28 Февраля 2015, 06:01

Борис Немцов: «Милитаризация общества смертельно опасна в прямом смысле слова»

Михаил Касьянов, Борис Немцов и Владимир Кара-Мурза мл. на Марше мира 21 сентября 2014 года. Фото: Филипп Киреев

Накануне Марша мира 21 сентября 2014 года Открытая Россия взяла интервью у Бориса Немцова — одного из организаторов акции. Ничего из того, о чем Немцов тогда говорил, за пять месяцев не устарело. А какие-то слова стали, к сожалению, только более актуальными.

 Зачем идти на марш?

— В этой братоубийственной войне уже погибли три тысячи человек — и русских, и украинцев. Если в стране не будет антивоенного движения, то партия войны может развязать кровопролитие заново, и будут еще жертвы. Вам что, мало похоронок — и в украинских семьях, и в русских? Это первое. Второе: в стране Путиным насаждается атмосфера ненависти. И, действительно, фашизация России — одна из самых главных проблем нашей страны. Пора с этим кончать. Если мы будем сидеть дома, то, к сожалению, переход к фашистскому режиму неизбежен. Поэтому надо выходить — чтобы не гибли люди.

 Зачем мэрия грозит демонстрантам?

(Власти согласовали Марш мира, при этом начальник столичного департамента региональной безопасности Алексей Майоров пригрозил гражданам административной ответственностью в случае, если во время акции будут использоваться лозунги, «не соответствующие» заявке, а организаторы «не примут по этому поводу меры».)

— Гражданин Майоров должен изучать Уголовный кодекс и Конституцию. Никаких лозунгов, которые противоречат Уголовному кодексу Российской Федерации и Конституции, не будет. Всё. Цензуры на нашем марше со стороны Майорова, Собянина, Путина, Сечина и кого угодно — не будет. Цензуры у нас на маршах не бывает, так и передайте гражданину Майорову. Майоров просто не знает наших законов и, делая подобные заявления, демонстрирует свою некомпетентность. Нас не пугают эти заявления, нас уже настолько достали своим пуганием — еще Майорова будем бояться? Знаете, это уже совсем. Парень перепутал все на свете: марш будет за мир, против фашизации и ненависти в России — вот такой будет марш. И пусть гражданин Майоров хоть слово пикнет по этому поводу.

 Почему мэрия так легко согласовала марш?

— То, что на этот раз мэрия столь беспроблемно согласовала марш, — это момент радостный и, честно говоря, труднообъяснимый. У меня есть всего одна версия на этот счет. По всей видимости, все-таки Путин — поскольку под минскими соглашениями стоит подпись Зурабова, хотя это и скрывается, а Зурабов является официальным представителем Путина на переговорах в Минске, — Путин понимает, что если договоренности о перемирии будут с его стороны нарушены, то соответствующие санкции неминуемы, а на фоне дешевеющей нефти, которая за последние три месяца упала на 15%, на фоне роста экономических проблем — роста цен, стагнации, девальвации рубля и так далее, — доверие к нему и к его политике будет стремительно падать. Скорее всего, сейчас внутри самой этой кремлевской «бригады» идет борьба между «ястребами» и «голубями». В настоящий момент времени они, по всей видимости, больше боятся партии войны (в лице Стрелкова, Губарева и прочих), чем партии мира. Может быть, это одна из причин, по которой заявка на проведение марша была так быстро согласована. В том, что решение принималось не в мэрии, а в Кремле, у меня сомнений нет.

Марш мира в Москве, 21 сентября 2014 года. Фото: Филипп Киреев

 Придут ли на марш «титушки»?

— Понятно, что могут быть попытки организации каких-то провокаций, как это обычно делается. Это их работа, такие вот они подлецы. Но мы же не можем им Россию отдать, этим негодяям?

 Много ли участников соберет марш?

— То, что в Украине установилось перемирие (соглашение о прекращении огня, заключенное в начале сентября представителями Киева, Москвы и сепаратистов. — Открытая Россия), вовсе не значит, что не надо выходить на марш. Это перемирие — хрупкое и, по большому счету, не устраивает ни Путина, ни Порошенко. Путина перемирие не устраивает потому, что он хотел Новороссию от Донецка до Одессы, а получил жалкую территорию части Донецкой и Луганской областей. Порошенко не устраивает потому, что расчленение востока Украины, конечно же, президента Украины устраивать не может. Поэтому нужно мощное антивоенное движение — для того, чтобы они «не спрыгнули» с минских соглашений и выполняли их.

Явка будет зависеть от того, как мы будем заниматься просветительской работой. Если мы действительно сумеем донести до людей цели марша, то участников может быть очень много. Заявлено 50 тысяч, но я надеюсь, что может прийти и больше.

Марш мира, который мы проводили 15 марта во время аннексии Крыма, собрал 50 тысяч человек несмотря на дикое противодействие властей. Сейчас, после этих ужасов Востока Украины, я думаю, протест снова может вырасти. Люди чувствуют, что страна движется не туда, что возникли проблемы — в том числе с доходами, ценами, безработицей. Вот сейчас принято решение в Москве сокращать больницы и поликлиники, врачей выгоняют с работы.

Очевидно, что такая милитаризация общества в целом смертельно опасна в прямом смысле слова. То есть Путин ради подготовки к войне готов пожертвовать здоровьем и образованием нации. Мне кажется, что сейчас такой момент, когда люди все это отлично понимают, — может быть, на невербальном уровне. И это хорошо, потому что лучше сейчас показать, что мы хотим, чем ждать, когда нас всех передушат или пересажают.

util