21 January 2015, 11:50

Чем нам грозит новый закон об ускоренном следствии

Прибытие заключенных в Лефортовскую тюрьму. Фото: AFP, архив

Бывший следователь — об инициативе МВД возродить сталинские суды-тройки

В связи с обсуждением последствий новогодних праздников, финансового кризиса, разнообразных политических проблем почти незамеченной осталась законодательная инициатива МВД, которое предлагает внести поправки в Уголовно-процессуальный кодекс РФ, позволяющие расследовать очевидные нетяжкие преступления в десятидневный срок. Вместе с тем, подобный закон может повлечь весьма тяжкие последствия для многих и многих наших сограждан, поскольку фактически речь идет о возможности возврата к временам судов-троек, когда невиновных осуждали «без суда и следствия», «руководствуясь социалистическим правосознанием». Суды-тройки функционировали в нашей стране в 1937-1938 годах, выносили решения в заочном и весьма упрощенном (практически без оформления каких-либо документов) порядке по материалам, представляемым органами НКВД. Решения тройки обжалованию не подлежали.

Состояли такие тройки на уровне областей из руководителя НКВД, секретаря обкома и прокурора области. За период функционирования тройками было приговорено к расстрелу более 300 тысяч человек.

Конечно же, напрямую о возврате к судам-тройкам речи не идет и идти в 21 веке уже не может, но направление движения выбрано именно в «троечную» сторону. Попробую объяснить, о чем идет речь. В МВД специально пояснили, что для применения предлагаемой ведомством упрощенной процедуры дознания признание собственной вины или согласие подозреваемого (обвиняемого) на такую процедуру не требуется, поскольку она будет применяться в случае очевидности вины. Кто будет определять такую очевидность, в настоящее время не понятно, но можно предположить, что это будет прерогативой дознавателя или начальника отдела дознания.

А теперь представьте. Живете вы себе спокойно, никого не трогаете, преступлений не совершаете, и вдруг вас вызывают к дознавателю, уведомляя, что в отношении вас возбуждено уголовное дело, например, о краже, и это дело через 10 дней окажется в суде. Вы начинаете возмущаться, говорите, что никаких преступлений не совершали, но дознаватель заявляет, что ему «все очевидно», и через 10 дней дело оказывается в суде. За эти десять дней вы не только не успеваете понять, в чем и на основании чего вы подозреваетесь, но и, естественно, не имеете какой-либо реальной возможности представить доказательства собственной невиновности.

Для полноты картины подумайте о том, что далеко не все дознаватели, которые будут расследовать подобные дела, имеют высшее юридическое образование. Стаж их работы по специальности и житейский опыт в силу молодого возраста тоже, как правило, небольшие. Можно ли доверять мнению таких специалистов об очевидности вины подозреваемого, не признающего свою вину? У меня в этом вопросе имеются серьезные сомнения.

Кроме того, нельзя забывать, что любой дознаватель подчиняется начальнику отдела дознания, а начальник отдела дознания — начальнику отдела внутренних дел. Критерием оценки деятельности отдела внутренних дел является статистика, которая складывается из количества раскрытых преступлений, количества направленных дел в суд, процента раскрываемости и прочих показателей.

Заинтересованы ли начальники отдела внутренних дел, начальники отдела дознания в улучшении статистических показателей своих подразделений? Конечно, заинтересованы. А это означает, что в случае принятия предлагаемого МВД законопроекта мы можем ожидать большого количества уголовных дел, в которых дознавателям и их начальникам будет «все очевидно»,

а подозреваемые и их защитники будут против этого возражать. Но кого в случае применения упрощенной процедуры будет интересовать мнение подозреваемого и защитника.

Почему-то мне думается, что за красивыми объяснениями авторов законопроекта о необходимости сокращения процессуальных сроков, соблюдения прав подозреваемых и потерпевших, опять скрывается пресловутое желание улучшить статистику, к моему глубокому сожалению, влияющее на всю деятельность наших правоохранительных органов.

Как будет происходить рассмотрение дел, расследованных по упрощенной процедуре, в суде, — пока неясно, поскольку информация об этом в открытых источниках отсутствует.

Нельзя исключить, что и суду будет предписано не учитывать позицию подсудимого, исходить из принципа «очевидности» и выносить приговоры по таким делам в упрощенном порядке.

В заключение объясню читателям, что такое «нетяжкие» преступления. Это все преступления небольшой и средней тяжести, то есть умышленные преступления, наказание за которые не превышает 5 лет лишения свободы, и неосторожные преступления, наказание за которые не превышает 3 года лишения свободы. Таким образом, речь можно вести о большинстве составов преступлений, указанных в Уголовном кодексе Российской Федерации. Хотя здесь все-таки нужно оговориться, что, возможно, перечень статей, по которым может применяться упрощенная процедура дознания, сократится, и в него будут включены только статьи, расследование по которым проводится в форме дознания и только дознавателями органов внутренних дел. Таких составов преступлений в Уголовном кодексе Российской Федерации порядка пятидесяти, в том числе, например, кража, мошенничество в сфере предпринимательской деятельности, хулиганство без отягчающих обстоятельств.

util