13 Февраля 2015, 21:44

Следствие второй раз попыталось арестовать Шехтмана, потому что он продолжает писать в соцсети

Павел Шехтман дома. Фото: Роман Зайцев / Facebook

Уголовное дело гражданского активиста Павла Шехтмана, преследуемого за записи в соцсети, пошло по второму кругу: следователь снова попытался отправить его за решетку — на этот раз на основании того, что Шехтман продолжает писать в соцсети и к тому же якобы находится в розыске. Активист был задержан дома и утверждает, что никуда не скрывался

В сентябре 2014 года Кунцевский межрайонный отдел Следственного комитета возбудил дело в отношении Павла Шехтмана по пункту «а» части 2 статьи 282 УК («возбуждение ненависти и вражды с угрозой применения насилия»). Дело было заведено по доносу в связи с комментарием Шехтмана в Facebook под перепостом публикации украинского блогера Романа Давиденко. Доносов на Шехтмана было два: один из них написала поклонница Владимира Путина из Молдавии, другой — организация «Русский общественный контроль», которую возглавляет бывший член ДПНИ.

В октябре Шехтмана задержали по месту жительства. У него дома был проведен обыск, в ходе которого изъяли всю оргтехнику и мобильные телефоны. Как рассказывал сам Шехтман, при обыске следователь Антон Кривов требовал от активиста, известного своими демократическими взглядами, выдать «националистическую литературу», а также заявлял, что посадил Тесака (радикального националиста Максима Марцинкевича). Следствие потребовало арестовать Шехтмана, но Кунцевский районный суд отказался удовлетворить данное ходатайство, и следователь Кривов назначил активисту меру пресечения в виде подписки о невыезде.

Елена Романова, адвокат Павла Шехтмана:

— Павла Шехтмана забрали из дома 10 февраля, якобы в связи с тем, что он объявлен в розыск. До этого он находился под подпиской о невыезде и надлежащем поведении. Он никуда не скрывался, не бегал, постоянно жил по месту регистрации и ни разу не ночевал вне места жительства. Мы с ним встречались возле его дома. Кроме того, следователь сам обзванивал жильцов, которые проживают вместе с Павлом в его квартире.

Забрав Шехтмана из дома, его содержали неизвестно где. Мы выяснили, что сперва его доставили в ОВД «Северное Тушино»; доставление было официально зарегистрировано. Затем, как он рассказал, его отвезли в какое-то помещение — непонятно, что это было, ИВС или нет. Мы искали Павла в Кунцевском ИВС, но нам там заявили, что информацию не дают, сведениями не располагают и так далее.

На следующий день в полпятого вечера его отвезли в Кунцевский районный суд, надев наручники. Их сняли только перед самим судом. То есть на тот момент он был задержан уже более суток — неизвестно, на каком основании.

Следователь Антон Кривов ходатайствовал перед судом о заключении Шехтмана под стражу, ссылаясь на то, что он «продолжает заниматься преступной деятельностью»: размещает в соцсети материалы экстремистской направленности. Когда Павел задал следователю вопрос, в какой именно соцсети он это якобы делает, тот не ничего пояснить не смог.

В итоге суд отказался отправить Шехтмана в СИЗО и назначил ему меру пресечения в виде домашнего ареста.

Суть еще в том, что следователь обратился в суд с ходатайством именно об избрании, а не изменении меры пресечения Шехтману. Я бы еще поняла, если бы он ходатайствовал об изменении меры пресечения в связи, допустим, с тем, что человек нарушил подписку. Но он ходатайствовал конкретно об избрании, как выяснилось, опираясь на то, что уголовное дело было приостановлено из-за того, что Шехтмана якобы не могли найти и объявили в розыск.

Мне, адвокату Павла, не сообщили о том, что его заключили под домашний арест, хотя он ссылался на меня. Меру пресечения Шехтману мы обжалуем.

Когда Павла забирали, у него опять изъяли всю технику: уже новый компьютер и телефон. Кроме того, он рассказал, что когда вернулся домой, обнаружил, что у него из кошелька пропали две тысячи рублей.

Павел Шехтман — гражданский активист, публицист и историк, автор статей в печатных и электронных изданиях, а также в русскоязычной Википедии. С начала 2010 года Шехтман участвовал во множестве акций протеста, в том числе в акциях «Стратегии-31», «Архнадзора», в защите Химкинского леса. Неоднократно задерживался полицией. В 2012 году проиграл судебный процесс по иску оперативного сотрудника Центра «Э» Алексея Окопного в связи с публикацией поста, в котором назвал того убийцей, подразумевая причастность Окопного к гибели оппозиционного активиста Юрия Червочкина.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

«Человек, который говорит так, как думает» обвиняется в экстремизме

util