3 March 2015, 20:21

16-летний «народоволец», задержанный 1 марта: «Оперативники испугались, что мы в шаге от Кремля зажжем искру в народе»


Колонна «Народной воли» на марше памяти Бориса Невцова в Москва, 1 марта 2015 года. Фото: Открытая Россия

1 марта, во время марша памяти убитого Бориса Немцова, полиция Москвы не смогла удержаться от силовых действий и арестов. 11 человек из оппозиционной националистической организации «Народная воля», шедшие в траурной колонне, были задержаны сотрудниками ОМОН возле Большого Москворецкого моста. Большинство задержанных на следующий день были отправлены судом под административный арест на срок от восьми до пятнадцати суток. Одного из задержанных, 16-летнего оппозиционера, по закону не могли приговорить к административному аресту — его отправили в социально-реабилитационный центр «Красносельский» и передали родителям только спустя двое суток после задержания. Оказавшись на свободе, юный активист рассказал Открытой России о том, как он был схвачен омоновцами и что с ним происходило после задержания.

— Само задержание сотрудники ОМОН проводили достаточно жестко: меня сразу ударили в бок, потом тут же ударили в ногу, затем скрутили руки, чтобы я бежал до автозака вниз головой. Когда довели до автозака, перед обыском меня сильно ударили лицом о кузов машины, это было неприятно, больно. Потом меня после обыска запихали в автозак.

А вот сотрудники отделения полиции, в которое нас привезли, относились к нам в целом нормально.

Отмечу, что мы вообще никак не провоцировали полицию, вели себя абсолютно нормально. У нас с собой были черные флаги: как просто черные, без каких-либо изображений, так и с надписью «Народная воля» (название нашей организации); еще был флаг с кельтским крестом. Также был баннер с надписью «За хлеб и свободу для нашего народа». А лозунгов мы вообще никаких не кричали — это же марш траура, мы же не феминистки какие-то, чтобы на таком мероприятии лозунги кричать.

Лично мне инкриминировали статью КоАП 20.3 (публичная демонстрация экстремистской и нацистской символики), а моим товарищам вменили кроме этой статьи еще и 19.3 («Неповиновение законным требованиям сотрудников полиции»).

Что касается «нацистской и экстремистской символики» — символика нашей организацией не является ни нацистской, ни экстремистской. Полиция это прекрасно понимала, поэтому они принесли в суд якобы изъятый у нас флаг Третьего Рейха, хотя мы к нему, разумеется, никакого отношения не имеем. Я уж, если честно, и не знаю, где полиция такой флаг откопала.

После ОВД меня как несовершеннолетнего перевели в социально-реабилитационный центр. Кормят там, конечно не так, чтобы можно было почувствовать себя сытым, но в целом условия нормальные, персонал вел себя корректно.

Что касается причин нашего задержания. Я думаю, что известный сотрудник Центра «Э» Алексей Окопный прекрасно осведомлен о нашей организации, знает, что мы довольно радикальных взглядов. И оперативники испугались, что мы можем в шаге от Кремля зажечь какую-то искру в народе.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

16-летнего «народовольца», задержанного на шествии памяти Немцова, выпустили из центра временного содержания

util