26 Февраля 2015, 19:33

Адвокат Александра Поткина: «Диву даешься, как из экономического дела выросло политическое»

Александр Белов. Фото: агенство «Москва»

Тверской суд Москвы продлил до 31 мая срок содержания под стражей главы движения «Русские» Александра Поткина (Белова). Политик-националист обвиняется в управлении средствами, которые были незаконно выведены из казахского БТА-банка бизнесменом Мухтаром Аблязовым (статья 174 УК); кроме того, его подозревают в разжигании национальной ненависти (282 УК). Адвокат Поткина Сергей Бадамшин рассказал Открытой России, как продвигается расследование дела и почему арест его подзащитного является незаконным

— Следственных действий с участием Поткина за это время было только два: экспертиза и очная ставка с адвокатом Андреем Юковым. Следствие в очередной раз заявило, что не установлено место жительства Поткина, хотя суд сам его установил, когда избирал меру пресечения в виде домашнего ареста. Зачитывались те же самые рапорта и справки о том, что Поткин намерен скрыться и заниматься преступной деятельностью, имеет шенгенскую визу — то есть так называемая презумпция возможности. Следователи напрочь забыли о презумпции невиновности, согласно которой они должны приводить фактические доказательства того, что он намерен скрыться, а не того, что у него есть возможность.

Все, что происходило у судьи Неверовой, сложно назвать судебным разбирательством, правосудием: я считаю, что по форме это очень напоминает, но по содержанию нет. Это определенная расправа над Александром, у которого очень открытая и ясная политическая позиция, в том числе с неприятием политики государства в отношении Украины. Поткин был одним из ярких лидеров оппозиции; мне кажется, это одна из причин преследования.

По 174-й статье обвинение осталось в прежней редакции, по 282-й Поткин по-прежнему подозреваемый, ничего не изменилось — притом что из Уголовного кодекса Казахстана в новой редакции соответствующая статья исчезла. Я по-прежнему считаю, что мера пресечения Поткину незаконна, но понятно, что мы сталкиваемся с целой системой беззакония, которая считает по-другому. Здесь вопрос не в справедливости или обеспечении формы предварительного расследования, а в обеспечении расправы.

Постановление о направлении на стационарную психиатрическую экспертизу готово, следствие пока ждет и, скорее всего, скоро направит на нее. Они ждали момента продления, чтобы не повторить случай Мохнаткина, когда арест забыли продлить, а человека пришлось выпустить.

Поткин находится в условиях следственного изолятора почти полгода. Сам по себе он человек оптимистичный, однако состояние здоровья не улучшается, и даже морально достаточно тяжело находиться в условиях СИЗО — тем более СИЗО 99/1. Его можно назвать «изолятором вип-обслуживания», там содержатся фигуранты резонансных дел. Сам Александр человек порядочный и достаточно коммуникабельный, поэтому каких-либо претензий у заключенных не может быть по определению. После визита оперативных сотрудников — о чем он говорил, — после тех событий, насколько я знаю, ничего не произошло.

Само по себе преследование Поткина по экономической статье, с непредъявленным обвинением по 282-й как было, так и осталось; на все наши возражения суд закрывает глаза. Мертворожденное дело по 282-й является своеобразным костылем в этом уголовном преследовании — на него вешают все, что можно. Самим наличием 282-й обосновывают нахождение Поткина под стражей. Обвинения по этой статье нет, следственные действия по этой статье не проводятся, но всякий раз при продлении срока содержания под стражей суд и следователь упоминают 282-ю как статью номер один в этом делу. Тут диву даешься, как из экономического дела выросло политическое — причем политической подоплеки следователи даже не скрывают.

Мы намерены обжаловать, бороться до конца и доказывать свою правоту где бы то ни было — даже в том суде, который государство предоставило, даже тем судьям и следователям, которые работают по этому делу. И сторонникам Александра, которые на заседания приходят, — сегодня было людей, в том числе известных. Сегодня в ходе заседания были оглашены поручительства от Демушкина, Давидиса и еще многих лиц, ходатайствующих об изменении меры пресечения. Суд это все рассмотрел, учел и сказал: «Нет, ребята, Александру лучше находится в следственном изоляторе». С чем мы, конечно, не согласны, и будем это обжаловать.

util