24 Марта 2015, 14:57

Азиатский способ производства революций

Протестующие у Дома правительства в Бишкеке, 24 марта 2005 года. Фото: Михаил Джапаридзе / AP / East News

Десять лет назад в Киргизии в результате восстания был свергнут авторитарный режим Аскара Акаева

Это событие, вошедшее в историю под названием «Тюльпановая революция», историки и политологи помещают в один ряд с «цветными революциями», происходившими на постсоветском пространстве в 2003–2005 годах. Однако киргизское восстание, имевшее ряд общих черт с грузинской Революцией роз и украинской Оранжевой революцией, было куда более брутальным. Погромы, штурмы административных зданий, уличные столкновения, многочисленные пострадавшие — все это было непохоже на бескомпромиссный, но мирный протест в Тбилиси и Киеве.

Киргизия по состоянию на начало 2005 года была таким же недемократическим государством, как и ее среднеазиатские соседи. Но по сравнению с жесткими диктатурами Казахстана, Узбекистана и Таджикистана и откровенно тоталитарным Туркменистаном, киргизский режим был существенно мягче. Акаев скорее напоминал не восточного деспота, а Леонида Кучму или Эдуарда Шеварднадзе. Его коррумпированный авторитарный режим пытался сохранять монополию на власть, но не переходил к жестким репрессиям, уничтожающим все потенциально опасное на корню. Между тем, недовольство затянувшимся правлением клана Акаевых росло, особенно на юге страны, который жил куда беднее севера и испытывал перманентное раздражение из-за засилья северян во всех властных структурах.

Неизвестно, как развивалась бы киргизская история, если бы не два вдохновляющих примера: Грузия и Украина. О том, что Киргизия станет следующей упавшей фишкой «эффекта домино», заговорили уже в феврале 2005 года, когда украинский Майдан праздновал победу над кучмизмом. Президент Акаев и сам был очень не уверен в своих силах, фактически занимался негативным самопрограммированием, постоянно заявляя, что весной может произойти революция.

Протестующие в Джалал-Абаде, 23 марта 2005 года. Фото: Иван Секретарев / AP / East News

Но попыток превентивно реагировать, идти на тактические уступки оппозиции, попытаться организовать на приближающихся парламентских выборах хоть какую-то видимость честного подсчета голосов не предпринималось. Когда же грянул гром, не было предпринято никаких эффективных и последовательных попыток подавить восстание силовым путем. Режим, впав в оцепенение, наблюдал, как страна приближается к восстанию, а потом в таком же оцепенении наблюдал, как восстание побеждает.

Одной из главных проблем Акаева была необходимость обеспечить формальную законность своего пребывания в президентском кресле. Он уже трижды избирался президентом: в 1991, 1995 и в 2000 годах. В 2004 году Акаев решил избираться на четвертый срок, что было нарушением конституции. Оппозиция обратилась в Конституционный суд, но он отказался даже рассматривать ее запрос.

27 февраля состоялся первый тур очередных выборов в парламент Киргизии. Страх правящих элит перед экспортом революции и шаткое правовое положение идущего на четвертый срок Акаева делали эти выборы важными, как никакие другие. Сохранив большинство в парламенте, лоялистские силы надеялись или внести изменения в конституцию, позволяющие Акаеву избираться неограниченное количество раз, или путем утверждения Акаева в качестве премьер-министра сохранить власть в руках правящего клана.

Политолог Александр Кынев в своем исследовании, посвященном новейшей истории Киргизии, отмечает интересный момент. Сам термин «оппозиция» на этих выборах был довольно условен, так как кандидатов с устоявшимся оппозиционным имиджем было сравнительно немного. Но многие кандидаты, шедшие на выборы по одномандатным округам (партийных списков не было) становились оппозиционерами уже в ходе избирательной кампании, испробовав на себе все прелести административного ресурса. То есть в канун революции значительная часть киргизского политикума выталкивалась режимом в оппозицию для того, чтобы продавить в парламент представителей правящих кланов: в депутаты баллотировались дочь президента Бермет, сын президента Айдар, две сестры жены президента, сын премьер-министра, сын и зять главы президентской администрации, брат министра внутренних дел, муж министра социальной защиты, брат губернатора Чуйской области и многие другие.

По итогам выборов было объявлено, что из 75 избирательных округов в 32 удалось избрать депутатов уже в первом туре, а в 42 округах на 13 марта был назначен второй тур. А по итогам второго тура большинство мест в парламенте получили сторонники Акаева.

Столкновение протестующих с ОМОНом у Дома правительства в Бишкеке, 24 марта 2005 года. Фото: Глеб Щелкунов / East News

С утра понедельника на юге страны начались масштабные акции протеста, вызванные недовольством многочисленными нарушениями при подсчете голосов. В Джалал-Абадской области был созван курултай, на котором принято решение о формировании параллельного официальным властям руководства страны. В ходе разгорающегося восстания начинаются захваты административных зданий, и уже через несколько дней Акаев теряет контроль над большей частью юга Киргизии. Милиция сопротивляется вяло или не сопротивляется вовсе. Единственной серьезной попыткой дать отпор оппозиционерам на бушующем юге стала операция по освобождению спецназом захваченных зданий в Оше и Джалал-Абаде. Но это привело лишь к еще большему росту уличного протеста.

22 марта стремительно теряющий власть Акаев пытается собрать в Бишкеке провластный митинг, но при этом не решается ввести в стране чрезвычайное положение. Роза Отунбаева и другие лидеры оппозиции сочли это признаком несостоятельности режима, и были правы: у Акаева не было уверенности в том, что деморализованный силовой аппарат поддержит его в условиях гражданской войны.

Постепенно волнения охватывают и север республики, а 24 марта в столице на протестный митинг выходят 30 тысяч человек. Их пытаются атаковать несколько сотен провластных наемников, вооруженных палками и камнями. Отразив атаку лоялистов, оппозиционеры перехватывают в столице инициативу и захватывают Дом правительства. Аскар Акаев вскоре бежит в Россию, 25 марта парламент назначает одного из оппозиционных вождей Курманбека Бакиева исполняющим обязанности президента.

Однако за пять лет пребывания у власти Бакиев не воспользовался историческим шансом, даже не попытался реконструировать киргизское государство и общество, создав вместо этого режим, ничем не уступающей по степени авторитаризма и коррупции режиму Аскара Акаева, и следующая киргизская революция 2010 года стала еще более кровавой.

util