28 Февраля 2015, 20:26

Алексей Навальный, спецприемник № 2: «В убийство Немцова не верю и не могу это обсуждать»

Фото: Георгий Малец

Разговор с Алексеем Навальным о Борисе Немцове и зловещие совпадения

По иронии судьбы, Алексей Навальный отбывает свой административный срок в той же камере, где ровно год назад сидел административно задержанный на 10 суток политик Борис Немцов. Навальный тогда тоже сидел там, но в соседней камере.

И ровно год назад, 28 февраля 2014 года я как член ОНК Москвы навещала в спецприемнике арестованных 24 февраля около Замоскворецкого суда в день оглашения приговора по первому «болотному делу».

Те, кто борются с властью, будут сидеть

Немцов сидел в камере № 5. Встретил он меня очень радостно и рассказал, как оказался за решеткой: «Меня арестовали за то, что я общался с депутатом Дмитрием Гудковым и журналистами. Судья Ковалевская из Тверского суда со стеклянным взглядом вынесла постановление о моем аресте на 10 суток. И это при том, что полицейские на суде сказали, что к автозаку я шел сам, не сопротивлялся и показал им удостоверение депутата. По закону „Об общих принципах организации законодательной и исполнительной власти“, депутаты, так же как и полицейские и судьи, могут задерживаться по административному делу только в особом порядке. Судья Ковалевская, которая вынесла постановление о моем аресте, оказалась первой судьей в России, которая проигнорировала такой порядок.

Она не разрешила мне произнести последнее слово, а я хотел сказать, что показания полицейских на суде противоречат их рапортам о моем задержании. Рапорты эти они написали, как под копирку.

Приговор по „болотному делу“, против которого мы протестовали у Замоскворецкого суда, — тотальный, демонстративный беспредел. Акт устрашения. Власть показывает, что не допустит того, что произошло на Украине (имелся в виду Майдан. — Открытая Россия).

Власть посылает сигнал: те, кто борются с властью, будут сидеть.

Выйду я отсюда 6 марта в 7:40. Знаете такую песню — 7:40?» — смеялся он.

У него было потрясающее, редкое чувство юмора. Он умел смеяться над собой...

Еще Немцов очень хотел закупить для спецприемника спортивный инвентарь, чтобы арестованные во время прогулок в специальном дворике могли заниматься спортом. Они обсуждали это с начальником спецприемника. Я пообещала, что мы вместе этим займемся. Потом забыла. Потом в спецприемнике сменился начальник. А теперь вот Немцова убили.

Борис Немцов. Фото: Кирилл Кудрявцев / AFP

Те, кто борются с властью, будут убиты?

Год спустя, в той же самой камере № 5, отбывает свои 15 суток Алексей Навальный.

Навальный сидит на той самой кровати, на которой год назад сидел Борис Немцов.

Навальный небрит, на нем — белая майка с надписью «Брат заложника, статья 206 УК РФ, срок от 5 до 10 лет». Навальный говорит, что не может поверить в убийство Немцова и не может это обсуждать. Вчера вечером он слушал по радио передачу на «Эхо Москвы», где выступал Немцов, и сегодня утром собирался попросить жену Юлю позвонить Борису и передать ему, что он очень здорово выступал.

Утром пришла Юля и сказала, что Немцова убили.

«Борис приходил ко мне в понедельник вместе с Ильей Яшиным. Принес сюда свои брошюры „Путин. Итоги“. Я отдал их в библиотечку спецприемника.

Немцов — оппозиционный политик высочайшего формата. Поставил Ярославль на уши.

У него были планы по расследованию коррупции, связанной с лечением онкологических заболеваний в Ярославле. Он так же, как и я, раздавал листовки марша „Весна“ в метро. Его не арестовали, а меня арестовали, хотя мой арест совершенно бессмысленный, ведь акция 1 марта была согласована».

Спрашиваю, как Алексей относится к тому, что марш «Весна» должен был пройти в Марьино.

Навальный говорит, что для власти важно было уменьшить численность тех, кто выйдет на марш, и власть надеялась, что Марьино воспримут как публичное унижение, и это сработает на снижение численности.

«Все обсуждали не смысл мероприятия, а скатились на обсуждение, идти или нет в Марьино. Теперь, после убийства Немцова, все это неважно. Если власть даст согласование на проведение акции в центре Москвы, надо проводить памятную акцию; если нет, то проводить акцию в Марьино с теми требованиями, которые озвучивал Борис».

Навальный не хочет строить версии об убийстве Немцова. Он лишь говорит, что полагает: произошедшая трагедия стала следствием лицензированной вседозволенности. Вспомнил о жестоком избиении журналиста Олега Кашина как о случае санкционированного властью насилия.

Рассказываем Алексею, что Олегу Навальному в «Бутырке» вручили приговор, а это значит, что со дня на день его отправят в колонию, куда — никто не знает.

Алексей говорит, что читает книгу Владимира Буковского «И возвращается ветер» и поражен, насколько «очевидны параллели с сегодняшним днем и как все похоже».

Спрашиваем, отпустят ли Надежду Савченко.

Навальный говорит, что «по логике должны были бы отпустить, но, наверное, дождутся, когда ей станет кардинально хуже».

«Я понимаю Савченко, голодовка для нее — жест отчаяния. Она понимает, что ей иначе не выйти. Это ужасно, что все решает один человек: этих отпустить, а этих — нет».

Навальный попросил своего адвоката подать ходатайство в суд, чтобы ему разрешили прервать административный арест и пойти на похороны Немцова. Он потом досидит то, что ему положено.

И опять какие-то фатальные совпадения: по решению суда Навальный должен освободиться 6 марта.

Вспоминаю, что Немцов вышел из этой камеры 6 марта. Год назад.

Лучше бы его в этом году тоже задержали.

Ну, хотя бы за раздачу листовок в метро...

А то получается, что его убийством нам подают сигнал: те, кто борются с властью, будут убиты.

util