31 Марта 2015, 19:15

«Браслетное дело» Александра Реймера: комментарии экспертов

Александр Реймер во время одной из рабочих поездок по ИК Чувашской республики. Фото: официальный сайт ФСИН

Бывший директор Федеральной службы исполнения наказаний Александр Реймер, возглавлявший ФСИН в 2009-2011 годах, и его экс-заместитель Николай Криволапов были задержаны в здании Следственного комитета в Москве по обвинению в мошенничестве. Суд оперативно избрал бывшему чиновнику меру пресечения — арест. Реймера и Криволапова подозревают в афере с закупкой электронных браслетов для находящихся под домашним арестом, на сумму около трех миллиардов рублей, сообщает «Интерфакс» со ссылкой на представителя СКР Владимира Маркина.

«Сегодня следователи предъявили обвинение в мошенничестве Реймеру, Криволапову, директору Центра информационно-технического обеспечения и связи ФСИН Виктору Определенову и гендиректору коммерческой организации Николаю Мартынову», — цитирует Маркина «Интерфакс».

По версии следствия, закупка систем электронного контроля производилась по завышенным ценам. Например, стационарное контрольное устройство стоимостью 19 тысяч рублей закупалось за 108 тысяч, а мобильное (то есть электронный браслет), вместо 19 тысяч рублей — за 128 тысяч рублей. «Браслетики тем же домашним арестантам, которым, кстати, в силу своего здоровья может стать один из обвиняемых Криволапов, обошлись бюджету государства дороже некоторых золотых украшений», — отметил Маркин.

Следствие будет просить суд об аресте всех трех фигурантов дела уже во вторник. Открытая Россия попросила экспертов прокомментировать «браслетное дело».

Валерий Борщев, председатель Постоянной палаты по правам человека Политического консультативного совета при президенте:

— Что касается самой идеи внедрения в России электронных браслетов, то эту идею предложили мы вдвоем с начальником правового управления ФСИН Олегом Филимоновым. Во время визита в Великобританию мы видели, как широко там применяются электронные браслеты. Приехав в Москву, мы начали эту идею пропагандировать, убеждать в том числе и тогдашнего главу ФСИН Юрия Калинина. Идею поддержала и Еврокомиссия, которая дала на реализацию эксперимента с электронными браслетами два миллиона евро. Эксперимент прошел успешно. Стоимость этих браслетов была невелика, что-то в районе тысячи долларов.

Когда на пост главы ФСИН пришел Реймер, вдруг неожиданно выяснилось, что эти браслеты стали необычайно дорогими. Я этому был поражен, всем задавал вопрос, и никто мне не мог объяснить, почему во время эксперимента европейской комиссии браслеты были дешевыми, а под руководством Реймера цена вдруг возросла. Но самое страшное — организация внедрения браслетов стала абсолютно непрозрачной.

Система ФСИН и до Реймера прозрачностью не отличалась. Но все же усилиями правозащитников каких-то изменений в плане прозрачности добиться удавалось. Но Реймер даже не встречался с нами, с правозащитниками, разве что на больших совещаниях. И до Реймера, при Калинине, и после Реймера, при Геннадии Корниенко, все же руководство ФСИН встречается с нами, решаются какие-то текущие вопросы. При Реймере этого не было.

Реймер понимал свою миссию однозначно: он должен разогнать старые кадры. Да, видимо, ему дали такую установку. Он абсолютно бездумно убирал людей, в том числе глав региональных управлений, ставил своих людей на их место. В результате в ряде регионов, например, в Краснодарском крае, ситуация ухудшилась.

Помню, когда я занимался вместе с Общественной наблюдательной комиссией делом Магнитского, мы составили акт и послали Реймеру. Думаете, он нам ответил? Нет! Он даже не сказал, что мы неправы, ничего не опровергал. Он просто проигнорировал наше заключение по этому делу. Глава СКР с нами встречался, замгенпрокурора встречался, но Реймер не реагировал никак. В этом его суть.

Реймер мне запомнился прежде всего как человек, который ограничил, свел до минимума, отношения с правозащитниками, сделал систему менее прозрачной, чем она была раньше.

Вот такая фигура — посредственная, находившаяся абсолютно не на своем месте. Конечно, те люди, которые его поставили на этот пост, тоже должны нести ответственность. Уголовно-исполнительная система очень много потеряла за то время, пока Реймер возглавлял ФСИН.

Владимир Осечкин, основатель портала «Gulagu.net», член Совета по развитию общественного контроля при Комитете Госдумы по делам общественных объединений и религиозных организаций:

— К сожалению, решение о задержании Реймера и Криволапова и предъявлении им обвинения является очень серьезно запоздавшим. Было очевидно, что именно Реймер и Криволапов организовали коррупционную схему вывода свыше одного миллиарда рублей из бюджета России под видом закупки электронных браслетов по, как выяснилось позже, вчетверо завышенной цене.

Реймер, Криволапов и их соучастники организовали подготовку документов, которые засекретили данный аукцион.

Самое вопиющее в этой истории — первыми на скамье подсудимых оказались не расхитители государственного имущества, а оперативники одного из подразделений центрального аппарата ФСИН России, которые вскрыли данную коррупционную схему, но решили нагреть на этом руки, заработать, и вместо надлежащего оформления материалов оперативной проверки и передачи их в ФСБ и Следственный комитет для принятия процессуального решения попытались заниматься вымогательством и поборами. В отношении этих горе-оперативников уже есть один обвинительный приговор — основной фигурант данного дела был приговорен к четырем годам лишения свободы. Однако те люди, которые непосредственно участвовали в хищении, до сих пор не понесли заслуженного наказания, и, главное, похищенные денежные средства до сих пор не возвращены в бюджет.

Абсолютно очевидна ближайшая перспектива: это громкий судебный процесс над Александром Реймером, Николаем Криволаповым и их сообщниками. Конечно же, мы ждем вынесения обвинительного и сурового приговора, связанного с реальными сроками лишения свободы. Сейчас одна из главных задач, которую должна ставить перед собой следственная группа — это выявление всей цепочки хищения. Нужно приложить все усилия, чтобы похищенные деньги вернулись в бюджет.

util