16 February 2015, 09:00

«Прокуратура считает, что борьба с коррупцией в стране противоречит государственной политике»

Российское подразделение Международного центра антикоррупционных исследований и инициатив Transparency International получило представление Таганской межрайонной прокуратуры, которое обязывает организацию зарегистрироваться в качестве иностранного агента.





Директор Transparency International Антон Поминов прокомментировал это Открытой России:

— У нас есть 30 дней на то, чтобы оспорить представление. Мы не вступаем с прокуратурой в дискуссии. Готовим документы, подтверждающие, что коррупция — это не политика.


Комментарий юриста Алексея Глухова:

Таганская межрайонная прокуратура Москвы внесла представление Елене Панфиловой, руководителю «Transparency International Россия». Прокуратура считает, что борьба с коррупцией в стране противоречит государственной политике, и просит в срочном порядке зарегистрироваться в реестре иностранных агентов. Разбираем документ.

Реестр иностранных агентов продолжает пополняться все новыми и новыми организациями. Теперь этот список растет и благодаря действиям Минюста, который еще полгода назад выполнял функцию молчаливого исполнителя волеизъявлений прокуратуры. Однако и сама прокуратура, видимо, не хочет отказываться от звания борца с иностранными агентами (хотя более подходящее здесь звание — убийца некоммерческого сектора).

На днях Таганская межрайонная прокуратура внесла в адрес «Transparency International Россия» представление о выявленных нарушениях.

Суть представления в двух словах: занимаетесь политической деятельностью, поэтому срочно зарегистрируйтесь в реестре иностранных агентов.

Но тут важны основания.

Не будем подробно останавливаться на факте наличия финансирования от частных зарубежных фондов; оно действительно есть. Российский частный сектор, думаю, еще не скоро будет готов жертвовать на развитие некоммерческого сектора, а распределение государственной поддержки НКО и размер этой поддержки заслуживает отдельного анализа с точки зрения эффективности.

Итак, прокуратура считает, что в аналитическом докладе «Индекс восприятия коррупции- 2014» содержатся предложения по изменению государственной политики, а именно: «Внедрение в правовую систему уголовной ответственности за незаконное обогащение, то есть за наличие у должностного лица активов и собственности, происхождение которых такое должностное лицо не может разумно обосновать; отмена статуса „организации, выполняющей функцию иностранного агента“ для НКО, прекращение избыточного контроля СМИ, блогеров и организаций, реализующих проекты по гражданскому антикоррупционному контролю и антикоррупционному образованию».

Помимо этого, прокуратуру возмущает и проведение «Transparency International Россия» публичных мероприятий, а особенно им запомнился круглый стол по внедрению в России Конвенции ООН против коррупции. Отдельное место в прокурорском акте занимает недоумение, выраженное по поводу наличия на сайте НКО оценок законопроектов.

Начнем с последнего. Дело в том, что «Transparency International Россия» обладает свидетельством Министерства юстиции России на право проведения независимых антикоррупционных экспертиз аж с 2011 года.

В России действительно есть организации и отдельные юристы, которые вправе давать официальные рекомендации по тому или иному законопроекту. Такое право возникло при президентстве Дмитрия Медведева, когда еще было модно обращаться к гражданскому обществу за советами. Список юридических лиц, имеющих право давать такие заключения, опубликован на сайте Минюста, и среди 314 организаций можно найти «иностранных агентов», которые уже внесены в реестр (и, заодно, определить других кандидатов на внесение в этот список).

В 2013 году Владимир Путин высказывался по поводу независимых антикоррупционных экспертиз: «Широкое распространение получила практика антикоррупционной экспертизы законов, что позволяет снижать коррупционные риски, заранее исключить противоправные, двусмысленные нормы, открывающие лазейки для самоуправства и злоупотребления чиновников». Таганский межрайонный прокурор, видимо, расширительно толкует слова президента: с его точки зрения, не каждая экспертиза полезна для страны и не каждую лазейку надо открывать.

С Конвенцией ООН против коррупции и введением уголовной ответственности за незаконное обогащение чиновников прокурор оказался в тренде. Знал он или нет, что инициатива Навального об этом набрала РОИ 100 тысяч подписей, и что сейчас «Открытое правительство» рассматривает эту инициативу, сказать сложно, но чутье подсказывает, что на очередном заседании «Открытого правительства» 25 февраля эта инициатива поддержки не найдет.

Требование отмены поправок об «НКО — иностранных агентах» оказалось тоже незаконным. Правда, Таганский межрайонный прокурор здесь не первооткрыватель. Летом 2014 года именно за публичные высказывания о порочности законодательства об «иностранных агентах» в реестр этих «агентов» попала правозащитная ассоциация «Агора».

Публичная негативная оценка законодательства об «иностранных агентах» в России приводит к такому же эффекту, как просьба не кидать «в терновый куст...».

«Таким образом, фактическая деятельность АНО «Transparency International Россия» направлена, в том числе, на вмешательство в проводимую государственную политику в сфере борьбы с коррупцией путем лоббирования своих предложений по ее изменению, на формирование общественного мнения о необходимости изменений органами власти политики в указанной сфере, получение общественной поддержки для оказания большего влияния на власть, — приходит к выводу прокурор.

Человек, прочитавший эти строки, должен прийти в состоянии фрустрации: со всех экранов и официозных газет доносятся призывы борьбы с коррупцией, суды ведут отдельную статистику по коррупционным статьям Уголовного кодекса,

сама прокуратура пользуется каждым удобным случаем заявить о своей нелегкой борьбе с коррупционерами в стране, а оказалось, что НКО, которая борется с коррупцией в России и дает разумные и мотивированные советы по усилению борьбы, пытается изменить государственную политику.

Это уже не первый такой случай: ранее «Комитет против пыток» за деятельность по борьбе с пытками также назвали иностранными агентами.

Было бы разумно называть вредной деятельность НКО, которая бы систематически требовала ввести в России перечень случаев обоснованного применения пыток или поощрения чиновников за «самый эффективный способ коррупционного обогащения». Но называть НКО, которые с этим борются, «иностранными агентами» — вот истинное вмешательство в государственную политику и предательство родины.

util