17 Марта 2015, 10:41

История одного водителя, который надеется на справедливость

Место ДТП с участием Валентина Никитенко. Фото: личный архив

Рассказ адвоката Филиппа Шишова о злоключениях шофера, которого обвиняют в совершении нетяжкого преступления и пытаются в нарушение статьи 108 УПК РФ перевести из из обычной больницы, куда он попал после реанимации, в тюремную

24.02.2015 года судья Томского районного суда Томской области Павел Дубовик вынес постановление о заключении под стражу Валентина Никитенко и об объявлении его в федеральный розыск.

Житель Москвы Валентин Никитенко, 46-летний водитель, обвиняется в совершении преступления, предусмотренного частью 1 статьи 264 УК РФ («нарушение правил дорожного движения, повлекшее по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью»).

Утром 20 февраля 2014 года был ветер, шел сильный снег, дорога на трассе Томск-Мариинск была скользкой и нечищеной. Водитель Никитенко, управляя грузовым автомобилем марки «ДАФ» с полуприцепом, двигаясь по данному маршруту, совершил столкновение с автомобилем марки «Тойота-Спринтер».

В результате ДТП по неосторожности водитель и пассажир «Тойоты» получили телесные повреждения, которые были определены как тяжкий вред здоровью. В отношении Никитенко возбудили уголовное дело. Назначены экспертизы. По окончании следствия дело направлено в Томский районный суд Томской области.

Суд назначил судебную экспертизу, поскольку вина подсудимого была не полностью доказана, а собранные следователем по делу доказательства противоречивы: на записи видеорегистратора, стоявшего в машине одного из свидетелей, видно, что автомобиль «Тойота» двигался со значительным превышением скорости. Кроме того, у пострадавшего водителя «Тойоты» в крови был обнаружен алкоголь в размере 0,08 промилле.

Никитенко являлся по всем вызовам томских правоохранительных органов и томского суда. Каждый раз прилетал из Москвы в Томск.12 января 2015 года он попал в больницу, был оформлен больничный лист. Тяжело перенеся болезнь, Никитенко получил осложнение в связи с обострившимся хроническим заболеванием позвоночника (атеросклеротический кардиосклероз, НК-1, дорсопатия поясничного отдела позвоночника, спондилез, протрузии диска). Больничный был продлен.

Все больничные листы были предоставлены судебному приставу, который явился по домашнему адресу Никитенко с постановлением суда о приводе. Вместе с больничными приставу было передано заявление о том, что Никитенко болеет и находится на лечении. Никитенко также направлял ходатайства в суд с просьбой об отложении дела, по причине его болезни и невозможности явиться в суд.

Валентин Никитенко просил о приостановлении уголовного дела в связи с его затянувшейся тяжелой болезнью. Все подтверждающие документы отправлял на сайт суда и своему адвокату в Томске Мелкозеровой.

Вечером 24.02.2015 года Никитенко узнал о том, что суд постановил его арестовать. После получения известий о заключении его под стражу Валентину стало плохо, и он по скорой помощи был госпитализирован в ГКБ № 13 с диагнозом:"Цереброваскулярная болезнь, инфаркт головного мозга, синдром левой средней мозговой артерии с полным регрессом очаговой неврологической симптоматики; фон: гипертоническая болезнь 3-й степени, риск ССО 4, гипертонический криз от 25.02.2015 года,сопутствующий: ИБС, атеросклеротический кардиосклероз, НК 1, дорсопатия поясничного отдела позвоночника, спондилез, протрузии диска L1-2-3-4-5-S1 ОУ, гипертоническая ангиопатия сетчатки 1-й стадии«. Находился в реанимации, затем в отделении неврологии на стационарном лечении до 12 марта 2015 года.

В этот день, после выписки, Никитенко сразу же, прямо на крыльце больницы, был задержан сотрудниками полиции и доставлен в отделение по району «Южнопортовый» города Москвы. В отделение полиции Никитенко вновь стало плохо. Его по скорой помощи вновь госпитализировали вреанимацию ГКБ № 13 с диагнозом «транзиторная ишемическая атака (ТИА) головного мозга».

В период с 12 по 16 марта 2015 года Никитенко находился в ГКБ № 13 под охраной полиции, он был прикован наручниками к кровати. Ожидал перевода для дальнейшего лечения в специализированную больницу № 20 (тюремную) и впоследствии этапирован в Томск для продолжения судебного разбирательства.

Преступление, в котором обвиняется Никитенко, — небольшой тяжести; максимальное наказание за него — два года лишения свободы. Он никуда не скрывался от суда, действительно болел, в том числе дважды лежал в реанимации.

Заочное заключение под стражу человека по преступлению небольшой тяжести противоречит статье 108 УПК РФ, поскольку он является гражданином России, личность его установлена, от суда Никитенко не скрывался, ранее избранную меру пресечения не нарушал.

Статья 108 УПК РФ запрещает заключение под стражу лиц, обвиняемых в совершении преступления, наказание за которое не превышает три года лишения свободы. Кроме того, заочное заключение под стражу человека с таким перечнем заболеваний негуманно, поскольку угрожает его жизни.

Решение суда об аресте Никитенко преступно и незаконно.

Никитенко просто не переживет этап в Томскую область.

Проходная ГКБ № 13 г. Москвы. Фото: официальный сайт

Оперативники оказывают давление на врачей 13-й больницы, требуя их согласия на перевод Никитенко в ГКБ № 20, в которой есть закрытые (тюремные) корпуса. Врачи не дают согласия в связи с тяжелым состоянием здоровья пациента. При этом надлежащих документов с печатью об аресте Никитенко оперативники не предоставляют.

16 марта 2015 года оперативные сотрудники полдня пытались пристроить Никитенко в тюремную больницу: в ГКБ№ 20 (закрытая больница), в СИЗО № 1 «Матросская Тишина» (там есть внутренняя тюремная больница). Везде Никитенко отказались принять, так как не захотели брать на себя ответственность.

К исходу дня 16.03.2015 операми было принято решения сдать Никитенко обратно в 13-ю больницу. Оставить его на ночь. К вечеру Никитенко опять стало плохо. Со слов его жены, по поведению оперативных сотрудников видно, что они сильно нервничают: с одной стороны, не хотят нести ответственность за жизнь задержанного, с другой — есть постановление о его розыске, которое они должны исполнить.

Жалоба на решение о заключение под стражу Никитенко — в нарушение трехдневного срока, установленного законом (часть 11 статьи 108 УПК РФ), — до сих пор не отправлена в вышестоящий суд Томской области и не передана судьей в Томский областной суд.

Судья Павел Дубовик работает в Томском районном суде чуть менее трех лет и специализируется на административных делах. Подобное крайне жестокое, несправедливое отношение Дубовика можно было бы списать на неопытность молодого судьи, незнание уголовного процесса по обвинениям в преступлениях небольшой тяжести, если бы не факт, что его отцом является судья первого класса, кандидат юридических наук Николай Павлович Дубовик, долгое время работавший председателем Иркутского областного суда, в настоящее время перешедший в Верховный Суд РФ.

Тогда что это? Уверенность потомственного судьи в полной безнаказанности? Зачем заочно арестовывать человека, находящегося в больнице? Он является террористом? Он является серийным убийцей?

Судья Павел Дубовик не будет комментировать свое постановление об аресте: ведь это тайна совещательной комнаты.

Так что хочется адресовать эти праздные юридические вопросы судье Верховного суда РФ Николаю Дубовику: «Ради чего был арестован простой русский водитель Валентин Никитенко?», «Почему его апелляционная жалоба до сих пор не рассмотрена вышестоящим судом?», «Почему ходатайство его адвоката об изменении меры пресечения судом до сих пор не рассмотрено?».

Не то чтобы все это касалось судьбы отдельного человека. Это системные вопросы, которые должно решать гражданское общество и государство, в том числе в лице Верховного суда РФ:

— Почему в судах не соблюдают прямые нормы закона?

— Почему не соблюдаются императивные сроки обжалования решений об аресте?

— Почему при принятии решений судьи перестали руководствоваться собственной совестью, как этого предписывает части 1 статьи 17 УПК РФ?

Валентин Никитенко — доброжелательный, жизнерадостный мужчина, который никогда не был судим и не привлекался к административной ответственности. В молодости проходил срочную службу в Афганистане, был ранен. После случившегося на дороге и последующих судебных разбирательств он выглядит крайне изможденным и подавленным. «Афган прошел, так что теперь — погибнуть от рук российского правосудия?» — спрашивает он у жены. Та мягко его успокаивает: «Все образуется. Суд должен разобраться».

Фото: из личного архива семьи Никитенко

util