25 Марта 2015, 12:25

Экономика и политика в России: взаимное влияние. Разговор с Михаилом Ходорковским

Новосибирск, 24 марта 2015 года

Как влияют политические институты на экономическое развитие России?

Что выгоднее для нашей страны — изоляция или открытость? Чем важен украинский опыт и почему необходима программа реформ? Является ли Россия частью европейской цивилизации?

Эти и другие темы в ходе разговора по телемосту с новосибирцами 24 марта обсудил основатель Открытой России Михаил Ходорковский.

Полную расшифровку разговора читайте здесь

Цитаты

— Выборы и рынок имеют одну и ту же природу. Если власть имеет рычаги для того, чтобы лишить вас политического выбора, то рано или поздно, она воспользуется рычагами, чтобы лишить вас права выбирать поведение и в повседневной жизни.

— Смотрите, от кого наша власть пытается нас изолировать. Не от тех стран, с которыми у нас возможны территориальные споры, а от тех стран, где благосостояние людей выше. Власть боится того, что люди скажут: «Смотрите, там больше свободы, там больше влияние общества на власть, а в результате там больше благосостояние. Почему бы нам этого не сделать?»

— Наша задача, на мой взгляд, — подготовиться к неизбежной смене режима. Чтобы у нас был обсужденный план действий. Причем, сразу, когда режим падет, а не через пару лет после этого. Чтобы Россия без раскачки реинтегрировалась в европейское и мировое политико-экономическое пространство, причем реинтегрировалась на справедливых условиях.

— Должно ли демократическое телевидение, демократические журналисты помогать демократическому правительству, или они должны говорить правду так, как они ее понимают? Тяжелый вопрос и тяжелый выбор. Я все-таки считаю, что независимые средства массовой информации созданы для того, чтобы говорить правду.

 То, что сегодня нас менее 15%, — это ничего не значит. Развитие страны определяется небольшой частью общества. Да, не все люди активны, не все думают, как мы. Но мы можем и должны их убеждать. А в результате этого сложить население в активное население. И дальше активная часть населения поведет за собой общество.

 Технологическая база исчезает, люди, которые не могут пользоваться этой технологической базой, уезжают за границу. Соответственно, преподавание в вузах по этим направлениям начинает деградировать, научные школы распадаются, и воспроизводства людей по этим научным направлениям не происходит. А когда начинают нам опять поставлять элементную, технологическую базу — неважно, уже акцептовать, принять ее некому.

— В Украине ситуация печальная, на мой взгляд. К глубокому сожалению, здесь задача по разложению государственных институтов страны была решена нашими властями успешно. То есть это то, что, как оказалось, мы умеем делать. Построить государственные институты — мы не очень, а разрушить государственные институты (как у себя, так и у соседей) — это без проблем, это на счет раз-два.

— Как мы знаем, право на безнаказанное насилие — это признак правительства: у кого есть право на безнаказанное насилие — тот и правительство. Вот боюсь, что сейчас у нас правительства почти что два.

— Я выступаю за то, чтобы у нас в России было создано (его у нас его никогда не было) национальное государство. Я имею в виду, чтобы мы осознали себя все гражданами единой страны. Гражданская нация так называемая. Ее же у нас еще никогда не было. Да, Европа уже сделала следующий шаг, но она сделала следующий шаг, создав вот эту вот базу. Культурную базу своей культурной нации. В каждой стране. Патриотизм, на мой взгляд, сегодня заключается в том, чтобы создать — и у нас — вот эту вот гражданскую нацию.

— Я считаю, что патриотизм заключается в том, чтобы нас не боялись, но чтобы нам завидовали. Мне хочется, чтобы нам завидовали. Как мы хорошо живем, а не тому, насколько наши танки могут замечательно ездить по грязи. Да не надо нам грязи. Все уже, нажрались мы этой грязью за последних сто лет. Хорош. Хорошие бы дороги, автобаны... И едущие по ним наши российские машины.

— Я убежден, что как только нынешний режим сменится, то есть как только ситуация в стране сместится к демократическому развитию, тут же все люди, которые живут за границей, будут рассматривать вопрос о своем возвращении и многие вернутся. А я вернусь немного раньше, немного до этого. Вернусь, как только почувствую, что отправить меня в камеру для власти стало опасно. Думаю, что такая ситуация возникнет уже скоро.

util