17 Марта 2015, 16:05

Вежливость и твердость гражданина привела к отказу полиции от необоснованных претензий: рассказ томского журналиста

Фото: личная страница Рината Мифтахова в Facebook

Журналист Ринат Мифтахов, который поддерживал томский телеканал ТВ-2, на своем примере показал Открытой России, что попытки доказать полиции свою правоту иногда имеют успех

— Началось все в декабре прошлого года. Сначала прошел разрешенный пикет, потом 21 декабря состоялся митинг около томского Дворца спорта. На пикете и митинге мы делали «телевышку протеста»: купили полые трубки и сделали пятиметровую импровизированную телебашню, она у нас очень удобно собиралась-разбиралась. У нее был жесткий каркас, наверху — флаг ТВ-2. В общем, инженерная мысль сработала.

Потом были одиночные пикеты, которые начались после Нового года. На них выходили десятки людей. Люди были совершенно разные. Все стояли тихо-мирно, никого не трогали. В первый день пикетов, как раз когда я стоял на Центральной площади вдоль Центрального проспекта прямо около стационарного полицейского пункта, ко мне подошли очень вежливые парень с девушкой в полицейской форме и сказали, что, мол, ребята, все законно, но соблюдайте расстояние друг между другом в 30 метров, как это положено по закону Томской области. Мы стояли даже на большем расстоянии, где-то метров 40, и никаких проблем в общении с полицией у нас не возникало. Наоборот, они подходили, спрашивали, какие перспективы: тогда ТВ-2 уже прекратил вещание в эфире, но еще работал на половину Томска в «кабеле».

Пикеты продолжались несколько дней, люди менялись. Я, например, в одиночном пикете был раза два-три. Потом я придумал себе другую активность: обклеил машину наклейками «За ТВ-2», привязал к стойке флаг на двухметровом древке, и пока другие томичи пикетировали Центральный проспект, я по нему ездил туда-обратно. Все было нормально, и, повторюсь, ко мне никаких абсолютно претензий не было. Мы через некоторое время знали там уже всех в полицейских в лицо, подходили, здоровались, как старые добрые знакомые, за руки, обсуждали дальнейшие перспективы ТВ-2.

Но после новогодних каникул к пикетчикам стали подходить полицейские и рассказывать, что есть такой пункт закона, согласно которому цепочка одиночных пикетчиков, объединенных общей идеей, может считаться массовым мероприятием. Но юристы говорили нам, что для этого обязательно нужно решение суда: был такой прецедент в Казани, когда суд не признал цепочку одиночных пикетчиков массовым мероприятием.

Сразу после того, как ТВ-2 в начале февраля окончательно прекратил свое вещание, стали поступать вызовы в полицию. Причем, как мне рассказывали, сначала пикетчиков пускали с адвокатами, никаких проблем не было. Как выяснилось, я стал вторым пикетчиком после медсестры Кати Матыскиной, чьих адвокатов полицейские просто выставили из помещения. Отдельная история — как меня туда приглашали. Сначала мне позвонил капитан Киселев из отдела по административному законодательству и пригласил меня прийти к нему, на что я ответил, что приду, если только будет повестка. Несмотря на то, что ее мне доставили домой совершенно недолжным образом, я решил сделать жест доброй воли и прийти. Но сразу предупредил: я приду с адвокатом и буду записывать разговор на диктофон. Киселев подтвердил мне, что я имею полное право прийти с адвокатом и вести запись.

Но когда я пришел в полицию, адвокатов не допустили. Когда я поинтересовался, почему так, «ведь вы сами разрешили», Киселев то ли в шутку, то ли всерьез ответил, что он сказал, что прийти-то можно, но не сказал, что допустит их к разговору.

Мои адвокаты напомнили полицейскому, что есть 49 статья Конституции РФ, это закон прямого действия. Но Киселев заявил, что они не усматривают необходимости применения Конституции в данной ситуации.

Во всех остальных случаях он говорил «я» и только в этом — «мы», из чего я сделал вывод, что вопрос допуска адвокатов у них обсуждался коллегиально. Я, в свою очередь, отказался отвечать на вопросы без защитников. Они мне задали, по-моему, 158 разных вопросов,и 158 раз я им вежливо ответил, что готов сотрудничать с полицией, но только в присутствии своих адвокатов, указав им, я имею на это полное право согласно Конституции.

В итоге мне сказали, что я буду привлечен к административной ответственности и буду оштрафован. Единственное, что я подписал, — это свои слова про отказ от дачи показаний без присутствия защитников. На этом мы и расстались.

2 марта был суд над Екатериной Матыскиной, которая также отказалась давать показания. Я был на этом суде. Суд был мировой. Ее адвокат сформулировал несколько претензий. Основная: доверительница не могла выступать в качестве свидетеля, так как разговор в полиции состоялся в начале февраля, а административное дело было возбуждено только в конце февраля. Он также сослался на факт, что не были допущены ее адвокаты, и на 51-ю статью Конституции, согласно которой никто не обязан свидетельствовать против себя. Плюс указал на большое количество фактических ошибок, начиная с того, что пол перепутали в протоколе, который был на нее составлен. Адвокат попросил пригласить в суд того самого капитана Киселева и допросить его по всем этим вопросам.

Буквально через пару дней мне по почте пришла заказным письмом повестка от областного УВД, где сообщалось, что меня приглашают 17 марта явиться в полицию для составления протокола по той же статье 17.7 (привлечение к ответственности за отказ от дачи свидетельских показаний). Когда же я сегодня добросовестно явился в полицию, меня сначала не пропускали через КПП, поскольку капитан Киселев, за чьей подписью было письмо, заявил, что меня не приглашал. После того, как я сказал про письмо, меня все же пропустили. Встретил Киселев меня даже не в кабинете, а на его пороге, фактически в коридоре.

Я показал ему повестку, после чего он признал, что это его почерк и подпись, поблагодарил меня за то, что я пришел, но сказал, что никаких претензий у них ко мне нет

и никакого административного производства в моем отношении они возбуждать не намерены. На этом мы и расстались.

Напомним, 19 марта должен состояться суд по делу медсестры Екатерины Матыскиной, которая также отказалась давать показания по поводу проведения одиночных пикетов в поддержку телекомпании ТВ-2, сославшись на 51 статью Конституции. Ей предъявлено обвинение по статье 17.7: «Умышленно не выполнила законные требования должностного лица, осуществляющего производство об административном правонарушении». По этой статье Матыскиной грозит штраф до двух тысяч рублей.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Томские власти не согласовали пикет в поддержку прав активистки, на которую оказывается давление

Круглый стол: «Правовая поддержка участников одиночных и массовых уличных акций». Томск, 26 февраля. Расшифровка

util