдательной комиссии или относил передачи, на этот раз все было по-новому, это оказалась такая «ознакомительная поездка».

Все 15 суток я провел замечательно! Вы знаете, я даже не думал, что спецприемник № 2 — такой прямо пансионат, честно скажу. Условия — какие-то санаторные, персонал — очень предупредительный, среди сокамерников не заметил никакой агрессии, хотя там были люди с тюремным опытом. Я с очень большим интересом выслушал от них курс лекций о том, что такое настоящая тюрьма.

Отдохнул и выспался. Кормили там примерно как в армии — сносно, так что в принципе жаловаться не на что. Охрана не злобствовала, вела себя достаточно вежливо. И я даже не могу сейчас придумать, на что бы такое пожаловаться. Ну, разве что с точки зрения бывшего члена ОНК могу сделать замечание, что в спецприемнике нет помещения для свиданий. Арестованный имеет право на свидание в течение часа, но проводить его негде, кроме как в прихожей рядом с дежурной частью, где только стол, а присесть не на что. Такое свидание можно называть только условным. Кроме того, иногда привозили холодную еду. Вот и все, больше нарушений я не могу назвать.

А вот в отдел полиции «Мещанский», куда нас доставили с Манежной площади вместе с другими задержанными, очень долго не допускали защитников, при этом пытались производить с нами процессуальные действия. Но мы, что называется, уперлись, и большинство из нас отказалось общаться с полицейскими без присутствия адвоката.

Сотрудники ни Центра «Э», ни иных силовых структур за все время пребывания в спецприемнике ко мне не приходили. Попыток завербовать, «обратить в свою веру» никто не предпринимал. Вероятно, я для них безнадежный тип, которого только могила исправит. Видимо, рукой махнули.

Почему арестовали именно нас с Романом? С одной стороны, я могу предположить, что это случайная лотерея. С другой стороны, я часто ранее попадал именно по этой статье 19.3, которая предусматривает и штраф, и арест, но всякий раз мне удавалось как-то избегать срока — обстоятельства складывались маловероятным образом и казалось, что должен-то наконец уже сесть, но этого не происходило. Но когда-то это должно было произойти, и вот произошло.

Что касается Романа, то может быть, что его арестовали из-за его украинского гражданства. Но я очень сильно допускаю, что это была случайная выборка, и не обязательно решение принимали те люди, которые в курсе всех тонкостей.

Михаил Кригер после освобождения из спецприемника. Фото: Движение «Солидарность» / Facebook

На Манежную площадь меня привел дикий приговор братьям Навальным, абсолютно беззаконный. Кто хотя бы немного потрудился разобраться в деле «Ив Роше», тот понимает, что это нормальная бизнес-деятельность, и по этой логике нужно сажать буквально всех, кто хоть что-то зарабатывает. На любую бабушку, которая продала помидоры на рынке, можно пойти и написать заявление, что она продала по завышенной цене. Ну что это такое?..

Конечно, тут можно возразить, что не на все же беззаконные и несправедливые приговоры выходишь протестовать, но мне показалось, что вот сейчас может выйти достаточно много людей, чтобы что-то этой власти показать. А каждую такую возможность я воспринимаю, как человек на необитаемом острове, который увидел на горизонте парус. Этот парус может оказаться пиратским, бандитским или еще каким-то, но всякий раз это надежда. Это повод опять попытаться себя спасти. Когда 18 июля 2013 года после приговора Навальному по делу «Кировлеса» мы выходили на Манежную площадь, я сказал себе, что сам я отсюда не уйду ни в коем случае. Что и произошло — меня оттуда унесли. И в этот раз я тоже сказал, что сам никуда не уйду.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Задержанным 30 декабря на Манежной площади назначили новые суды

Задержанный на Манежке Владимир Хлебников: «Я не хочу, чтобы на уплаченные мной налоги затыкали рты несогласным»

Задержанный на Манежке Степан Яковлев: «Страна без суда — это азиатчина средних веков, а моя страна должна быть иной»

Ночь в полиции: гад-начальник, эволюция генома и дыра в стене

«Я вышел на Манежку, чтобы не быть соучастником»

util