1 Апреля 2015, 11:38

Александр Бывшев: «Аннексия Крыма стала для меня отправной точкой, когда я уже разошелся с российской властью»

Российский военный в Симферополе, 20 марта 2014 года. Фото: Filippo Monteforte / AFP

2 апреля в Кромском районном суде Орловской области продолжится судебный процесс по обвинению школьного учителя и поэта Александра Бывшева в экстремизме. Обвиняемый рассказал Открытой России, почему он написал стихи в поддержку украинского Майдана, с какой ненавистью он столкнулся в маленьком провинциальном городке и считает ли он себя политзаключенным.

— Когда Вы написали те первые стихи об Украине, думали ли Вы, что это обернется для Вас уголовным делом?

— Когда я начал писать свои первые стихи в поддержку Майдана, свободного европейского выбора украинского народа, я даже и представить себе не мог, что все закончится для меня уголовными статьями. Конечно, я вполне отдавал себе отчет, что моя гражданская позиция идет вразрез с «генеральной линией» и вряд ли будет разделяться большинством россиян, которым уже тогда центральные СМИ начали упорно вдалбливать в мозги про «проплаченных Америкой демонстрантов в Киеве», «жидобандеровцев» и пр. Но то, что мои стихи станут предметом судебного разбирательства и вызовут столь агрессивную реакцию со стороны как правоохранительных органов, так и моих земляков, — это было для меня полной неожиданностью. Я просто не предполагал, до какой степени деградации и быдлизации зашло все у нас в России.

— В одном из интервью Вы говорили, что отправной точкой в изменении Вашего отношения к власти стало присоединение Крыма. Почему на вас так это повлияло?

— Аннексия Крыма стала той критической точкой для меня, когда я уже окончательно разошелся с российской властью. Именно в истории с Крымом в наиболее концентрированной форме отразилась вся чудовищная ложь, весь цинизм Кремля, грубейшее нарушение всех норм морали, когда действует только право сильного. Так нагло в Европе не перекраивались границы со времен Гитлера. До чего Россия докатилась — во всем мире ее большинство стран официально признало агрессором! И это страна, победившая фашизм!
То, что происходит сейчас с Украиной, я воспринимаю очень близко к сердцу, поскольку Украина для меня не чужая страна. Я с ранних лет воспитывался в непримиримости к любой несправедливости. А когда попираются всяческие законы международного права — Россия ведь подписала договор о дружбе с Украиной, а в 1994 году Будапештский меморандум, по которому является гарантом территориальной целостности и суверенитета Украины, — то моему возмущению нет предела. Этим и продиктована моя такая однозначная жесткая гражданская и человеческая позиция — я всецело на стороне украинского народа, переживающего сейчас судьбоносный момент в своей истории.

— Жители города Кромы, которые написали на Вас донос, сделали это по собственной воле или их кто-то подговорил?

— Донос на меня мог написать кто угодно — «строчить» в компетентные органы на близкого, соседа или коллегу в России дело обычное, традиция эта насчитывает века. Так что особо удивляться здесь нечему, а тем более сейчас, когда нагнетается атмосфера подозрительности, недоверия, поиска «национал-предателей».
Изоляция России от остального цивилизованного мира привела к дальнейшему «завинчиванию гаек», поскольку власть вынуждена искать «козла отпущения» и виновника возникших экономических трудностей внутри страны в виде пресловутой «пятой колонны». Так что людям, не разделяющим царящую в стране эйфорию, сейчас приходится очень несладко. Причины, по которым люди готовы вновь, как в «добрые советские времена», строчить друг на друга кляузы, могут быть самые разные: и элементарная подлость, и неизжитый сервилизм, сидящий у многих на генном уровне, и откровенная зависть, и так далее. Возможно, человек, написавший на меня донос, стал просто жертвой зомбирования российскими СМИ.

Особенно в сегодняшней обстановке меня удивляет согласие многих людей на добровольную подлость. Так, на вчерашнем судебном заседании один из бывших моих коллег, не стесняясь, обращался к судье: «Вообще не понимаю, почему только к одному стихотворению привязались. Надо бы и другие стихотворения посмотреть.» Таков всеобщий уровень нашего духовного падения и морального разложения.

Александр Бывшев. Фото: Тимур Нечаев / Facebook

— Расскажите, как вас увольняли из школы. Что вам сказало руководство школы?

 Дело было так. Текст моего стихотворения «Украинским патриотам» по электронной почте директору Кромской школы, по ее словам, «прислал кто-то из крымских патриотов», и она тут же поделилась им с тогдашним прокурором Кромского района. В начале мая прошлого года райпрокуратура потребовала от администрации школы провести педсовет и на нем осудить меня, что и было оперативно и единодушно сделано.
Правда, директор школы, по моим сведениям, до последнего пыталась скандал замять и не «раздувать дело», но сверху ей дали понять, что не получится.

На администрацию школы оказывалось беспрецедентное давление. Неделя, которая предшествовала моему отстранению от должности, была очень странная: утром мне вручают приказ об отстранении, а вечером звонит руководитель: «Забудь этот приказ, я его аннулирую, приходи опять».

И вот так было несколько раз.
15 августа 2014 года мне вручили приказ об отстранении от должности школьного учителя. Особенно восхитила в тексте документа следующая формулировка: «...а также за выявленные прокуратурой факты грубых негативных высказываний относительно политических решений, принимаемых высшим руководством Российской Федерации». Как говорится, приплыли.

— Как к вам относятся местные жители? Есть ли те, кто сочувствует?
— 
Многие, проходя мимо, делают вид, что не замечают. Некоторые уже заявили, что не будут со мной общаться. Кто-то еще здоровается из вежливости, но избегает разговора на «мою тему». Многие избегают попадаться на глаза, дабы их не заподозрили в солидарности со мной. Короче, вокруг образовался вакуум. Люди элементарно боятся. Как-то ко мне в Кромы приезжали корреспонденты из «Рен-ТВ». Ни один из опрошенных ими на улице земляков не осмелился ничего сказать в мою защиту. Люди либо отказывались отвечать на вопросы, либо говорили что-то несуразное. Кстати, нашлись бдительные граждане, которые позвонили в полицию, чтобы та проверила у подозрительных «гостей» документы. Московских журналистов приняли за украинских шпионов. Работникам из канала «Дождь». которые были в Кромах 2 дня, ни один из кромчан так и не осмелился под камеру сказать обо мне что-то доброе. Все только дружно осуждали. Самые «мужественные» отказывались давать интервью, заявляя в приватном разговоре, что не хотят себе лишних проблем, что у них свое начальство — как оно на это посмотрит и тому подобное.

Знакомый местный художник, преподаватель в школе искусств, поведал мне по телефону такую историю. Его начальница, кстати, заслуженный работник культуры РФ, вызывала его «на ковер» и недвусмысленно заявила, что если еще раз нас увидят вместе, разговаривающими о чем-либо, то у него будут большие неприятности на работе. По его словам, был ему учинен настоящий допрос на тему «о чем мы там разговаривали».
А недавно меня встретил пономарь нашей церкви. С налитыми ненавистью глазами он мне прошипел буквально следующее: «Что, уродец, еще ползаешь?..» В тот день, между прочим, был большой православный праздник. Рассказываю Вам это для того, чтобы Вы поняли, какая сейчас атмосфера царит в российской провинции. Это просто массовый психоз.
Что касается сочувствия, то да — некоторые тет-а-тет выражают поддержку, но опять же негласно.

А в целом у меня сложилось впечатление, что люди просто выжидают, чем кончится дело. Никто не хочет «высовываться» и идти впереди паровоза. К сожалению, такова природа народа, не имевшего долголетних демократических традиций, воспитанного на вековом поклонении «сакральной» власти царей, генсеков и прочих вождей.

Фрагмент обвинительного заключения по делу Александра Бывшева

— А ваши бывшие ученики как к вам теперь относятся?

— Большинство учеников перестало демонстративно со мной здороваться. Я представляю, какую «воспитательную» работу с ними провели в школе и дома в семье. Могу себе представить, в каких выражениях им охарактеризовали их бывшего учителя! Самый печальный случай я вспоминаю в прошлом году, когда я повстречал группу старшеклассников, увешанных георгиевскими ленточками, которая с ухмылками дружно поздравила меня с «праздником» (это был День памяти жертв политических репрессий.) Вот такой «патриотизм» вбивается нашим школьникам. Очень печальная история, которая, признаюсь, повергла меня в уныние относительно перспектив нынешней «вставшей с колен» России.

— Предлагал ли следователь Вам признать свою вину?

— На первом же допросе старший следователь сразу же предложил мне признать свою «вину». Я, естественно, категорически отказался, поскольку никакой вины за собой не вижу и считаю весь этот «процесс» надуманным, сфабрикованным и чисто политическим.

— Считаете ли Вы себя политзаключенным?

— Безусловно, я считаю себя политзаключенным. Лишним тому доказательством стало вчерашнее судебное заседание, на которое были приглашены мои бывшие коллеги-учителя. Все их ответы касались исключительно моей гражданской позиции. Открытым текстом говорилось, что «Бывшев сочувствует Украине и выступает против политики высшего руководства Российской Федерации».
Никто из свидетелей не дал показаний об объективной стороне обвинения — все говорили об оценке стихотворения, причем стихотворения, увиденного значительно позже публикации. А главное, прокуратура даже не пыталась получить хоть какие-нибудь доказательства: свидетелям задавались в основном вопросы, касающихся моих политических взглядов. Так что политическая заданность уголовного дела против меня видна невооруженным глазом.

Кстати, никто этого особенно и не скрывает. Недавно знакомый юрист сказал мне: «Понимаете, причина всех Ваших несчастий заключается в том, что Вы поддержали Украину». Вот если бы Вы, к примеру, написали «Убивай укропов! Бомби Киев!» — на Вас не только не завели бы здесь никаких уголовных дел за экстремизм и разжигание вражды, но Вы бы стали бы в Кромах, пожалуй, главным патриотом России«. И самое страшное, что он абсолютно прав.

Мне мои «доброжелатели» уже давно дали понять и открытым текстом объявили, что дело мое заведомо проигрышное, поскольку здесь замешана политика.

Бывшеву предъявлено обвинение по части 1 статьи 282 УК РФ («организация экстремистского сообщества»). Наказание: штраф 200 тысяч рублей, либо принудительные работы, либо срок до четырех лет с лишением свободы.


util