24 Января 2015, 20:47

Васиссуалий Нечипоренко, житель Мариуполя, волонтер: «Стекла при обстреле — это очень страшно»

Фото: Васиссуалий Нечипоренко

24 января глава ДНР Александр Захарченко объявил о начале наступления сепаратистов на Мариуполь, расположенный на юге Донецкой области. В этот же день восточная часть этого города была обстреляна из систем залпового огня «Град»: минимум 27 человек погибли, более ста были ранены. Открытая Россия связалась с мариупольским волонтером, гражданским активистом Вассисуалием Нечипоренко, который рассказал о происходящем в городе.

— После сегодняшних обстрелов в социальных сетях появляются панические слухи о том, что украинская армия покидает Мариуполь. Это соответствует действительности?

— Что касается армии и добровольческих батальонов — никакого бегства нет. Город прифронтовой, и военных тут очень много, они на своих позициях. Я вам даже больше скажу: нет панических настроений и у горожан. Люди спокойны, сдержанны даже в нынешней ситуации. Какой-то рубеж уже преодолен ментальный. Нет паники, нет бегства. Кто хотел убежать, тот уже давно убежал — это меньше полутора-двух процентов.


Фото: Васиссуалий Нечипоренко

Я вот был на месте обстрела, делал фотографии — лежат трупы, мимо идут люди. Некоторое очерствление присутствует, цена человеческой жизни падает.

Сейчас в городе разбирают завалы, убирают разбитые стекла. Стекла при обстреле — это очень страшно. Ну вот представьте — точечное попадание «Града» в многоэтажку — да, проламывает стену, разрушает несколько квартир. А ударная волна идет, конечно, сумасшедшая, процентов 70–80 остекления дома лежит внизу, на асфальте. Гора битых стекол. Горят машины, много машин. Сгорело несколько стоянок — огонь перекидывался с одной машины на другую. Думаю, сгорело две-три сотни машин. Работают милиция, скорая, парамедики, МЧС — хочу сказать, что работают довольно слаженно.

— Глава самопровозглашенной ДНР Александр Захарченко объявил сегодня о наступлении на Мариуполь. Как вы думаете, почему именно ваш город стал главной целью этого наступления? Они пробивают коридор в Крым?

— Я могу рассуждать как житель города и просто как человек со здравым смыслом. Что касается второй ипостаси — вы и сами можете посмотреть карту и оценить ситуацию. План Захарченко и его подручных говорит о том, что это невменяемые люди. Для того чтобы пробить какой-то коридор в Крым, надо захватить три области: Донецкую, Запорожскую и Херсонскую. Это нереально. Для решения такой задачи необходимо полноценное, широкомасштабное вторжение армии РФ. Никакие силы так называемых ополченцев под любым прикрытием, финансированием и обеспечением не в состоянии этого сделать.

Фото: Васиссуалий Нечипоренко

Я думаю, что цель у всего, что тут происходит, — это дестабилизация. Террор, террор, террор. То есть то, что не дает Украине развивать коммуникации с Америкой и Евросоюзом. Ну и есть цель влияния, пусть и опосредованного, на умы того населения, которое было пророссийским, навязывания ему мысли: «Лучше мы были бы с Россией, тогда в нас бы не стреляли».

Что касается народа. Народ у нас очень тяжелый. Возьмем микрорайон «Восточный», ту часть города, которая была обстреляна. Там живут работники завода. В Мариуполе есть градообразующее предприятие — это и благо, но это и крест и своего рода проклятие. Эти люди выдвигают на выборах одних и тех же персонажей, продажных от макушки до пяток. Места, из которых велась стрельба, места, контролируемые «ополчением» — малонаселенные районы. Там есть только Азовское море и граница с Россией. И вот исходя из этого сложился менталитет, определяющий умонастроения живущих там людей. Это прежде всего контрабандисты, таможенники и рыбаки-браконьеры. Можете себе представить суть их мировосприятия. И они пытаются определить судьбу целой страны европейской.

Фото: Васиссуалий Нечипоренко

Мы страдаем в городе из-за чего? Мы пытаемся проводить политику, независимую от Ахметова, от заводских властей, а они априори считаются пророссийскими. Мы, гражданские активисты, волонтеры, хотим показать, что все это родилось не сегодня, это следствие того, что не было политики национального государства, и чем дальше мы отпрыгнем от России, тем лучше. Россия, по большому счету, для нас сейчас — большая черная воронка. И чем дальше мы от нее отпрыгнем, в том числе и в региональном смысле, тем лучше.

— Мариуполь в мае уж был местом боев. С тех пор сильно ли поменялось настроение горожан? Изменилось ли количественное соотношение проукраинских и пророссийских фракций в городе?

— Для начала отмечу: то, что было в мае, и то, что случилось сейчас — это несопоставимые вещи, это события абсолютно разного масштаба. У нас сегодня уже десятки убитых, и раненых более сотни. Это только в ходе одного обстрела. Там еще был второй обстрел, менее мощный, и скорректированный на блокпосты украинской армии. А под первый обстрел попал рынок, было выбрано время наиболее уязвимое — примерно 8:20–8:30, когда люди выставляют товар, ходят грузчики, появляются покупатели... Вот тогда они и ударили. Я сам держал в руках фрагмент реактивного снаряда «Града». Такие снаряды валяются там повсюду. И никакое «ополчение» не в состоянии такое сделать. Обращению с таким оружием нужно учиться, а если кто-то их обучал, инструктировал, то тогда уж это вдвойне иезуитство, это страшно.

Фото: Васиссуалий Нечипоренко

Что касается настроений. Эти настроения ведь находятся в другой сфере восприятия — не столько политической, сколько интимно-сакральной. Это не что-то привнесенное, это что-то из разряда религии, верований. Если человек верит во что-то, его веру очень тяжело поколебать.

Вот я проехал, посмотрел место обстрела, все очевидно: обстреливали с восточной стороны. Но находятся люди, которые говорят: «Нет, это стреляла украинская армия, они специально это сделали, вот мне говорили, вот кто-то это видел». Ну вот люди живут в этом мире, в этой системе ценностей, и как-то спорить с ними, убеждать их мы уже перестали. Вот такое у нас очень неоднородное государство.

Фото: Васиссуалий Нечипоренко


util