27 Января 2015, 20:31

Встреча журналистов в Пскове: «Если мы будем молчать, получим гораздо более страшные вещи»

Участники круглого стола в общественном пресс-центре ПЛН. Фото: Открытая Россия

Круглый стол для журналистов «Свобода слова в России сегодня: как жить, как работать, как остаться верным профессии» состоялся в конце прошлой недели в Пскове — в городе, оказавшемся в августе прошлого года в центре скандала, связанного с тайными похоронами погибших в Украине российских военных. Корреспондент Открытой России рассказывает о том, как прошла встреча, на которой в числе прочих тем обсуждалась ситуация с освещением этих событий.

Мероприятие организовала радиостанция «Эхо Москвы в Пскове» при содействии интернет-издания «Псковская лента новостей», газеты «Псковская губерния» и депутата Областного собрания, правозащитника Льва Шлосберга.

В круглом столе приняли участие президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов, главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов, главный редактор петербургского ИА «Телеграф» Сергей Ковальченко, главный редактор «Эха Москвы в Пскове» Максим Костиков, главный редактор «Псковской ленты новостей» (ПЛН) Александр Савенко, главный редактор еженедельника «КурьерЪ. Псков — Великие Луки» Олег Константинов и около 30 журналистов из федеральных и региональных СМИ; также присутствовал начальник управления по информационной политике и связям с общественностью администрации Псковской области Александр Машкарин. Тем не менее, некоторые из приглашенных не пришли — как пояснили организаторы, им было рекомендовано не приходить. Также отсутствовали представители местного союза журналистов.

Обсуждение было посвящено не только реалиям провинциальной прессы, но и общим для российских СМИ проблемам — тому, что происходит со свободой слова в центре и в регионах России, и как журналисту в современных условиях остаться верным профессии и сохранить достоинство.

Первым выступил Алексей Симонов, президент Фонда защиты гласности, к помощи которого псковские СМИ неоднократно прибегали в конфликтах с различными органами. «У нас постепенно профессия отделяется от журналистов, которые становятся техническими работниками, а журналистика поворачивается в сторону инфотеймента — обслуживания желтоватых вкусов и власти, и публики», — констатировал правозащитник.

Симонов подчеркнул, что один из главных способов сохранить достоинство в профессии заключается в попытках самоорганизации. То, что на круглый стол, несмотря на приглашение, не явился ни один представитель местного союза журналистов, можно расценивать как отсутствие центра, вокруг которого могло бы собираться журналистское сообщество, заявил глава Фонда, и если такого центра нет , возникает проблема профессиональной разобщенности, которая сказывается на каждом отдельно взятом журналисте или издании. По стране в целом наблюдается тревожная тенденция с союзами журналистов, рассказал Симонов: еще с конца 90-х годов эти объединения начали возглавлять не редактора и журналисты, а чиновники администраций, и это приводило к тому, что когда у журналиста возникали трудности, союз оказывался не в состоянии его защитить, поскольку сам уже был элементом подавления и не мог изменить своему государственному статусу.

Говоря о проблемах общества, журналисты не должны забывать о собственных проблемах, напомнил правозащитник, рассказав о работе Коллегии по жалобам на прессу, избранной из 50 представителей медийных и иных общественных структур: «На днях мы обсуждали иск музея „Пермь-36“ к НТВ по поводу двух передач этого телеканала, посвященных музею, — лживых от начала до конца, как думаю, вплоть до фамилии автора. К сожалению, у других организаций нет обязанности принимать юрисдикцию Коллегии. Однако ее решения публикуются, и на их сайте всегда можно ознакомиться с мнением сообщества о самих себе, и там достаточно много самокритики».

Главный редактор «Новой газеты» Дмитрий Муратов поделился с региональными коллегами собственным опытом участника медиарынка. Он рассказал про отношения редакции с Роскомнадзором, про попытку привлечь к ответственности с помощью Басманного суда составителей списка «врагов России», в который включили и «Новую газету», и про эксперимент, в ходе которого выяснилось, что сегодня почта доставляет корреспонденцию медленнее, чем позапрошлом веке.

В России более 95% газет финансируется местными региональными органами власти через договоры об информационном обслуживании этих органов, что по факту превращает их в скрытые государственные медиа. Оставшиеся издания столкнулись с проблемой дистрибьюции (резко сокращается количество киосков, торгующих прессой), с уничтожением рынка рекламы, с невозможностью привлечения иностранных инвесторов — так обрисовал ситуацию Муратов, резюмировав, что «медиа в России — больше не бизнес, а свобода слова колеблется от сотрясания воздуха до сотрясения мозга».

Тем не менее, главный редактор «Новой газеты» выразил уверенность, что вопреки текущим трудностям российские независимые СМИ будут жить и развиваться, и их аудитория будет только расти.

Также Муратов коснулся последствий украинских событий для нашей страны: объяснил необходимость права человека на защиту от манипуляции его сознанием и дал прогноз, к чему может привести создание «Антимайдана» в России. Уже сейчас необходимо готовиться к выборам в Госдуму, которые пройдут в следующем году, отметил журналист: если не будет создана альтернатива, мы опять получим тот же «бешеный принтер», превративший российский парламентаризм в посмешище. (Выступление Дмитрия Муратова на круглом столе можно прочесть здесь)

76-я гвардейская десантно-штурмовая дивизия. Фото: Ольга Балашова / Правда.ру

Главный редактор ПЛН Александр Савенко рассказал, что псковским журналистам порой невозможно получить от чиновников информацию, которую они обязаны предоставлять. Самая большая проблема — с территориальными органами федеральных структур, в первую очередь силовых, подтвердил глава «Эхо Москвы в Пскове» Максим Костиков: запросы игнорируются, либо, что происходит чаще, журналистам рекомендуют обращаться в Москву. В частности, совершенно невозможно получить любую официальную информацию от 76-й гвардейской десантно-штурмовой дивизии, где с некоторых пор вообще нет должности по взаимодействию со СМИ (расследованием гибели военнослужащих этой дивизии занимался Лев Шлосберг. — Открытая Россия).

С региональными и муниципальными органами отношения проще, добавил Савенко, но и там бывают попытки оттянуть ответ и замылить ситуацию; бывает и так, что чиновники предпринимают попытки понять, каким вопросом занимается редакция, и затем противодействовать через подконтрольные им СМИ. Кроме того, некоторые местные чиновники и депутаты не выполняют президентский указ о раскрытии информации о своих доходах.

Алексей Симонов предложил ПЛН возобновить сотрудничество с Фондом защиты гласности и совместно бороться с практикой переадресации в Москву, а Дмитрий Муратов рассказал коллегам о работе с запросами в «Новой газете», напомнив о существовании статьи 7 Кодекса об административных правонарушениях, в соответствии с которой органы власти обязаны дать ответ на письменный запрос СМИ максимум в течение месяца. «Срок истек — все, вы подаете на них в суд, и они автоматически становятся осужденными по административной статье за то, что не дали вовремя ответ», — объяснил Муратов. На воспитание чиновников у «Новой» ушел год, однако с тех пор все исправно отвечают на запросы, за исключением «ведомства Онищенко, но мы относимся с пониманием и бережем их». Муратов заявил о готовности поделиться с псковскими журналистами формой запроса, который используется «Новой газетой».

Качества ответов на запросы также необходимо добиваться, заявил Муратов. «Это большой миф, что газета пишет и ничего не происходит. Это мы сами себе придумываем , сами в себе воспитываем бессилие», — сказал он, добавив, что может привести множество случаев, когда с помощью запросов «Новой» удавалось добиваться решения проблем.

Главный редактор «Курьера» Олег Константинов поприветствовал тот факт, что местные журналисты наконец смогли встретиться — профессиональная организация в регионе, по его словам, не собиралась уже 5-7 лет. Он рассказал о «Курьере», который по тиражу является одним из лидеров Издательского дома «Провинция»: «Наш конек — это читатель, народ, и на самом деле чиновники реально боятся, поскольку к нам идут звонки, как в службу 09». «Любая, в том числе прикормленная газета должна быть в оппозиции к власти, и если власть умная, она это понимает. Но сейчас, к сожалению, этого становится все меньше и меньше», — заявил Константинов, отметив актуальность уже озвученных в ходе круглого стола проблем. «КурьерЪ» пока имеет возможность зарабатывать на рекламе, но есть серьезное давление со стороны почты, был случай издания газеты-клона. Еще одна проблема — с освещением событий из горячих точек: сейчас не только никуда не приглашают, но даже ту информацию, которую журналисты получают из своих источников, «КурьерЪ» не публикует, поскольку «кто правит, тот и заказывает музыку». Исключением стала только история с погибшими псковскими десантниками. «Вам сложно, нам, может быть, еще сложнее. Каждый выкручивается по-своему», — сказал журналист. «В 90-е годы мы могли себе позволить без помощи со стороны судиться с ФСБшниками. Конечно, проиграли, заплатили какой-то штраф, но они нас потом года три со всеми праздниками поздравляли», — вспомнил Константинов.

Начальника управления по информационной политике псковской обладминистрации Александра Машкарина ведущий круглого стола в шутку представил гостям как «нашего душителя и цензора, и в то же время раздатчика благ». «Поначалу я ощутил себя здесь, как в террариуме. Однако это, конечно, метафора — поскольку, осмотревшись, я понял, что взаимодействую с 4\5 присутствующей аудитории», — пикировал в ответ Машкарин.

Апеллируя к тезису Дмитрия Муратова о том, что государственные СМИ являются манипулятивными, Александр Машкарин заявил, что независимые СМИ используют другие манипуляции, но оговорился, что это его частное мнение.

Машкарин охарактеризовал ситуацию с региональным медиарынком как «более-менее благополучную»: «Есть много изданий, которые имеют возможность отстаивать свои точки зрения и по-разному преподносить информацию. Я могу быть не согласен с тем, что печатается в тех или иных изданиях, но это не означает, что я и мои коллеги их не читаем».

«В Псковской области есть доступ к информации и возможность получения информации от региональных, по крайней мере, властей. Но уже давно есть большой кризис информационной грамотности — того, как люди востребуют и получают информацию. Кому-то дорого покупать печатные издания, кто-то устал читать то, что публикуется в прессе, не играет роли и количество персональных компьютеров. У меня есть полное ощущение, что люди просто не хотят искать и пользоваться информацией», — рассказал Машкарин и привел пример, как власти заранее через СМИ оповещают население о замене автобусами пригородных электричек, которые планируется отменить. «Как показывает практика, до тех пор, пока петух не клюнет, люди не будут видеть эту информацию», — отметил он.

Начальник управления по информационной политике также пояснил, что с журналистскими запросами проблема может заключаться в том, насколько юридически корректно составлен запрос и правильно сформулированы сами вопросы. Присутствовавшие журналисты поспорили с таким предположением, и Машкарин согласился, что случаи «замыливания» также бывают.

«В большинстве случаев представители власти на провинциальном уровне не отвечают на запросы не потому, что не хотят разглашать какую-то информацию, а потому, что им просто лень — проще дать отписку, чем провести работу по сбору данных и сформулировать ответ на заданные вопросы. И эта лень происходит от понимания своей безнаказанности», — добавил Максим Костиков.

Далее слово взял корреспондент псковской газеты «Правда» Олег Дементьев, сразу уточнивший, что является беспартийным. Он рассказал о том, как ему везде отказывали в публикации статьи о злоупотреблениях сотрудников Спасо-Елизаровского монастрыря, а также о молчании местных СМИ про экологическую аварию на свинокомплексе в Невельском районе (по сведениям журналиста, предприятием владеют Виктор Зубков и семья губернатора Андрея Турчака). У псковской прессы есть перечень закрытых для обсуждения тем, убежден Дементьев.

Петербургский корреспондент Фонда защиты гласности Роман Захаров рассказал о финансировании СМИ бюджетом Псковской области: согласно открытой информации по госзакупкам, за прошлый год было потрачено 3 млн. рублей (коллеги не согласились с этой цифрой, сочтя ее заниженной), однако критериям, указанным в техзадании контрактов, соответствовало только одно СМИ. Для борьбы с подобными злоупотреблениями чиновников Захаров предложил воспользоваться «не столь близким нам инструментом» и обратиться в центр юридической помощи ОНФ. По его словам, именно таким образом в двух регионах удалось уволить начальников и сделать честным распределение средств; в Петербурге такого добиться не удалось, однако городские власти с тех пор отказались от использования конкурсов. Со своей стороны Александр Машкарин высказал заинтересованность информацией о нарушениях по псковским контрактам.

Не стоит бояться прослыть сутяжниками, также призвал коллег Захаров. Он напомнил, что даже те, кто не имеет возможности позволить себе услуги юриста, может легко воспользоваться типовыми исками (подготовленными не только Фондом защиты гласности, но и многими другими организациями): по отказу в аккредитации, по отказу в предоставлении информации, типовыми запросами и так далее. «Надо требовать соблюдения российских законов», — перефразировал журналист диссидентский лозунг советских времен.

В качестве внутренних проблем медиа Захаров обозначил падение профессионального уровня, в том числе низкое качество социальной тематики и отсутствие образовательно-просветительских материалов. «Если мы видим СМИ исключительно как миссию, то да, я согласен, — заявил в ответ редактор псковского „Эха“ Костиков. — Но поскольку мы живем в реальном рынке, я не очень уверен, что если бы мы сфокусировались только на просветительской миссии, то имели бы такую аудиторию, как сейчас».

Также Захаров отметил, что несмотря на то, что журналисты помогают друг другу на бытовом уровне, в ситуациях, когда у журналистов возникают проблемы из-за их профессиональной деятельности, взаимной поддержки нет, и отсутствие солидарности в первую очередь проявляется в таких малых вещах, а не в отсутствии союзов журналистов или любой другой организации.

«Самая большая проблема — это не запугивание и даже не отсутствие солидарности, что действительно подогревается конкуренцией в профессии, — резюмировал Захаров, — а то, что власти развращают журналистов своими пряниками, и отсутствие плюрализма в СМИ. Мы страшно воюем, даже когда делимся только на две группы, не говоря уже о том, когда таких групп становится больше, а всего лишь надо друг другу помогать поддерживать профессиональные стандарты».

Фото: Илья Васюнин

В ходе круглого стола была неизбежно затронута тема погибших десантников. При обсуждении того, как эти события освещались псковскими изданиями, у участников встречи завязалась дискуссия: что такое для журналиста говорить правду — миссия или все-таки работа? Псковские журналисты делились впечатлениями, насколько по-настоящему страшно им было в тот период: кто-то испытывал страх из-за того, что был на кладбище, где похоронены десантники, кто-то не стал «совать нос» на кладбище, потому что уже боялся. «Но что мы получим тогда, если об этом вообще молчать? Если люди не узнают об этом и не поймут, что происходит, мы получим еще более страшные вещи», — высказался один из журналистов.

Обозреватель «Новой газеты», автор военных репортажей Елена Рачеева рассказала, как выяснила, что о приостановлении уголовного дела о нападении на Льва Шлосберга написали только два СМИ. «Получается, что у Льва Марковича есть миссия. Он, рискуя жизнью, едет на кладбище, чтобы эту миссию выполнить, публикует информацию, которая становится мировой сенсацией, после чего некоторые местные СМИ очень вяло это подхватывают. Им не нужно рисковать жизнью, им не нужно никуда ехать, физически они уже ничем не рискуют. Когда уголовное дело оказывается приостановлено, об этом пишут ровно два издания. О какой солидарности мы говорим? О какой свободе слова?» — обратилась журналистка к псковским коллегам.

«Извините, я, правда, понимаю, что мне легко об этом говорить со стороны. Если кто-то делает такое дело, которое, как мне кажется, является основополагающим для журналистики, если кто-то поднимает голос для того, чтобы поддержать в том числе свободу слова, вы не обязаны делать тоже самое. Если вы не считаете, что журналистика — это ваша миссия, хотя речь идет просто о том, чтобы профессионально делать свое дело, то у вас есть одна очень простая опция: сослаться на Льва Марковича со всеми оговорками и отсылками на законы о журналистике, взять комментарий у любой стороны, аккуратно перепечатать эту информацию и дать ей ход среди своей аудитории, а затем отслеживать развитие событий. У меня вопрос: почему вы это вообще не делаете?» — спросила Рачеева.

Причину столь слабой реакции со стороны профессионального сообщества на острые темы выразила обозреватель петербургской «Независимой газеты» Светлана Гаврилина, вспомнив старый советский анекдот: два жителя Чукотки сидят на берегу Северного ледовитого океана, и один предлагает рассказать политический анекдот, на что другой отвечает: «Не надо — сошлют». «Вот это действительно иррациональный страх. В Петербурге пока еще ни один журналист в результате увольнения не умер от голода и не был выселен из квартиры. Однажды я попала в глухой райцентр Пестово в Новгородской области, где редактор прикормленной властями районной газеты написал статью о сталинских репрессиях, когда это еще не было трендом. Получилось, что он „оскорбил чувства“ ветеранов. Он был уволен со своего поста, ему сказали, что его не возьмут даже в грузчики на рынке. Тогда он пошел в дальнобойщики, и впоследствии открыл свою редакцию в блок-контейнере, поскольку помещения ему никто в аренду не давал, — и издавал газету. И когда я вижу такой пример, мне решительно непонятны все материальные ужасы и страхи», — рассказала Гаврилина.

В конце мероприятия, покидая круглый стол, президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов заметил журналистам: «Вы в конце концов заговорили про солидарность, но как о чужом деле».

Лев Шлосберг об итогах круглого стола:

— Это первый за долгие годы разговор журналистов за круглым столом в Пскове о том, что происходит со свободой слова, профессией, аудиторией, с управлением средствами массовой информации. Я очень рад, что эта встреча состоялась, и я хочу, чтобы это была первая встреча, а не последняя, чтобы эта традиция продолжилась. Мне было очень важно увидеть в Пскове Алексея Кирилловича Симонова и Дмитрия Андреевича Муратова.

Действительно, сегодня везде в России, не только в Пскове, пресса не чувствует себя в полной мере корпорацией в плане профессиональной журналистской солидарности. Пресса почти не существует как институт: в такой огромной стране мы можем пересчитать по пальцам все независимые СМИ. Если всех свободных российских журналистов собрать в большом зале, это будет не очень большой зал, и большинство из присутствующих в этом зале будут знать друг друга в лицо, потому что знакомы.

Но поскольку культурная традиция (а журналистика и свобода слова являются культурной традицией) требует передачи не количества, а качества, такие встречи имеют большое значение, они поддерживают людей, они заставляют людей о чем-то задумываться. Хотя бы о том, что приезжает известный, очень скромный человек с блестящей фамилией и спрашивает: а что у вас с союзом журналистов, почему к нам сюда не пришел представитель союза журналистов, это же ваш союз журналистов? И люди потом общаются и говорят: а ведь надо действительно что-то делать? Иногда такой импульс извне бывает необходим, поскольку людям свойственно замыкаться в своем пространстве и, как следствие, утрачивать какие-то ориентиры.

На круглом столе не говорилось ни о чем необычном. Конечно, были затронуты трагические события минувшего года. Воспоминание об этих событиях тоже важно: ведь если после события не было слова, значит, события не было — так устроено человечество. И это важный разговор для журналистов — людей, которые оставляют после события слово. Я согласен с тем, что на круглом столе говорили о миссии: пусть журналистика — это профессия, работа, индустрия, экономика, но при этом у нее есть миссия. Потому что свобода слова — это общественный институт, без которого нельзя построить ни общество, ни успешное, ориентированное на человека, государство.

Это был ни к чему не обязывающий разговор, каким и должен быть разговор между журналистами, но в то же время это был разговор о главном. Это не было вехой, но некой точкой: очень разные люди встретились друг с другом за круглым столом. На самом деле выход из любых общенациональных кризисов (а в России общенациональный кризис) в любом государстве возможен только через консолидацию людей с позитивными человеческими целями: у них могут быть разные идеологические взгляды, но должны быть общие ценности. Идеологии вторичны, ценности первичны. Сегодня мы вышли на разговор о ценностях, это очень важно.

util