13 Марта 2015, 09:15

Нина Хрущева объясняет, почему русским нравится путинизм

Фото: Сергей Карпухин / AFP

Правнучка Никиты Хрущева, профессор кафедры международных отношений Новой школы Нью-Йорка написала колонку в Reuters о природе идеологии путинизма

В России, как гласит старая пословица, царь всегда прав. Независимо от того, монарх ли это из дома Романовых, советский комиссар или президент Владимир Путин, и невзирая на то, насколько жесткий на дворе режим, русские традиционно рассматривают своих лидеров как виртуально непотопляемых.

Вопреки мнению, что угнетение порождает недовольство, русские, пережившие нескольких худших деспотов в истории, испытывают буквально апокалиптический ужас перед любой сменой власти. Конец режима сулит им не надежду — он сулит катаклизм.

Всю русскую историю население поддерживало своих лидеров, невзирая на политику, которую те реализуют, часто антинародную. Это объясняет бесконечную преданность русского народа правителю с сильной рукой и такое же бесконечное недоверие к плюралистской демократии. А когда «другие», скажем, Евросоюз или Соединенные Штаты, указывают Кремлю на его политику насилия, русские еще теснее сплачиваются вокруг своего лидера. Что и происходит сейчас с Путиным.

Вот почему радужные надежды на то, что протесты в Москве, вызванные убийством Бориса Немцова, способны смести путинский режим, скорее всего, окажутся слишком уж радужными.

Опросы в феврале, всего за несколько дней до убийства Немцова, показали, что всего 15% публики симпатизирует оппозиции, а 68% — нет. Большинство, 54%, считает, что Россия во главе с Путиным «движется в правильном направлении».

Русским продолжает нравиться путинизм — гибрид централизованной власти, приемов из КГБ и контролируемой сверху рыночной экономики с такими свободами, как публикации в нескольких независимых изданиях и некоторые акции протеста. Хотя критики и настаивают на том, что путинизм, имевший смысл в нулевых, сейчас изжил себя.

Ход их рассуждений таков: в начале этого столетия высокие цены на нефть дали гражданам России стабильный рынок труда и открыли возможность пользоваться товарами и услугами, которые до этого были им недоступны. Эта стабильность внушила народу убеждение о превосходстве подпитываемых нефтью и управляемых государством российских бизнесов над версией капитализма, основанной на свободном рынке.

Фото: Даниил Семенов / AFP

Путинское процветание, однако, оказалось под ударом западных санкций, введенных в ответ на аннексию Крыма в прошлом марте. Теперь политических оппонентов будут не только арестовывать, как произошло с антикоррупционером Алексеем Навальным, — их будут убивать. Конечно, смерти случались и раньше: так, антикремлевская журналистка Анна Политковская была застрелена в лифте своего дома. Но только Немцов, когда-то вице-премьер и коллега Путина, стал первым видным политиком, павшим жертвой путинизма.

Всего 12% русских уверены в том, что могут противостоять Путину посредством демонстраций. Большинство считает куда более важным то, что он один встал против Запада. А еще они уверены, что Америка и НАТО хотят видеть Россию слабой, «поставить ее на колени».

Факт: подавляющее большинство населения России не получают всех новостей. Более 90% получают информацию через контролируемые Кремлем телевизионные сети, воспламеняющие публику рассуждениями о крахе Евросоюза и США, которые еще не готовы воспринимать Россию как равного партнера. И проблема может быть еще и в том, что русские хотят верить в эту нелепицу. Альтернативные источники новостей доступны, но широко не используются.

Тут следует заметить, что русские не хотят рассматривать себя как агрессоров на Восточной Украине, они предпочитают интерпретации, говорящие о том, что Запад сконструировал кризис на Украине, чтобы подорвать позицию России в мире.

Они не хотят быть гражданами слабой незаметной страны. Им тяжело смириться с тем, что с 1991 года, когда пал коммунистический режим, Россия теряла прежние размер и статус при одновременном росте западного влияния. Исторически сложилось, что русские уверены: влиять на события на Украине — это их право, поскольку эта страна долгое время была частью огромной империи. Они могут почувствовать, что смерти противников Путина — прискорбны, но считают, что те сами виноваты, ведь это западные марионетки, с ненавистью представляемые им кремлевскими СМИ в невыгодном свете.

Впрочем, Россия не потеряла свою знаменитую душу и во времена путинизма, доказательство тому — те 50 тысяч человек, которые вышли на улицы Москвы на шествие памяти Бориса Немцова. Еще больше пришло на церемонию прощания с ним, но только потому, что на таких мероприятиях звучали некоторые политические лозунги.

Марш памяти Бориса Немцова в Москве, 1 марта 2015 года. Фото: Филипп Киреев

Нежелание России протестовать, пусть время от времени и прерываемое вспышками недовольства, в том числе протестами 2011-2012 годов, которые были связаны с возвращением Путина в Кремль на третий президентский срок — свидетельство и нашей любви к царю, и укоренившихся в нашем обществе антизападных настроений. Русский царь Александр III, консервативный антизападный националист, еще в XIX веке заметил, что у его империи есть всего два союзника — это ее армия и флот.

В XX столетии это убеждение разделяли коммунисты, такие, как Владимир Ленин и Иосиф Сталин. Оба закрыли советские границы в надежде прекратить влияние Запада. Сталин методично уничтожал своих политических конкурентов, в том числе влиятельного идеолога большевизма Николая Бухарина, которому было инкриминировано, что он является британским капиталистическим шпионом.

Вся эта борьба приводит к тому, что русский народ не чувствует себя в безопасности. Они не чувствуют себя на вершине мира, ведь «другие» пытаются постоянно принизить их успех. Немцов ошибался, когда говорил, что Путин — бывший агент КГБ — «программирует русских на ненависть к чужакам». Ему не нужно делать это. Мы любим быть патриотически-фанатичными и националистически-недалекими и сами.

Поэтому десятки тысяч смельчаков, вышедших на улицы отдать дань памяти Немцова, не опасны для кремлевского режима. Ведь есть миллионы, которые по-прежнему поддерживают государство и охотно готовы встать под антизападные знамена, против хаоса, который обязательно наступит, если Путин будет отстранен.

Впрочем, остается одна надежда — дворцовый переворот. Другие политики, напуганные перспективой безвременной кончины в путинской России, могут решить покончить с путинизмом.

Оригинал статьи: Нина Хрущева, Reuters, «Царь Владимир Путин всегда прав», 12 марта

util