16 Января 2015, 09:05

«Русские — это послушная биомасса»: Владимир Сорокин в немецкой радиопрограмме Deutschlandfunk

Владимир Сорокин. Фото: Stephanie Pilick / DPA / AFP, архив

В эфире просветительской программы немецкой радиокомпании Deutschlandradio писатель рассказал о зомби, об отношении к собственным пророчествам и о своем мучительном чувстве к родине

Яспер Баренберг: Писатель Владимир Сорокин является одним из важнейших и наиболее известных авторов в России, и он красноречивый критик в том числе новых элит, которые пришли на смену старым советским властителям. Его мрачные утопии часто нравятся не всем; в России он снова и снова вызывает недовольство своими текстами. Некоторые мечтают вообще запретить Сорокина. Кампанию против своих работ он уже пережил в советское время. Сабина Адлер встретилась с писателем в Берлине, чтобы обсудить с ним теракт в Париже и политику Кремля во время украинского кризиса.

— Владимир Сорокин, вы сами это пережили: ваши книги публично сжигали в Москве перед Большим театром. На минувшей неделе на карикатуристов из сатирического журнала Charlie Hebdo напали и убили их — что тогда пришло вам в голову?

— Писателю или карикатуристу следует честно делать свою работу. Когда в 80-е годы умер Брежнев и к власти пришел Андропов, КГБ чинил мне подобные препятствия. Тогда я понял одну вещь. У писателя остаются две возможности: либо он боится, либо он пишет. Тому, у кого боязнь высоты, стоит остаться дома. В нашей литературе есть ряд примеров, когда кто-то должен был страдать за свои убеждения.

— В выходные на улицы Парижа вышли миллионы. Там были главы большинства европейских государств и правительств. Владимир Путин, российский президент, отсутствовал. Вместо себя он послал главного дипломата страны, министра иностранных дел Сергея Лаврова. Что это был за жест?

— Вероятно, и ему, и собравшимся там европейцам было ясно, что его присутствие там было бы лишним. За время путинского правления многим людям пришлось пострадать за свои убеждения. Известные личности, такие как члены группы Pussy Riot, были обвиняемыми, против них шли процессы и так далее.

— Вы сравнивали Россию с дрейфующей льдиной, которая откололась и теперь неуправляемо плавает в свободном океане. У этой ледяной глыбы, естественно, нет капитана. Путин — больше не президент своей страны?

— Россия в сложной ситуации. Россия в изоляции и, действительно, как та глыба, удаляется прочь от Европы. Как призрак. Это печально. Я помню начало 90-х годов, интерес Европы к России, надежду на то, что Россия сейчас начнет двигаться в сторону Запада. Как прекрасно тогда обходились с нами, русскими! 14 лет правления Путина уничтожили и это, и репутацию России. Путин как будто создал машину времени — обратно в советское прошлое. И это оказалось дорогим удовольствием. России предстоят тяжелые времена. С санкциями кризис будет усугубляться. Последующие годы будут тяжелыми и драматичными. Благосостояние осталось в прошлом; люди, которые привыкли ездить на дорогих машинах и проводить отпуск в Европе и вскоре не смогут ничего такого себе позволить, — за это они обидятся на свое правительство.

Акция у посольства Франции в Москве, 9 января 2015 года. Фото: ph.livejournal.com

— Несколько лет назад происходили действительно большие массовые демонстрации, в которых участвовали прежде всего представители среднего класса, люди из среднего класса выходили на улицы. Сейчас различные демонстрации происходят в Европе, самая большая — в Париже, вчера была большая демонстрация в Берлине. Почему люди в России сейчас не выходят на улицы?

— Они выходили на улицы — даже очень многие, — и это внушило властям довольно сильный страх. Но их благосостояние помогло властям все это задавить. Двадцатый век через страх и насилие превратил народ в послушную биомассу. Этот страх глубоко укоренился в людях. И Путин со своей командой используют это себе во благо. Вдобавок российское телевидение делает из граждан зомби. Подобная хитрая и циничная пропаганда не раз использовалась в брежневские времена. Телевидение палит, как пушка. Облучает массы радиоактивными веществами. Но такая паранойя не продержится вечно. Отрезвление придет довольно быстро.

— В своих книгах вы представляли различные, но всегда чрезвычайно мрачные образы России в будущем. Чего там не было, так это аннексии Крыма, войны в Восточной Украине, вообще войны между Россией и Украиной. На это вашей фантазии не хватило? Могли бы вы представить себе такое?

— Два года назад я написал книгу «Теллурия», которая выйдет этим летом в Германии. И люди, прочитавшие эту книгу, говорят, что в ней все развивается как раз так, как происходит сейчас в реальности. Как автора меня это радует, но как гражданина меня это тревожит: я вижу, что происходит в Париже и в Восточной Украине. Европа столкнулась с новым видом Средневековья. События в Восточной Украине показали, что европейцы ни при каких обстоятельствах не хотят воевать, — и Путин пользуется этим.

— Владимир Сорокин, а могли бы вы сказать, что Путин — своими действиями против Украины, против Запада — отнимает у вас родину?

— Это уже произошло раньше, еще в советское время. Я уже тогда отделил для себя Россию от ее властей. Россией не были ни Брежнев, ни Сталин, ни Путин. Но это мучительная история. Потому что на интеллигентного человека она действует шизофренически. В 90-е годы у нас еще была иллюзия, что Россия превратится в демократию. Ошибка состояла в том, что никто не похоронил советское прошлое. Так, как это сделала Германия.

Нацистское прошлое похоронено. У нас же положили труп в угол и думали, что он сгниет как-нибудь сам. Но вместо того чтобы истлеть, советское прошлое поднялось, как зомби, и ужаснуло весь мир. Сталинская — и дальше, вплоть до средневековой — система власти сохранилась по сей день. На вершине объявляется какая-нибудь личность, посаженная туда случайно, и ее психическое устройство, ее комплексы становятся государственной политикой. И за это Россия должна будет заплатить.

Оригинал интервью: Deutschlandfunk, «Русские — это послушная биомасса», 14 января 2015 года

util