17 Января 2015, 14:23

Московские оппозиционные активисты: «„Антимайдановцы“ — новое явление, очень тревожное»

Участники «Антимайдана» на Манежной площади в Москве, 15 января 2015 года.

Фото: Филипп Киреев

Денис Билунов и Андрей Быстров рассказали Открытой России подробности нападения «антимайдановцев» на московское кафе «Бобры и утки», в котором проходила встреча оппозиционных активистов

Андрей Быстров, экс-кандидат в Мосгордуму, активист, координатор движения «За Парк»:

— В кафе произошла классическая титушная провокация. Ребята, которые хотели пойти на лекцию Леонида Волкова, просто собрались мирно посидеть в кафе.

Мы еще у метро заметили людей в шапках, которые якобы напоминают георгиевскую ленту; накануне они фигурировали на Манежной площади. И вот эти молодчики толпой спускаются в кафе с криками «Майдан не пройдет!» и угрожающе требуют от всех покинуть помещение.

Это уже вопиющая история — ты приходишь в кафе, а тебя оттуда, как какого-то драного кота, хотят выкинуть по совершенно непонятной причине. Естественно, мы отказались уйти, началась заварушка. Молодчики доставили неудобства обычным посетителям кафе — столы переворачивали, горшки роняли. Их действия были организованными, но нашлись ребята, которые не дали им это провернуть.

Приехала полиция и под стандартным предлогом, что в конфликте участвовали обе стороны, забрала не только всех нападавших, но и троих из нас — меня, Николая Баландина и Владимира Залищака — после того, как молодчики заявили, что мы им якобы нанесли какие-то увечья. Всех загрузили в ОМОНовский автобус и доставили в ОВД «Басманный». Вечером из отдела всех отпустили после дачи объяснений — и их, и нас.

Пока непонятно, будут ли заявления о возбуждении дела или нет. Насколько мне известно, нападавшие на нас заявления так и не подали. Но поскольку провокаций можно ждать любых, то не исключено, что завтра или послезавтра мы узнаем, что это все-таки произошло. Мы сами на данном этапе заявления писать не стали: во-первых, я сомневаюсь в способности правоохранительных органов привлечь дебоширов к ответственности, а во-вторых, телесных повреждений как таковых причинено не было, и жаловаться на них я пока считаю ниже своего достоинства. Заявление имело бы смысл только в качестве контрмеры.

В отделе все было похоже на стандартно спланированную операцию: «внезапно» приехали оперативники из угрозыска, которые прикидывались, что якобы не при чем. Ходили люди в штатском — кто-то изображал стороннего наблюдателя, а кто-то, наоборот, комиссара анискина, который сейчас все разрулит и поможет. Знакомых лиц из Центра «Э» я не видел, но представители этого подразделения, скорее всего, тоже были.



Все происходящее было зафиксировано на видео как многими нашими активистами, так и камерами наблюдения кафе. Там однозначно видно, что происходило на самом деле и кто является нападавшей стороной, а кто защищавшейся. Кроме того, было множество свидетелей в кафе, которые могут это подтвердить.

Конечно, такая вседозволенность — это, наверное, плохой знак. Вероятно, активистам стоит собраться и подумать о самообороне, овладеть какими-то минимальными навыками самозащиты — просто быть начеку и немного пособраннее.

Найти нас им было не сложно, поскольку планировалась открытая лекция для сторонников, а не какое-то подпольное собрание революционеров. Однако о том, что мы переместились в кафе «Бобры и утки», скорее всего, сообщили какие-то внедренные люди, или эта информация была отслежена иным образом. Сама по себе наша деятельность носит исключительно открытый и публичный характер, и это на самом деле не так уязвимо; если они узнают о наших мероприятиях — пускай узнают больше, а благодаря им о них узнает еще больше людей.

Среди дебоширов мы опознали бывших румоловцев (членов «России молодой». — Открытая Россия) — тех, которых в свое время гоняли на пресс-конференции эстонского посла. Они же были на Манежке накануне. Это все хорошо знакомые лица, проплаченные кремлевские «боевые» отряды — просто им, видимо, стали больше позволять. Были, например, Валерий Заборовский и Антон Демидов ( возглавлял людей в шапках на Манежной площади, в прошлом лидер радикальной группы «РумолУльтрас» в «России молодой», — Открытая Россия). Новобранцев или каких-то идейных, вроде «казаков», в кафе замечено не было.

Денис Билунов, соучредитель Партии 5 декабря:

— В клубе «Коалиция» 16 января должна была состояться лекция Леонида Волкова. В середине дня мне позвонили очень взволнованные арендодатели (я являюсь одним из соучредителей этого клуба и поддерживаю с ними официальный контакт) и сообщили, что, по их информации, мы там проводим что-то, чего не должно быть, что им звонили из полиции и им вообще все это не нравится. Поэтому вечером они закрывают помещение по техническим причинам, а дальнейшие отношения еще будут обсуждаться. Меня самого это тоже не устраивает — я не очень хочу арендовать это помещение, раз возникли проблемы. Но это другой вопрос.



А в этот вечер надо было решать сложившуюся ситуацию, и появилась идея встретиться в каком-то кафе и просто поговорить. Уже было известно, что Леонид находится в ФБК, где проходит обыск и приехать ему будет не так просто, однако какие-то люди все равно намеревались прийти. Для этого я подыскал кафе неподалеку — «Бобры и утки» около метро «Чистые пруды». Я согласовал с представителями кафе, что у нас там состоится встреча; они не возражали.

Мы пришли в это кафе, заказали что-то — как обычно люди в кафе ходят. Всего нас собралось около 20-25 человек. Мы ждали, пока прояснится ситуация с Волковым, но прояснения так и не наступало, и нам надо было определиться, что мы дальше делаем: просто общаемся в режиме кафе или ведем общую дискуссию. Поскольку часть присутствовавших людей вообще слабо понимала, что происходит, надо было сделать сообщение. Я начал говорить, рассказал о возникшей проблеме с «Коалицией», стал описывать свое видение ситуации и так далее.

Я думаю, что один из тех людей, которые пришли, сидели и слушали меня, передавал информацию вовне, поскольку буквально через 3-4 минуты после того, как я начал говорить, в кафе, зал которого располагается в полуподвале, спустилась по узкой лестнице толпа в специфических шапочках и спортивных костюмах. Их было не менее 20 человек. Они стали бросаться репликами вроде «Что это вы тут сидите?», «А ну давайте уходите отсюда!».

Я немедленно пошел общаться с администрацией, потому что нормальная реакция на такое — это вызов полиции. Мной они не заинтересовались и препятствовать не стали, их гораздо больше привлекало находиться внизу, именно там как-то галдеть и вести себя агрессивно. Я пообщался с администрацией, они вызвали полицию и собственную охрану, однако за те несколько минут, которые на это ушли, внизу накалилась обстановка и завязались мелкие потасовки. Тяжелой драки не было, была толкотня. Из нас половина или даже больше были девушки, поэтому реального противостояния не получилось, да и цели такой не было, потому что было очевидно, что это провокация и необходимо всеми силами избежать силового конфликта.

Когда стало очевидно, что уже сейчас приедет полиция, люди в шапочках начали подниматься обратно на выход. Некоторые ребята из нашей компании решили, что их отпускать нельзя и необходимо забрать в полицию, и попытались помешать им скрыться. В связи с этим с новой силой завязалась еще одна потасовка. Когда полиция наконец приехала, нападавшие стали кричать, что их якобы избили, и указывать на конкретных людей, которые визуально были наиболее крепкими среди нас.

Символики каких-то организаций на людях в шапочках не было. Из более-менее содержательных вещей, которые они кричали, даже скандировали (очевидно, что специально тренировались), были лозунги «Нет майдану!» и что-то про пятую колонну. Опрокинули пару стульев и обрушили конструкцию с Дедом Морозом.

Я не знаю, были ли среди них представители прокремлевских молодежных организаций вроде «России молодой», поскольку никогда этой темой не занимался. Наверное, часть таких присутствовала, но у меня сложилось общее впечатление, что эти люди — гастролеры, которые едва ли не впервые в Москве оказались таким образом.

На память... люстрационному комитету :)
Фото опубликовано Andrew Bystrov (@andrew_bystrov)


Мне кажется, что это уже новая тактика — нападение на кафе и происходившее 15 января на Манежной площади, — когда представители прокремлевских группировок ведут себя нарочито агрессивно и провоцируют физические столкновения. То явление, которое в Украине называлось «титушки», к сожалению, входит в нашу реальность, причем эта эскалация идет именно со стороны власти. Я глубоко убежден, что все эти люди действуют не по собственной инициативе. Даже если, допустим, они горячие сторонники ДНР и ЛНР, я уверен, что никогда в жизни они не стали бы самостоятельно предпринимать такие рискованные действия, не имея определенной поддержки, какого-то согласования или хотя бы словесного прикрытия, что им за это ничего не будет. Поэтому я считаю, что это была спланированная акция, которая имеет отношение к власти. Это новое явление в общественном противостоянии, очень тревожное, и оно может привести к каким-то тяжелым политическим последствиям.

Нынешняя ситуация иная, чем в 2005-2006 годах, когда Кремль массово создавал молодежные проекты. «Наши» и «Молодая гвардия Единой России» были все-таки довольно ботаническими студенческими организациями, которые в основном занимались парадами физкультурников; у них не было подобных агрессивных действий. Была «Россия молодая», которая делала такие акции, но она терялась на фоне этих гигантских проектов.

Сейчас, мне кажется, существуют только мелкие группы, наподобие той, которая приходила в кафе, а аналогов «Наших» и МГЕР не просматривается. Для изображения какой-то массовой поддержки власти максимум используются пенсионеры, которых собирают на Поклонной горе. Я не вижу, чтобы сейчас на «вегетарианские» массовые акции широко мобилизовывалась молодежь, сейчас речь идет только о маленьких агрессивных группах.

util