29 Января 2015, 09:00

Алексей Симонов: «Проблема журналистской солидарности ― один из самых тяжелых вопросов существования профессии»

Алексей Симонов. Фото: Юрий Тимофеев / RFE/RL

Президент Фонда защиты гласности Алексей Симонов поделился с Открытой Россией своими впечатлениями о круглом столе в Пскове, посвященном проблемам свободы слова и региональной журналистики:

― Я думаю, что польза от этого может быть. Как минимум потому, что есть вещи, разговаривать о которых люди в своем кругу уже забыли, и вот приезжают гости, которых они, в общем, уважают и могут услышать, и они говорят об этих вещах. Если два человека выражают признательность Фонду защиты гласности, в разные годы им помогшему, то это значит, что они в курсе, чем я занимаюсь и зачем я здесь. То есть понятно, что им любопытно мое мнение.

С другой стороны, что меня интересует сегодня ― попытка понять, насколько эфемерным является желание каким-то образом объединить профессию журналиста с общественной жизнью. Когда я спросил, а где же на круглом столе Союз журналистов, то народ просто заржал ― настолько было очевидно, что по большому счету союз не существует, а исполняющие его роль остатки не хотят никоим образом ввязывать себя в отношения с нежелательными персонажами. Я довольно давно бываю нежелательным персонажем для власти, поэтому это меня сильно не удивляет, а у Дмитрия Муратова (главный редактор «Новой газеты», участник круглого стола. ― Открытая Россия) просто на лице написано, что он нежелательный персонаж. В паре мы довольно смешное, с моей точки зрения, зрелище, потому что у нас очень разные темпераменты и разный жизненный опыт. Хотя мы с ним дружим, и я очень ценю то, что он делает, и считаю его одним из самых достойных людей в журналистике: он до сих пор не потерял интерес к профессии, он ее видит и слышит, у него еще масса нереализованных идей.

К сожалению, никто с нами не обговорил, что это все-таки не встреча, а круглый стол, что мы по идее должны были включиться в некое обсуждение, которое было бы главным для тех людей, которые на это мероприятие пришли. А главным для этих людей в итоге получился наш визит: они пришли не для того, чтобы что-то обсудить самостоятельно, а для того, чтобы увидеть нас, услышать наше мнение и так далее. Это тоже вполне приемлемый вариант круглого стола, но не такой, какой я себе представлял.

Вот в чем мы убедились: как только мы уходим от общих, «шапочных» вопросов и ответов к конкретным, более профессиональным, интересным и глубоким вещам, то выясняется, что все где-то лукавят. И для того, чтобы они (журналистское сообщество.― Открытая Россия) были порознь, существует очень много причин, которые никто не хочет называть по большому счету. Я как человек стараюсь быть конкретным, и поэтому меня это раздражает. Я считаю, что в ходе круглого стола надо было образовать новый союз журналистов: записать всех присутствующих, рассказать, чем союз может заниматься, и так далее. Но, к сожалению, в чужой монастырь со своим уставом не лезут, тем более в таком городе, как Псков, где монастырей много и уставов много. Вот беда, что нет общего устава.

Я считаю, что мы съездили в Псков с пользой. Мы с Дмитрием пообщались со своими региональными корреспондентами, а кроме того, я повидался со Львом Шлосбергом (правозащитник, один из организаторов круглого стола. ― Открытая Россия). Мне очень нравится этот интеллигент в политике, у которого есть обязательный костюм для выходных мероприятий. В нем начисто отсутствует журналистское разгильдяйство, он точный, выверенный человек. Он сказал, что меня встретит ― он встретил; он сказал, что будем обедать ― в 12.30 он поставил передо мной миску куриных щей, и я безоговорочно съел куриные щи, хотя я никогда не ем днем.

В общем, я думаю, что такие вещи, как этот круглый стол, должны делаться. И если есть возможность принять в них участие на тех условиях, на которых мы собирались в данном случае, ― тут никто никому билетов не покупал, все приехали за свой счет, ― то это надо делать.

На самом деле проблема журналистской солидарности ― это один из самых тяжелых вопросов сегодняшнего существования профессии. Поскольку когда что-то случается, все начинают себя чувствовать дико одинокими.

По данным нашего мониторинга за 2014 год по Псковской области мы зафиксировали 7 сообщений о преступлениях в отношении журналистов или нарушении их прав. Ранее мы ежегодно фиксировали по всей России примерно 1,5 тысячи сообщений такого рода. Вообще климат в каждом российском регионе зависит от порядочности и профессионализма избранного или назначенного губернатора. Как правило, ненависть к СМИ начинается с того, что власть начинает скрывать собственные проколы, а журналисты всюду суют свой нос. Поэтому чем профессиональнее губернатор, тем у него лучше отношения с прессой. Это почти стопроцентное правило.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Дмитрий Муратов: «Мы — патриоты России»

Журналист Светлана Гаврилина: «Мужики не ходят на митинги, потому что не хотят сидеть за воздушные шарики»

util