22 Марта 2015, 12:00

Александр Гольдфарб: «Путин в одночасье превратится из национального лидера в национального злодея»

Александр Гольдфарб. Фото: Adrian Dennis / AFP

В Высоком суде Лондона продолжаются слушания по делу об убийстве Александра Литвиненко. Бывший сотрудник ФСБ, получивший убежище в Великобритании и разоблачавший связи российских спецслужб с криминальными структурами, погиб 23 ноября 2006 года от дозы радиоактивного изотопа полоний-210. Близкий знакомый Литвиненко, автор книги о его убийстве Александр Гольдфарб рассказал Открытой России о ходе процесса

О версиях, рассматриваемых судом

— Изначально было несколько версий, как известно. Хотя на предварительной стадии осталась только одна серьезная версия, а именно, что за этим убийством стоит российское государство... Другие версии о том, что за этим убийством стоит Березовский, какая-то мафия и прочее, они были изначально признаны маловероятными, потому что нет никаких улик и доказательств в эту сторону, одна голая теория. В любом случае, судья постановил, что они должны быть рассмотрены все, и эти два месяца все альтернативные версии всплывали в судебных заседаниях, в том смысле, что всех свидетелей и экспертов спрашивали, как они относятся к этим версиям, и мнение экспертов однозначно говорит о том, что за этим делом стоит российское государство.

Есть два главных аргумента в эту сторону. Первый: в качестве орудия убийства был использован полоний. Как объяснили эксперты-физики, да и сам руководитель ядерного центра в Сарове академик Радий Илькаев, предприятие Росатома в Сарове — это единственное место, где можно получить этот полоний, а украсть его оттуда невозможно. Вывод такой, что это должно быть санкционировано. Так что сам факт использования полония указывает на то, что за его использованием стоит российское государство.

А второе — это личности Ковтуна и Лугового, которых трудно заподозрить в том, что они работали, к примеру, на израильскую или иранскую разведку или на мафию. Поскольку их причастность к делу доказывается неопровержимыми доказательствами, то эти два обстоятельства — исполнители и орудия убийства — приводят к выводу об участии российского государства. Но прямых доказательств участия российского государства пока что представлено не было, это логический вывод.

Мы знаем, что такие доказательства существуют, потому что судья, который еще в прошлом году изучил секретные досье английских спецслужб, заявил в суде, что ознакомился со всеми материалами, которые есть у правительства, и видит, что на первый взгляд есть свидетельства причастности российского государства. Эта часть доказательств будет изучена на закрытых заседаниях, которые начнутся после окончания открытых, то есть где-то в апреле.

Сроки начала закрытых слушаний отодвинулись в связи с тем, что Дмитрий Ковтун произвел сенсацию, заявив, что хочет давать показания. Ему, безусловно, будет предоставлена такая возможность, но сколько займет подготовка и все с этим связанное... Ему нужен адвокат, нужна возможность подготовиться, дать сначала письменные показания, потом все стороны должны их изучить и подготовиться к перекрестному допросу. После этого начнется закрытая часть слушаний, к которой никто не будет допущен, включая нас; Марину (Литвиненко), ее адвоката и всех остальных оттуда выгонят, и там будут присутствовать только судья, аппарат суда и представители британских служб: разведка, контрразведка, министерство обороны, здравоохранения и еще кто-то. Все за пределами полицейского дела — а полицейское дело выложено в интернете.

После этого судья будет писать свой вердикт, и этот вердикт будет написан за несколько месяцев. Там он должен нам сказать, считает ли он доказанной роль Лугового и Ковтуна, считает ли он доказанной роль российского государства, считает ли он доказанными утверждения, что без личной команды со стороны Путина такая операция не могла состояться. И на основании чего он так считает.

О криминальных связях Путина

— Теперь по поводу связей Путина и тамбовской группировки. Первым об этой связи говорил Литвиненко в своей книге «Лубянская преступная группировка», которая была выпущена в 2001 году. В частности, он говорил о связях авторитета Александра Малышева с Николаем Патрушевым.

Литвиненко писал, что лично расследовал дела уголовной преступности, занятой транспортом наркотиков через Узбекистан и Россию в питерский порт, откуда они переправлялась в Западную Европу. Этим якобы занималась тамбовская банда, которую крышевали разного рода люди в мэрии и спецслужбах, а Путин над всем этим парил, как орел, помогал. Вот такие были выдвинуты обвинения без особых доказательств, только на основании того, что ему было известно по оперативной работе.

Это было частично повторено в пленках Кучмы — в 2000 году была тайная запись разговора президента Украины с главой СБУ, там они беседуют о доказательствах причастности ФСБ к перевозке наркотиков и сколько за них следует запросить у Патрушева. И им якобы было известно, что ФСБ пытается зачистить следы в разных странах, такой был разговор. Он был опубликован и представлен в качестве доказательства.

Но самая главная часть доказательств — не прямых, но существенных — содержится в телеграммах Wikileaks касательно деятельности Литвиненко. Речь о телеграммах из Мадрида, в которых американское посольство сообщает в Госдеп, что есть такой Литвиненко, который работает с испанскими спецслужбами по расследованию действий русской мафии. И он якобы объяснил, какая у русской мафии мощная крыша в высших эшелонах российской власти, и что все это связано с их совместным прошлым в Санкт-Петербурге. Это выплыло в открытый доступ благодаря Wikileaks и тоже было приобщено к делу.

Независимо от этого, накоплена уже сейчас большая база информации о том, что все это имело место. Например, история про тамбовскую банду и питерскую мэрию упоминается в докладе Немцова и Милова. Недавно в Америке вышла книжка профессора по имени Карен Давиша, которая называется «Путинская клептократия, или Кто владеет Россией» — там тоже много на эту тему написано, вне зависимости от того, что говорит Литвиненко. Источников масса, мне сейчас трудно все вспомнить. Все это идет как бы снаружи.

Наконец, есть некое досье, известное, как досье на Иванова. Дело в том, что Саша Литвиненко в последние годы зарабатывал деньги, консультируя различные агентства, которые работают в области промышленной разведки. У него был заказ от некоего агентства, представители которого впоследствии выступали в суде в качестве свидетелей, написать справку-объективку, как говорят по-русски, на Виктора Иванова, который в то время был замглавы президентской администрации и вообще большой человек, председатель правления «Аэрофлота», председатель правления «Алмаз—Антея». В прошлом Иванов работал в питерском ФСБ, занимался контролем над наркотиками.

Отчет был заказан каким-то большим британским заказчиком, который собирал информацию для некоей сделки — в ней Иванов был партнером с российской стороны. Скорее всего, это было что-то, связанное с «Аэрофлотом», может, продажа самолетов, может, еще что-то. Саша получил задание написать этот заказ и выполнил его вместе с человеком по имени Юрий Швец, который живет в Вашингтоне. За это они получили свои тысяч 15 долларов, если не ошибаюсь.

Этот отчет тоже был представлен в качестве улики и висит в интернете. Там они написали, что Виктор Иванов — не очень симпатичный партнер для ведения бизнеса. По их словам, Иванов еще в Питере крышевал тамбовскую группировку, которая занималась экспортом наркотиков в Западную Европу. Источники, опять же, не названы — это информация, полученная Литвиненко и Швецом (бывшим майором советской разведки, который живет в Вашингтоне) по своим каналам.

Вот что нам известно из открытых источников по поводу тамбовской линии. Что имеется в закрытой части, нам знать не дано. Это знает только британская разведка, которая, судя по всему, имеет много на эту тему. Это знает тамбовская группировка, и это знают бывшие сотрудники питерской мэрии. Только что Виктор Иванов выступил с гневной отповедью по этому поводу на Russia Today, и сказал, что это все часть мирового заговора по свержению Путина или что-то в этом духе.

Мы не знаем, что есть у этих шпионов, но мы знаем, что Саша с ними сотрудничал, тоже писал им материалы, ездил в Испанию под их эгидой, они ему платили, так что у них есть, видимо, масса всего интересного. Думаю, в ближайшие лет тридцать мы об этом не узнаем, но суду это доступно.

О трех покушениях на Литвиненко и вероятных мотивах преступления

— Вот что я хочу отметить, пересказывая то, что было в суде. Там обсуждалось много возможных мотивов, которые могли быть у российского государства и лично у Путина для того, чтобы не любить Литвиненко. Начиная с самого факта, что он бежал из страны, будучи офицером ФСБ, что само по себе считается заслуживающим всяческого наказания. Что он связался после отъезда с британскими спецслужбами, что дружил с чеченцами, что писал разные материалы про ФСБ, в том числе книжку «Лубянская преступная группировка» и другую книжку «ФСБ взрывает Россию». Были и совсем сенсационные заявления — типа того, что ему доподлинно известно, что Путин педофил. Когда Путин поцеловал мальчика в живот, Саша разразился такой статьей — вот, мол, видите, педофил. Все это докладывалось наверх и составляло вполне достаточный мотив не желать ему добра.

В то же время, все это о том, почему они могли его не любить, за что могли его наказать или отомстить ему. Ни один мотив не предполагает, что он представлял для них некую опасность в дальнейшем. А есть некоторые косвенные документы, что это было не убийство-наказание, а убийство-предотвращение, и оно было совершено в срочном порядке. Что им нужно было Сашу убрать здесь и сейчас, а не через месяц и не через два.

Из криминалистического анализа следует, что имели место три попытки убийства и ампулы с полонием привозили в Лондон три раза.

Первый раз Луговой и Ковтун промахнулись, все попало на скатерть и они загрязнили полонием сами себя — это было 16 октября. Саша ушел относительно невредимым, хотя тоже получил небольшую дозу загрязнения, как впоследствии показал анализ его волос.

Потом была вторая попытка, когда Луговой приезжал в Лондон 28 октября, — он привез свежий контейнер, но, видимо, уронил его на полу у себя в ванной в гостинице, потому что там все счетчики зашкаливают. В этот приезд он с Литвиненко не встречался.

1 ноября была третья попытка. Физика и криминалистика этого дела говорят, что в каждом из трех случаев открывали свежий полоний. Если этому верить, видимо, они (российские агенты) возвращались назад, им говорили: «ребята, вы снова промахнулись, надо доделать». Это признак того, что у них были причины торопиться.

Второй аргумент, который у меня лично возникает, — в суде это не поднималось — о том, что Саша работал со спецслужбами и, в частности, участвовал в испанском расследовании, тогда никто не знал. Он очень хорошо соблюдал все правила игры и не рассказывал на всех углах. Так, мне он говорил, но в общих чертах, Марина тоже знала, но в общих чертах. Он отмечал, что так нужно, чтобы не было ко мне вопросов.

Как выяснилось на суде, он должен был везти с собой Лугового и знакомить его со своими коллегами как раз вскоре после того, как оказался отравлен. Луговой это не скрывает, он говорил об этом на пресс-конференции — говорил, Саша работал с испанскими спецслужбами, с испанской полицией против русской мафии и хотел меня туда отвезти. Это было на первых пресс-конференциях Лугового, сейчас он об этом не говорит.

Как мы сейчас знаем, Луговой, скорее всего, был не сам по себе, а работал на российские спецслужбы. Он имел совершенно фантастическую возможность внедриться внутрь испанского расследования — Саша его привозил как доверенное лицо. И все-таки они предпочли спалить Лугового, убрав Сашу, вместо того, чтобы использовать Лугового вот этим способом. Выходит, была более конкретная, специальная причина это сделать — то ли у них был приказ сверху это сделать, то ли они чего-то боялись. Пожалуй, такие аргументы.

О возможных последствиях решения суда для России и лично Путина

— Еще два года назад это было бы чрезвычайно чревато последствиями. Сейчас, когда санкции уже действуют по другому поводу, а вся команда путинская — банк «Россия», кооператив «Озеро» — уже под санкциями, сотрудничество по всем линиям прекращено. Я не представляю, что можно к этому добавить.

Украина и Крым оказались для Запада более серьезным раздражителем, чем убийство Литвиненко — власти Британии не очень стремились расследовать наше дело, оно было начато благодаря Марине, которая добилась этого через суд. Без этого они предпочитали не ворошить это дело, чтобы не портить отношения.

Сейчас я не думаю, что это приведет к большему ухудшению политического климата в отношениях с Россией, чем уже есть. Могут выслать посла, но вряд ли, конечно.

Это важно для Марины и для всей нашей команды в историческом плане. До этих слушаний мы даже не знали, что полиция накопала, сейчас это обнаружено, обнародовано и лежит на поверхности. Добросовестность суда ни у кого не вызывает сомнения, кроме тех, кто, видимо, это дело совершил, я имею в виду российское государство.

Очень важно, что этот случай будет записан в истории как один из определяющих эпизодов путинского правления. Все дело многое говорит о том, что и как в путинской России происходит.

Будут ли юридические последствия? Я не думаю, ну, кроме того, что это поможет Марине выиграть иск в Страсбурге, который отложен до завершения этого дела.

Поймают ли Лугового и Ковтуна? Я не думаю, потому что они пока никуда не ездят. Российское правосудие сейчас этим делом не займется, пока нынешний режим находится у власти. А когда этот режим закончится, можно надеяться, что следующий режим — у которого будут все основания по российской традиции топить предшественника — станет это дело вытягивать. Иначе придется дождаться, пока будут рассекречены материалы британских спецслужб, но это где-то тридцать лет — вам еще предстоит это прочитать, а мне уже точно нет.

Как это повлияет на позиции Путина внутри России? Думаю, только укрепит. Большинство российской публики, которая следит за этим делом, считает, что убили — и правильно сделали. Это доказывает мощь наших доблестных органов, а Путин молодец, что так это дело не оставил. Такое доминантное отношение к этому делу в общественной сфере.

Еще раз говорю: не думаю, что раскрытие дела Литвиненко и выдача Лугового и Ковтуна будет условием нормализации отношений с Западом. Рано или поздно война закончится сама по себе и будут восстановлены отношения, по крайней мере, рабочие. Не знаю, отдадут Крым или нет, уйдут из Донбасса или нет, — видимо, в рамках этих переговоров Россия будет идти на какие-то уступки. Не думаю, что будет обсуждаться освобождение Ковтуна и Лугового как условие снятия санкций. В любом случае, санкции были введены не из-за этого. Скорее, они будут настаивать на освобождении Савченко.

С точки зрения политического процесса — был бы жив Немцов, он не преминул бы это использовать в своей деятельности. Но поскольку эта деятельность не имела перспектив, один аргумент ничего бы не добавил.

Тут говорили, что у вас переворот назревает и какие-то генералы хотят убрать Путина, вот в такой ситуации, кто бы ни пришел на его место, будет иметь возможность поднять этот материал против прежней власти. Таким образом, преемник Путина сможет дистанцироваться от него очень быстро, чтобы помириться с Западом и наладить как-то экономику. Сам Путин себе этого позволить не может, но кто бы ни был после — даже Шойгу или Сергей Иванов, они должны будут откатить назад.

Лучший способ откатить назад — повесить всех собак на Путина. Он в одночасье превратится из национального лидера в национального злодея. Это следует ожидать, и он это тоже понимает.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Британские газеты: «Путин — обычный уголовник, переодетый главой государства»

Александр Гольдфарб о тех, кто заказал Литвиненко

util