13 Февраля 2015, 22:11

Платон Лебедев. ​Год на свободе

ПОЛНАЯ РАСШИФРОВКА ПРЕСС-КОНФЕРЕНЦИИ

Бывший председатель совета директоров группы МЕНАТЕП Платон Лебедев, осужденный в 2005 году по «делу ЮКОСа», через год после освобождения из одиннадцатилетнего заключения в колонии общего режима впервые дал пресс-конференцию.

Платон Лебедев был арестован в 2003 году по подозрению в мошенничестве, в 2005 году осужден на восемь лет лишения свободы по, так называемому, «делу ЮКОСа». В декабре 2010 года срок заключения был увеличен до 14 лет из-за второго обвинения в хищении нефти. В ноябре 2012 года срок сокращен на три года.

23 января 2014 Верховный суд России снизил наказание до уже отбытого — с 10 лет и 10 месяцев до 10 лет, шести месяцев и 22 дней. Лебедев вышел на свободу 24 января 2014 года.

Amnesty International признала его узником совести.

Цитаты

— К сожалению, Российская Федерация до настоящего времени не исполнила решение Европейского суда, который признал незаконным фальшивый иск на 17 миллиардов. Долга нет, а иск есть, такая вот смешная ситуация. Из-за этого мне не дают загранпаспорт. Сейчас эта тема находится на рассмотрении Комитета министров Совета Европы. Надеюсь, она разрешится в соответствии с положениями конвенции, которую Российская Федерация обязалась исполнять.

— Если я получу загранпаспорт, у меня будут для моей деятельности руки развязаны. Собираюсь заниматься, как и раньше, международным бизнесом, в том числе и связанным с Российской Федерацией. Я полагаю, что мой возраст позволяет еще несколько лет позаниматься активной бизнес-деятельностью.

— Я не занимаюсь политикой никогда. Не потому, что грязное дело, а потому, что не мое! Я хочу заниматься тем, чем я умею. У нас огромное количество людей, желающих позаниматься политикой.

— То, что происходит, — это кошмар. Война на любой территории бывшего СССР — это кошмар. И Россию, и Украину связывают исторические традиции, семейные связи, родственные, культурные. То, что происходит, — это огромная ошибка политиков, всех. И российских, и украинских, и не только.

— Я согласен с Булгаковым и одним из моих любимых героев профессором Преображенским, что кризис больше в головах. Я полагаю, что здесь есть люди, которые помнят, что у нас было в 1995, 1997, 1998 годах. Вы сами вспомните, что такое цена 60 долларов за баррель. Это сказка! Какой же кризис сейчас — 60 долларов за баррель? У нас средняя себестоимость добычи нефти — от 5 до 7 долларов за баррель. Некоторые истерические нотки, которые звучат по поводу кризиса, я не до конца понимаю.

— Я за то, чтобы коэффициент (зачет дня содержания в СИЗО за полтора или два в колонии — ОР) был установлен. Это заставит работать и следствие, и прокуратуру чуть-чуть по-другому. У нас сидят по году, два, три без всякого суда. Если срок, который они провели в СИЗО, зачтется вдвойне — думаю, это нормально. Может быть, косвенно это приведет к тому, что просто так всех без разбора под стражу заключать не будут.

— Что касается оппозиции, для меня лично это очень сложный вопрос. Как любой гражданин Российской Федерации, я спокойно допускаю наличие оппозиции; это очень хорошо, я считаю. Но вы сами попробуйте ответить на вопросы, которые я сам себе задаю: а что за правительство у оппозиции? Кто премьер-министр? Кто министр обороны? Кто председатель Верховного Суда? Кто руководитель ФСБ? Кто председатель Центрального банка? Кто министр финансов? Как только я узнаю этих людей, узнаю, чем они хотят заниматься, для меня хоть что-то прагматическое настанет, чтобы оценивать, нравятся они мне или не нравятся.

util