12 Февраля 2015, 20:53

Адвокат Новиков о Савченко: «Сейчас у нее вес ниже 59 килограммов, температура низкая — 35,8, сахар в крови — 3,2»

Рисунок Надежды Савченко. Фото: @mark_feygin

Адвокат Илья Новиков посетил Надежду Савченко в СИЗО после того, как сегодня стало известно о подписании «нормандской четверкой» в Минске меморандума о прекращении огня. После встречи с подзащитной он рассказал Открытой России, прекратит ли она голодовку, спасет ли ее жизнь принятие минского меморандума, от чего теперь зависит ее судьба и о каких договоренностях говорил Петр Порошенко

— Надежда сообщила мне данные ее сегодняшнего дежурного медосмотра: по словам медиков, сейчас у нее вес ниже 59 килограммов, температура низкая — 35,8, сахар в крови — 3,2, что довольно мало, причем капельницей сахар смогли подтянуть только до 3,7 — то есть капельница ей уже не обеспечивает стабильного режима выживания, грубо говоря. Все это в целом означает, что у нее остается не так много времени.

Я в очередной раз спросил ее, не хочет ли она прекратить голодовку. Она ответила, что нет, что она прекратит голодовку только тогда, когда окажется в Украине.

Новости про минские соглашения мы воспринимаем со сдержанным оптимизмом. С оптимизмом — потому что это лучше, чем если бы их не было. Со сдержанным — потому что мы не можем полагаться на то, что российская сторона добросовестно и быстро все это исполнит и освободит Надежду.

Имея опыт предыдущего общения со Следственным комитетом и выслушивания комментариев нашего политического руководства,

мы имеем все основания ожидать, что сейчас мы начнем получать какие-то новые комментарии насчет того, что якобы меморандум заключен про освобождение незаконно удерживаемых лиц, а Савченко — законно удерживаемое лицо.

Поэтому мы исходим из того, что да, хотя минские договоренности есть, но нет уверенности, что они будут честно соблюдаться, и поэтому мы настроены работать по защите Савченко точно так же, как работали раньше, то есть с полной отдачей. Мы подаем апелляционную жалобу на продление ей ареста до 13 мая, мы будем участвовать во всех судах по другим поводам, которые происходят в рамках этого дела. С этой точки зрения ничего не меняется: до тех пор, пока она окончательно не окажется на свободе, мы будем продолжать работать так, как работаем.

Говоря о договоренностях, мы в первую очередь имеем в виду меморандум. Также у нас есть неофициальные подтверждения того, что устные договоренности персонально насчет Савченко были достигнуты. Но это устные договоренности — и полагаться на них, к сожалению, в полной мере нельзя. Поэтому в первую очередь формальным основанием для ее освобождения в ближайшее время мы видим именно пункт 6 общего Минского меморандума — про обмен заложников и незаконно удерживаемых лиц.

Для того, чтобы подписать постановление о прекращении уголовного преследования Савченко, следователю нужно десять минут. Любые другие сценарии ее освобождения относятся к тому, что, возможно, российская сторона как-то эту ситуацию усложнит в целях спасти лицо. Потому что до этого мы восемь месяцев слышали, что у них есть исчерпывающие доказательства вины Савченко, что они якобы там все установили — и после этого просто взять и отпустить человека будет не в их стиле. Возможно, мы увидим что-то поэтапное. Но мы здесь находимся в положении выжидания: нам важен конечный результат, а как они пожелают это оформить и как они это будут комментировать — по большому счету, все равно.

Сейчас политическое решение есть, и как они его будут выполнять — это на их усмотрение.

Петр Порошенко и Владимир Путин на переговорах в Минске, 11 февраля 2015 года. Фото: Николай Лазаренко / AFP / East News

По словам Петра Порошенко, его проинформировали, что это должно быть сделано по завершении экспертизы и предварительного следствия. Тут речь идет, скорее всего, об их разговоре с Путиным во время встречи: у нас есть информация, что Порошенко лично перед Путиным ставил вопрос персонально о Савченко.

Как я себе представляю картину, анализируя это высказывание и ситуацию: зная, что вопрос Савченко будет подниматься, Путин перед переговорами запросил доклад по ситуации. Те, кто следил за новостями о Савченко по комментариям защиты, в курсе, что предыдущие три месяца в следственных действиях была фактически спячка. Поскольку следствие очень боится, что начальство устроит взбучку, но при этом не может сказать буквально, что «мы все это время валяли дурака, а так вообще ждем ваших распоряжений», — на требование доклада следствие ответило что-то вроде того, что по делу назначены экспертизы, ведется интенсивное расследование, бла-бла-бла. Да, экспертизы действительно назначены, но одна бессмысленнее другой. Например, назначена экспертиза одежды Савченко, в которой ее захватили, на предмет наличия на ней следов пороха, — и это после того, как одежду постирали, когда Савченко была доставлена в гостиницу в Воронеже. Еще затеяна фоноскопическая экспертиза той самой известной видеозаписи допроса Савченко в плену у боевиков — это-то, казалось бы, зачем?

Насчет упомянутой медицинской экспертизы: речь могла идти о судебно-медицинской экспертизе, которая действительно была назначена. Я опишу, как это было: один из журналистов — не тех, которые тогда погибли, а те, которые из журналистского пула, который работал в ЛНР, — собрал на месте взрыва какие-то их останки (там буквально так описано — фрагмент тела такой-то, фрагмент одежды со следами крови), сложил, что называется, в ведро и привез в Россию. И по этим останкам собираются проводить какую-то экспертизу. Ну бога ради — только Савченко здесь причем? Не говоря уже о том, что это нонсенс, что вот такие ошметки, собранные не следователем, не под протокол, могут выступать каким-то доказательством.

Поэтому я могу заявить, что если вдруг мы услышим от следствия, что им категорически необходимо дождаться этих экспертиз, чтобы решить вопрос с Савченко, — это будет туфта и ложь, необходимости такой нет. С Савченко уже сейчас все понятно. Если вы хотите потянуть время, значит, нужно говорить: извините, хотим тянуть время. А она на голодовке — что вы хотите?

19 февраля будет один из наших текущих судов, конкретно касающийся отказа следствия отпустить Савченко на Парламентскую ассамблею Совета Европы 26 января как делегата, который пользуется иммунитетом: мы подавали соответствующее ходатайство, нам отказали, и мы обжаловали этот отказ.

Мы пока не знаем, каким процессуальным способом российские власти решат освободить Савченко: может быть, что-то интересное произойдет именно в рамках этого суда — что не произошло бы без минских договоренностей.

В принципе, освободить Савченко могут в любой день — как до, так и после 19 февраля. Никакой четкой даты у нас нет.

Если Надежда уедет в Украину раньше, мы, конечно, махнем рукой на эти суды и не будем тратить на них свое время, потому что у нас есть, чем заняться.

ЧИТАЙТЕ И СМОТРИТЕ ТАКЖЕ:

В Минске заключено соглашение о прекращении огня. Эксперт: система одобрения принятых решений сильно запутана

Суд над Савченко: видеорепортаж

util