1 February 2015, 11:32

Сергей Жаворонков: «В половине пунктов плана в разделе „финансирование“ стоят прочерки»

Фото: Александр Земляниченко / AP

Старший эксперт Института экономики переходного периода рассказал Открытой России об изъянах антикризисного плана правительства:

— Примерно в половине, если не в большей части пунктов плана в разделе «финансирование» стоят прочерки. Например, прочерк стоит в таком серьезном разделе, как «Банк плохих долгов». То есть речь идет о том, что должно быть создано некое государственное юридическое лицо, которое будет выкупать у банков «плохие долги» или просто забирать их. Понятно, что это очень ресурсоемкий проект в случае его осуществления, и без денег говорить об этом проекте вообще невозможно. Но в этом разделе стоит прочерк — по имеющимся данным, ведомства еще ни до чего не договорились.

Адекватно, на мой взгляд, выглядит индексация пенсий, поскольку все, что связано с прямыми выплатами людям, стимулирует потребительский спрос, и это правильно. Ставка правительства на выдачу масштабных заимствований банкам и промышленным предприятиям (из средств Фонда национального благосостояния) — это мера, которая, по-моему, избыточна по своим масштабам, но в той или иной мере к этому прибегать пришлось бы. Из обсуждаемых проектов трат я бы в последнюю очередь тратил деньги на помощь сырьевым компаниям («Роснефть», «Ямал СПГ») — пусть эффективные менеджеры, и без того имеющие огромные льготы по налогам, дивидендам государству, экспортным пошлинам, поищут ресурсы самостоятельно. Я сомневаюсь в необходимости расширения БАМа — в отличие от Транссиба, он и сейчас недогружен.

Что самое печальное, чего в этом плане не хватает: отклонены практически все предложения Министерства экономического развития по снятию административных барьеров. Планов там было громадье, но почти все их вычеркнули из итогового правительственного плана. Напомню, там речь шла о сокращении фактического возмещения НДС до 15 рабочих дней, моратории на внеплановую проверку всех объектов, кроме объектов, отнесенных к высокому технологическому риску, моратории на проверку всех малых и средних предприятий, отсрочке по введению ветеринарных сопроводительных документов на продукцию пищевой промышленности, моратории на экологические сборы и торговые сборы — вот все это вылетело из итогового плана.

Осталась там некое странно сформулированное упоминание о снижении надзора Федеральной антимонопольной службы за малыми предприятиями, «сокращении количества оснований, по которым ФАС вправе осуществлять внеплановую проверку». Вообще-то существует дикость: ФАС, которая была создана для регулирования естественных монополий, перешла на плановые показатели и гоняется за монополиями на уровне ларьков или разрушает где-то в Абакане монополию, которая сложилась на местном рынке ремонта обуви.

Могли бы хотя бы убрать малый и средний бизнес из сферы деятельности ФАС. Но даже этого не делается. Все сформулировано в какую-то абстрактно-завинченную фразу, из которой непонятно что следует. Кроме этого говорится, что будет перенесено принятие новых правил безопасности транспортных средств и введен двухлетний мораторий на страхование ответственности предприятий, за исключением объектов первого класса опасности. Ну да, это, наверное, разумно, но этого категорически недостаточно.

Масса полезных вещей, таких как снижение ставки налогообложения доходов по упрощенной схеме с 6 до 1%, снижение с миллиона до 500 тысяч рублей максимальной планки доходов индивидуального предпринимателя, снижение с 15 до 7,5 % ставки налога на вмененный доход — все это отнесено к компетенции субъектов федерации, но они этого ничего делать не будут, так как им это невыгодно, это сокращает их доходы.

Есть там довольно спорная вещь: микропредприятиями признаются предприятия со 120 миллионами рублей выручки. Это какие-то странные критерии. Что это за микропредприятие со 120 миллионами рублей выручки? В нашем представлении микропредприятие — это какая-то бабушка, что-то продающая. Какие там могут быть 120 миллионов рублей? Но это дает Минфину основания говорить: «Ребята, мы не можем давать вам налоговые льготы, потому что бюджет останется без доходов». Так может, имело бы смысл критерии отнесения к малому и среднему бизнесу не расширять, а наоборот, понизить, чтобы меньшее количество предприятий могло ими пользоваться? На зато льготы для этого малого бизнеса нужно сделать реальными, а не декларативными, как сейчас.

В целом этот план напоминает план 2008 года, да и сам кризис в чем-то похож на кризис 2008 года. Есть и резкое снижение цен на нефть (сейчас в два раза, в тот раз — в три раза, но то, что цены снизились не так сильно, как в тот раз, компенсируется режимом санкций). У нас, как и в 2008 году, существуют значительные золотовалютные резервы, благодаря которым правительство может пытаться переждать активную фазу кризиса.

Опыт кризисов и 1998, и 2008 годов показывает, что падение цен на нефть бывает низким, но длится недолго — год, максимум полтора года, из которых полгода почти прошло. В правительстве думают, что нужно затянуть пояса и переждать трудное время, а потом цены на углеводороды вновь вырастут, доходы бюджета повысятся.

Нельзя сказать, что эта стратегия идиотская. Весьма вероятно, что так и произойдет, и действительно удастся выкрутиться таким образом. Но хотелось бы все же, чтобы правительство рассчитывало не на лучшее, как в данном случае, а было готово и к каким-то худшим сценариям, например к сценарию, при котором цены на нефть не поднимутся.


ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

План правительства: беспомощный и безотрадный

Евгений Ясин: «Чисто экономическими методами преодолеть кризис невозможно»

util