21 Марта 2015, 13:01

Поколение Путина: кто придет голосовать в 2016-м? Онлайн-обсуждение, видео и цитаты

На сайте Открытой России в прямом эфире прошла онлайн-дискуссия, посвященная политике как части жизни молодежи.

В форуме приняли участие: Евгений Гонтмахер, Александр Архангельский, Андрей Зубов, Анатолий Ермолин, Сергей Казарновский, Николай Сванидзе, Григорий Свердлин.

Главные темы:

— Что волнует тех, кто впервые придет на выборы в 2016 году?

— Как влияют на молодежь политические события, которые происходят в стране, а также засилье пропаганды и эскалация ненависти к инакомыслящим?

Цитаты

Евгений Гонтмахер об умонастроениях современной молодежи:

— Молодежь аполитична. Люди к политике не приучены, мыслят в других терминах, их система ценностей выстраивается вокруг других вещей. Наша политическая элита не смогла найти с молодежью общий язык. Не смогла договориться. Путин не смог договориться...

Андрей Зубов о молодых волонтерах и слабости путинского неокомсомола:

— Молодежь, как и все остальные, делится на людей активных и ведомых. Довольно большая часть молодежи — это я вижу по опыту своей работы в МГИМО —политически активна. Причем многие из них делают это не ради власти, не ради карьеры. Они своим интересом увлекают других — я вижу это в фейсбуке, в сетях. Это ведущее меньшинство молодежи тянет за собой большой слой людей. Это желание быть полезными: очень многие идут в неполитическое волоонтерстов. А путинское неокомсомольское движение не схватывает этого. Туда не идут лучшие, идут люди второго и третьего уровня, причем идут, чтобы делать карьеру.

Александр Архангельский о резком омоложении интереса к политике:

— Политика пошла в школу. Дети жестко обсуждают, что происходит — по поводу Крыма, по поводу Путина, по поводу убийства Немцова... Они ссорятся. Я это вижу на примере своей средней 16-летней дочери. У старших этого не было.

Николай Сванидзе об атмосфере ненависти, в которой воспитывается молодое поколение:

— Подрастающее поколение воспитывается и дышит воздухом ненависти и неприятия. Это атмосфера натравливания одних социальных, религиозных и прочих групп на другие. Это атмосфера агрессии. Они воспитываются под девизом, что все можно, что врагов надо уничтожать. По их мнению, это проявление патриотизма. Понятиями нравственности и этики они не оперируют. Они просто не знают этого слова — «нравственность». В результате растет поколение, которое всех ненавидит. Все это усугубляется экономическим кризисом, когда люди будут озлобляться и так. А здесь государственная пропаганда заодно показывает им, на кого направлять агрессию.

Анатолий Ермолин о манипулировании сознанием:

— В свое время мы проводили опрос о том, чего хотят современные молодые люди. Поняли, что молодежь хочет деньги, карьеру, классно отдыхать и иметь семью. Нам было трудно объяснить, что если ты не сделаешь чего-то сам, то за тебя этого не сделает никакое государство. Нам казалось, что мы делаем ставку на их стремление к самореализации. А потом появились серьезные оппоненты — «Идущие вместе», а мы делали им в пику программу «Идущие сами». Принципы работы молодежных организаций типа «Наших» идеально описаны в главе «Наши» романа Достоевского «Бесы»... Нагнетание атмосферы вокруг событий в Крыму и на Донбассе, вся эта вспышка квазипатриотизма имеет серьезную подоплеку. Люди, которые создают вот эту гремучую смесь манипулирования, очень хорошо понимают, за какие ниточки надо тянуть.

Андрей Зубов о разочаровании, которое неизбежно приносит война:

— Нацисты увлекли молодежь, многое ей пообещали и поначалу довольно многое дали. Но когда началась реальная война и когда молодые ребята поехали на Восточный фронт и стали гибнуть пачками, многие разочаровались в нацизме. И сейчас у нас это одна из пропагандируемых форм активности — можно не доброе дело сделать, а на войну пойти. Я лично знаю молодых людей, которые ездили на Донбасс и вернулись оттуда убежденными противниками путинской идеологии, вернулись со словами «нас обманули».

Евгений Казарновский о воспитании ненависти к «чужакам»:

— Агрессивность зашкаливает, и ненависть сейчас в воздухе. Я расскажу забавный случай: один раз я зашел в лифт, там ехал молодой человек. Я говорю ему: «Добрый день», — утро, хорошее настроение... Видно было, что он всю дорогу думал, что мне ответить, и, выходя из лифта, вскинул руку и крикнул: «Крым наш!» Он мне приятно хотел сказать (смеется). Так получилось, что слово «наш» на этих детей действует более магически, чем все остальное.

Григорий Свердлин о том, куда идут люди, желающие сделать мир лучше:

— Тот бум благотворительности, который есть в России в последние годы, происходит во многом за счет молодежи, которая туда идет потому, что ей некуда податься. Она не идет в политику, потому что нет никакой политики. Очень многие идут туда, потому что там можно изменить мир вокруг себя, — в политике нет, а в благотворительности можно.

Александр Архангельский о будущем:

— Что до идеальной модели, подходящей России, — то это движения, самозарождающиеся «снизу», типа скаутских и благотворительных молодежных инициатив. Но я пессимистичен. Начинаются тяжелые, расшатывающие, испытывающие на прочность процессы. Мне кажется, пропущен какой-то шанс. В 2011-2012 годы властью упущен момент к изменению ситуации. В 2016 и 2018 годах я не вижу никаких перспектив, чтобы мы провалились в тоталитаризм и нацизм, а вот что будет со следующим поколением — это уже вопрос. Сейчас нацизма нет, но есть очень опасные умонастроения и запрос на крутую силу. Как бы волк не пришел, вот я про что.

util