13 Марта 2015, 21:03

«Заниматься независимой журналистикой в Крыму стало просто физически небезопасно»

Наталья Кокорина. Фото: личная страница в Facebook

Журналистку, редактора крымского интернет-издания «Центр журналистских расследований» Наталью Кокорину в пятницу несколько часов допрашивали в ФСБ в качестве свидетеля по уголовному делу, возбужденному по статье 280.1 УК РФ («Публичные призывы к осуществлению действий, направленных на нарушение территориальной целостности Российской Федерации»)

Как сообщает сайт «Центра журналистских расследований» со ссылкой на адвоката журналистки Джемиля Тетишева, дело возбуждено по публикациям «Центра». В частности, недовольство спецслужб вызвал материал о добровольческом батальоне «Крым»; в материале усмотрели состав преступления. Сотрудники ФСБ провели обыск в квартире родителей Кокориной, изъяли ноутбук журналистки.

Журналист украинского телеканала «Громадське ТБ» («Общественное ТВ») Дмитро Гнап, сотрудничающий с «Центром журналистских расследований», рассказал Открытой России, что в условиях непрерывного давления крымские независимые СМИ вынуждены работать в полуподпольных условиях.

— Мы думаем, что все журналисты независимых медиа, которые остались работать в Крыму и делали для нас расследования, находятся на негласном учете в местном управлении ФСБ. Зачистку независимых медиа начали очень активно прошлым летом, сейчас продолжают и останавливаться не думают.

«Центр журналистских расследований» — это независимое интернет-издание, которое делает симферопольская команда во главе с известным украинским журналистом Валентиной Самар уже много лет. Полтора года назад, еще до оккупации Крыма, мы как киевская команда журналистов-расследователей договорились о сотрудничестве с этим симферопольским центром, в котором и работала Наталья Кокорина. Мы начали получать от своих крымских коллег региональные расследования, публиковать их у нас на «Громадське ТБ». Потом случилась оккупация. Часть журналистов симферопольского центра выехала сюда, в Украину, а часть осталась на полуострове. Я считаю, что условия, в которых они вынуждены были осуществлять свой профессиональный долг, являются полуподпольными. Заниматься независимой журналистикой в Крыму стало просто физически небезопасно.

Ребята еще до оккупации делали материалы о коррупции тогдашних крымских властей, представители которых относились к донецкому клану, к макеевской его ветви. После оккупации вектор расследований поменялся. В Крыму стали очень частыми случаи нарушения прав человека. Наталья с коллегами делали очень резонансный материал по убитому крымскому татарину Решату Аметову, который протестовал против присоединения Крыма к России. Его нашли мертвым, со следами многочисленных телесных повреждений и пыток.

Также они делали материалы о переделе собственности в Крыму после перехода полуострова под контроль Москвы. Этот передел собственности осуществлялся как в интересах новой крымской власти, новой элиты, так и в интересах представителей Москвы, российских олигархов. Готовились журналистские расследования о контрабанде из Крыма в Украину и из Украины в Крым.

Регулярно, примерно раз в месяц, мы получали от них хороший, добротный телевизионный материал. Коррупция, контрабанда, нарушения прав человека — вот три основных темы, по которым они делали расследования.

util