10 Марта 2015, 21:37

«Хотелось бы, чтобы следователь Карпов объяснил, на чьи деньги он судился в Лондоне»

Кадр из документального фильма Russian Untouchables 2

Фигурант «списка Магнитского», бывший следователь МВД Павел Карпов выиграл иск о защите репутации к Hermitage Capital. Редактор отдела расследований «Новой газеты» Сергей Соколов и финансист, бывший сотрудник Hermitage Capital, Слава Рабинович прокомментировали Открытой России решение суда, а также роль Карпова в преследовании Сергея Магнитского

10 марта Мещанский районный суд Москвы удовлетворил иск Павла Карпова к Hermitage Capital и коллегам погибшего юриста Сергея Магнитского Уильяму Браудеру и Джеймисону Файерстоуну. Карпов требовал выплатить ему 6,1 миллиарда рублей компенсации за публикацию сведений о его причастности к мошенничеству, похищению человека и смерти Магнитского. Суд оценил нанесенный репутации экс-следователя ущерб в 100 тысяч рублей и обязал ответчиков опубликовать опровержение. Карпов заявил, что будет обжаловать решение суда и судиться с владельцами изданий, которые публиковали негативную информацию о нем.

Ранее в 2014 году Мещанский суд отказывал Карпову в удовлетворении иска к Hermitage Capital, но Мосгорсуд отправил дело на новое рассмотрение. В 2013 году Высокий суд Лондона отказался рассматривать аналогичный иск экс-следователя, переадресовав его претензии в Россию.

Сергей Соколов, редактор отдела расследований «Новой газеты»:

— Я думаю, что решение Басманного — ой, извините за выражение — Мещанского суда сути дела не меняет. И никто не сомневался в том, что российское правосудие примет подобное решение, хотя оно же изначально Карпову в этом иске отказало.

В этой связи у меня нет никаких комментариев и вопросов, за исключением одного: мне бы хотелось, чтобы господин Карпов объяснил, на чьи деньги он вел дорогостоящий процесс в Лондоне с привлечением одной из самых дорогостоящих лондонских пиар-компаний. Вот если он это объяснит платежкой или хотя бы словами, тогда у меня вопросы к нему отпадут.

Павел Карпов был одним из тех следователей, которые начинали уголовное дело в отношении Hermitage Capital, господина Браудера и его представителя в судах господина Магнитского. Безусловно, утверждать, что господин Карпов причастен к смерти Сергея Магнитского, — это бессмысленное занятие, потому что ко времени гибели юриста он уже не являлся следователем по его делу, передав дело следователю Сильченко, и процессуальных решений, решений о переводе из камеры в камеру и всем остальном он уже не принимал.

Но изначально именно самому Карпову было доложено о том, что под всей этой историей с преследованием Hermitage Capital скрывается махинация с кражей из бюджета 5,4 миллиарда рублей уплаченных налогов. Он об этом знал, ему об этом было доложено, адвокаты Браудера направляли ему письма, где все это было расписано. В том, что господин Карпов сделал, а что он не сделал, пускай дальше разбираются правоохранительные органы, но сам факт, что именно он начинал преследование Hermitage Capital, — это невозможно оспаривать. Может быть, он искренне заблуждался, но в любом случае у меня остался вопрос: на чьи деньги он вел процесс в Высоком суде Лондона?

Слава Рабинович, глава Diamond Age Capital:

— Несмотря на то, что я ушел из Hermitage Capital в 2000 году, многое мне известно. И то многое, что я знаю, позволяет мне сказать, что я никоим образом не сомневаюсь в правдивости того, что говорит Уильям Браудер, в том числе в четырех сериях документального фильма Russian Untouchables («Каста неприкасаемых»). Там изложена полная правда о следователе Карпове, о его доходах, о его расходах, о его автомобилях, о его недвижимости в Объединенных Арабских Эмиратах и о его роли в деле Hermitage Capital и Сергея Магнитского.

Это все звенья одной цепи, басманного правосудия (или вообще отсутствия правосудия) в нашей стране. Сегодня какие-то незнакомые нам доселе выходцы из Чечни убивают Бориса Немцова в ста метрах от Кремля, на стратегическом объекте, в зоне ответственности ФСО, под тридцатью камерами, в прямой видимости полицейских, которые там находятся 24 часа в сутки и 7 дней в неделю, и потом уезжают с места преступления на автомобиле, делая «круг почета» вокруг Кремля, — и здесь решают, что в этом убийстве нет заказчика. Вот те помои, которые выливают нам в уши сегодня. И вопрос про следователя Карпова и так далее — это абсолютно те же самые помои. У меня нет никаких иных методов описать это, кроме как используя слово «помои».

У нас самая большая по масштабам помойная история была с разгромом ЮКОСа, которая дала начало самому термину «басманное правосудие». И это басманное правосудие так никогда и не закончилось, и эта цепь на данный момент кажется нескончаемой. Но она когда-нибудь закончится. Просто пока никто не знает — когда, как и чем.

util