17 Марта 2015, 16:42

Сергей Жаворонков об аппаратной неудаче Шойгу и системном характере коррупции в Минобороне

Здание Министерства Обороны в Москве. Фото: Андрей Смирнов / AFP

В Москве арестован по обвинению в получении взяток Александр Горшколепов, заместитель начальника департамента имущественных отношений Минобороны — структуры, которой руководила Евгения Васильева, ныне находящаяся под судом по обвинению в хищениях. Однако уголовное дело Васильевой связано с временами Анатолия Сердюкова, а арест Горшколепова — первый громкий коррупционный скандал эпохи Сергея Шойгу. Старший эксперт Института экономической политики имени Е. Гайдара Сергей Жаворонков в интервью Открытой России рассказал о главных коррупционных проблемах Минобороны и о том, что громкий коррупционный скандал в военном ведомстве может быть тревожным сигналом для Шойгу.

— Вопрос коррупции в Минобороны носит старый системный характер. Есть два главных места, где эта коррупция гнездится. Первое — то, что связано с научно-исследовательскими и опытно-конструкторскими разработками (НИОКР) и закупками вооружений. В особенности это касается НИОКР, потому что когда закупается какое-то известное наименование военной техники, мы хотя бы примерно представляем себе его стоимость. А НИОКР — это некая виртуальная вещь, которую оценить никак не возможно и под которую можно списать абсолютно любые деньги.

Второе направление — это многочисленные дочерние общества Минобороны, в частности, бывший Оборонсервис, ныне АО «Гарнизон». Это структура, которая обслуживает разные военные городки и иную многочисленную инфраструктуру военного ведомства. Васильеву обвиняют в том, что она продавала объекты по заниженной цене, хотя тут, возможно, вопрос сложный. Нельзя все-таки сказать, что Васильева за один рубль эти объекты продала, и дело Васильевой неочевидно, в него нужно глубоко погружаться.

Но в данной сфере есть нарушения, связанные с непрофильными расходами этих дочерних структур. В этих структурах огромные расходы на собственную заработную плату. Например, когда бывший руководитель ОАО «Славянка» Олег Белавинцев был назначен полпредом президента в Крыму, ему как чиновнику пришлось опубликовать свою декларацию о доходах. И выяснилось, что человек выплатил себе 79 миллионов рублей за год. Могут ли быть такие зарплаты в дочерней организации Минобороны? Это на порядок больше, чем министр обороны получает!

Надо отметить, что кроме этих сохранившихся и никуда не девшихся проблем с НИОКР, закупками вооружений и непрозрачной системой дочерних акционерных обществ, есть проблема, которую Шойгу кое-как решил. Он отказался от строительства Министерством обороны жилья для военных и перешел на систему денежной компенсации тем офицерам, которые по выслуге лет имеют право на предоставление жилья. Раньше Минобороны было одним из крупнейших заказчиков строительства жилья. Решение Шойгу по монетизации выплат надо признать разумным.

Сергей Шойгу. Фото: Haong Dinh Nam / AFP

Офицеру, в зависимости от выслуги лет, количества детей и иных факторов определили сумму денежной выплаты, и он сам решает, где и какое купить жилье. А раньше получалось, что это жилье впаривают, кто-то получает жилье в Москве, кто-то — в Урюпинске. Напомню, бывший командующий Сухопутными войсками Владимир Чиркин был привлечен к уголовной ответственности за то, что вымогал взятку у своего подчиненного за получение жилья. Его отстранили от должности в конце 2012 года, вслед за Сердюковым. Размер взятки, кстати, в этом случае был небольшой — 20 тысяч долларов. Но это один эпизод, а можно же с каждого брать деньги.

Важно помнить об общем правиле, которое практически никогда не нарушается. Возбуждение уголовных дел против высокопоставленных подчиненных — это признак административного неблагополучия и начала проблем их начальников.

Простой пример: пока у Юрия Лужкова было все хорошо, никаких уголовных дел против людей в его аппарате не было. Когда кресло под ним в 2009 году зашаталось, против начальника комитета по рекламе (по статусу — министр московского правительства) было возбуждено уголовное дело. Каких-либо уголовных дел против начальников департаментов, вице-губернаторов в Чечне или в Кемерово нет — это признак того, что главы регионов сидят прочно. Когда в регионах против крупных чиновников начинаются уголовные дела, значит, губернатор скоро слетает. Например, сейчас губернатор Сахалина Александр Хорошавин арестован, а пару лет назад там начали уголовное дело против местного министра здравоохранения, который был земляком губернатора. Отставке брянского губернатора Николая Денина и некоторых других губернаторов тоже предшествовали коррупционные скандалы.

Арест Александра Горшколепова — это аппаратная неудача Шойгу. Если бы речь шла просто о вскрытии каких-то нарушений, то этого человека могли бы тихо отстранить от должности и не создавать из этого публичного скандала. То, что инициаторы отстранения Горшколепова пошли на публичность, показывает наличие у Шойгу проблем со Следственным комитетом или с теми, кто дружит со Следственным комитетом. Глава Следственного комитета Александр Бастрыкин считается союзником двух важных фигур в российской политической элите — главы ФСБ Александра Бортникова (значительная часть руководящего состава СК — выходцы из ФСБ) и главы «Роснефти» Игоря Сечина. Сечин — весьма могущественный человек, которого лично я считаю вторым человеком по влиянию после Путина в старне.

Теоретически, конечно, у Бастрыкина могли возникнуть и личные претензии к Шойгу, но возможно, что дело здесь и в том, что Шойгу перешел дорогу другим людям, попросившим Бастрыкина попристальнее интересоваться тем, что происходит внутри структур Минобороны.

util