24 Февраля 2015, 12:09

Как в Томске одиночные пикеты превращаются в неодиночные


Фото: Александр Горожанин

О том, как на участниках одиночных пикетов в поддержку телекомпании ТВ2 пытаются опробовать пока еще не применявшуюся поправку к КОАПу

Новогодние гуляния в городе Томске прошли хорошо. В этом году пенсионеры, служащие, студенты и домохозяйки полюбили выходить на прогулку, прихватив с собой плакаты. Распечатывали на принтере, писали фломастером на картонках лаконичное «Я за ТВ2» или «Верните любимый телеканал». Кто-то даже осмелился на «Жвачкин, будь человеком». К слову сказать, человек с этой говорящей фамилией был, по данным независимых социологов, мало известен большинству жителей города Томска, несмотря на свое трехгодичное пребывание в губернаторском кресле. На вопрос «Кто у нас губернатор?» многие томичи честно пожимали плечами.

Рецепт Герострата — надежное средство от забвения. Уничтожь народное достояние — и останешься в веках. Когда в конце минувшего года Томск лишился своего лучшего телеканала, известность губернатора Сергея Жвачкина резко повысилась, а рейтинг при этом так же стремительно рухнул вниз. После того, как в ночь с 2014 на 2015 год под бой курантов экранное изображение на пятой метровой частоте превратилось в серую рябь, на площади неподалеку от места работы губернатора стали появляться горожане с плакатами — и сами журналисты, и оскорбленные до глубины души отставные телезрители.

Они облюбовали место возле городской елки — праздники ведь! И тут же силы томской полиции были срочно мобилизованы на «проверку соблюдения законодательства в сфере организации публичных мероприятий».

Фото: Александр Горожанин

Если старая советская статистика гласила: на десять девчонок приходится девять ребят, то новая побила все рекорды. На одного пикетчика (или пикетчицу) приходилось аж семь ребят в форме под предводительством подполковника Водянкина. Восьмой член оперативной группы наблюдал за происходящим через окуляр видеокамеры из засады. Он засел на втором этаже Второвского пассажа — памятника архитектуры, у стен которого еще в 1905-м демонстрантов расстреливали, — так что Второвский пассаж никакими пассажами не удивить.

А вот пикетчики искренне удивились повышенному интересу сотрудников в форме. Они, пикетчики, думали, раз в законе написано, что для одиночных пикетов не требуется подавать уведомления, а требуется только соблюдать тридцатиметровую (по местному предписанию) дистанцию, то претензий к ним быть не может. Ан нет! Оказалось, еще в 2012 году законодатели Кодекс об административных правонарушениях подправили. А теперь эту, в свое время не замеченную общественностью поправку, вытянули, как карту из рукава, и — тадам! — одиночные пикетчики, если они «объединены единым замыслом и общей организацией», медленно превращаются... превращаются... в несанкционированное организованное пикетирование. Вуаля.

Фото: Александр Горожанин

Оператор на втором этаже наводил на резкость, зато пехота на первом резкостей себе не позволяла. Сотрудники вежливо, но настойчиво расспрашивали пикетчиков о целях и мотивах и переписывали всех в книжечки. Все это называлось «документированием акций». Любопытно, что подходили к каждому, кто держал плакат, независимо от его содержания. И к тем, кто настрочил абстрактное «закон, что дышло», и к тем, кто держал ватман «Губернатор потерялся». В вышеупомянутой поправке, правда, сказано «объединенные единым замыслом». А тут одни плакаты были про ТВ2, а другие про губернатора, так что смысловая связь, вообще-то, неочевидна. Видимо, блюстителям порядка об этих связях известно больше.

Пока пикетчики и сопровождающие их лица прохлаждались на площади (температура в январе опускалась до —26), в интернете гуляли посты с их фотографиями, которые сами же пикетчики с удовольствием и даже гордостью выкладывали в сеть, сопровождая рассказами. Их друзья, воодушевленные борьбой с бюрократическим произволом, «лайкали и перепощивали», а тем временем неустановленные лица в форме внимательно следили за каждым новым репостом и комментарием, старательно жали на кнопку «Print screen» и распечатывали, меняли картриджи и снова распечатывали «доказательства» существования единого организатора этой, прости господи, объединенной группы пикетчиков (чем не ОПГ?)

Раз, два, три, четыре, пять... и так далее по списку. Кто не спрятался, я не виноват. Всего за январь-февраль армия правоохранителей насчитала сто десять одиночных пикетов, осуществленных сорока пятью томичами.

Где это, в «КОАППе» мартышка подсчитывала удава в попугаях? Или в другом мультике? Ну, не суть. Наши герои в погонах, вооружившись обновленным КОАПом, подсчитали всех, кто был замечен на пикетах, и, проставив крестики возле дат, стали поодиночке вызывать на беседы. Поодиночке — в буквальном смысле. Потому что адвокатам, как оказалось, на беседах со свидетелями присутствовать не положено.

Фото: Александр Горожанин

Растерянные пикетчики заартачились и стали защищаться 51-й статьей Конституции, где черным по русскому написано: «Никто не обязан свидетельствовать против себя самого». За «отказ от дачи показаний» одной из приглашенных в полицию, медсестре Екатерине Матыскиной, назначенный расследовать это дело капитан Киселев предъявил обвинение по статье 17.7: «умышленно не выполнила законные требования должностного лица, осуществляющего производство об административном правонарушении». Второго марта состоится суд над Екатериной. По этой статье ей грозит наказание в виде штрафа от одной до полутора тысяч рублей.

Попугаичий калькулятор — вещь удобная. Не получается посчитать в попугаях — посчитаем в мартышках. Не сочтет суд за доказательство сотню скриншотов и невнятные видеокадры — настрижем штрафы помельче. Не двадцать тысяч, конечно, но рубль-другой судья, авось, впаяет.

«КОАПП. Репортаж о событиях невероятных с точки зрения так называемого здравого смысла» — так создатели анонсировали когда-то свой радио-мультсериал. Мультпроект восьмидесятых превратился в нацпроект. Здравый смысл давно покинул наши края.


Фото: Александр Горожанин

Впереди еще много работы. Пока по делу опрошено всего шестеро, на очереди — десятки других фамилий в повестках, и все это, чтобы докопаться до правды: кто же, кто их всех вывел на площадь? Кто нарисовал плакаты? Кто вручил? Тем, кто живет по уставу, трудно поверить в свободу воли.

Список из сорока пяти фамилий греет капитана Киселева, мерцают где-то там, впереди, майорские звездочки. Был один такой карьерист, майор К., в русской литературе, тот тоже из кожи лез на службе, пока в один прекрасный день от него не сбежал собственный нос...

Не стоит считать слона в мартышках. Уничтоженный телеканал ТВ2 действительно нужен городу, а томичи действительно готовы за него вступаться. И чтобы выяснить это, не обязательно изводить тонну бумаги на рапорты и тратить драгоценные человекочасы на сбор смехотворных доказательств тайных заговоров. Достаточно встать там же, возле Второвского пассажа, с плакатом «Я за ТВ2» и услышать столько слов поддержки, столько бибиканий и тревожных расспросов «ну когда уже вернут?», что станет стыдно за честь мундира, вынужденного выслуживаться и пресмыкаться.

Но кто ж на это пойдет. За пикеты звездочек не дают.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Правовая поддержка участников одиночных и массовых уличных акций". Круглый стол в Томске

Участников одиночных пикетов в защиту томского канала ТВ2 вызвали в полицию

util