1 Апреля 2015, 16:57

«Дело Олега Сенцова»: почти финал

Александр Кольченко. Кадр: Грани.Ру

Следствие предъявило Александру Кольченко обвинение в совершении террористического акта, а другой фигурант «крымского дела» Алексей Чирний подписал соглашение о сотрудничестве со следствием. Его будут судить в особом порядке — за закрытыми дверями и без свидетелей

Жертвы аннексии Крыма

31 марта старший следователь по особо важным делам Следственного управления ФСБ России майор юстиции Бурдин А.А. предъявил Александру Кольченко, одному из четырех обвиняемых по так называемому «крымскому делу», обвинение в совершении террористического акта.

23-летний уроженец Крыма, антифашист и анархист Александр Кольченко обвиняется в том, что «разделяя идею о необходимости смены действующей власти Украины и протестуя против приостановления правительством Украины подписания соглашения об ассоциации между Украиной и Евросоюзом, в январе 2014 года, более точно время следствием не установлено, в г.Симферополе познакомился с Сенцовым О.Г., с которым в конце января—начале февраля 2014 года выехал в город Киев, где в течение нескольких дней принимал участие в многомесячном митинге сторонников указанных идей, проходивших на Площади Независимости».

Далее в документе говорится, что Кольченко встречался с Олегом Сенцовым на «различных публичных массовых мероприятиях сторонников нахождения данного региона в составе Украины» и узнал, что Сенцов, «позиционирующий себя как представитель организации «Правый сектор», «создал группу для совершения в соответствии с идеологией „Правого сектора“ совместных действий, дестабилизирующих деятельность органов власти Российской Федерации, создаваемых на территории Республики Крым, в целях воздействия на принятие ими решения о выходе Республики Крым из состава Российской Федерации, а именно к совершению взрывов, поджогов, а также уничтожению имущества лиц, поддерживающих вступление Республики Крым в состав Российской Федерации».

На трех страницах постановления о привлечении в качестве обвинения описывается всего один эпизод, а именно поджог офиса симферопольского местного городского отделения Крымского регионального отделения «Единой России».

Как известно, при этом поджоге никто не пострадал, площадь возгорания составила пять квадратных метров.

Теракт, которого не было

Следствие оценивает ущерб, нанесенный офису крымских единороссов, в 200 тысяч рублей. И квалифицирует этот вполне себе хулиганский поджог, который тянет на статью 213 УК РФ («хулиганство») или статью 167 УК РФ («уничтожение имущества»), как «участие в террористическом сообществе, то есть устойчивой группе лиц, заранее объединившихся в целях осуществления террористической деятельности, то есть преступление, предусмотренное частью 2 статьи 205.4 УК РФ».

Александр Кольченко свою вину признает частично; признает, что в поджоге участвовал, но никаких указаний от Сенцова не получал, и сам поджог был символическим жестом, чтобы показать отношение к «Единой России».

Кольченко никогда не ставил своей целью «устрашить население Крыма», как это утверждает следствие.

Важно помнить, что поджог офиса «Единой России» происходил после 12 часов ночи: время было выбрано не случайно, чтобы избежать возможных человеческих жертв.

Геннадий Афанасьев, который также участвовал в поджоге офиса «Единой России», уже осужден: его дело слушалось в Мосгорсуде в особом порядке, он подписал соглашение о сотрудничестве со следствием и получил 7 лет лишения свободы.

Два сдавшихся против двух несдавшихся

И наконец, третий фигурант «крымского дела», 33-летний Алексей Чирний, так же, как и Афанасьев, дал признательные показания и указал на Олега Сенцова, как на организатора террористического сообщества. Чирния будут судить в «особом порядке», но не в Мосгорсуде, а в военном окружном суде Ростова-на-Дону.

Алексей Чирний. Кадр из оперативной съемки

В ближайшие дни постановление о привлечении в качестве обвиняемого зачитают и Олегу Сенцову. Тогда мы и узнаем, в чем конкретно обвиняют украинского кинорежиссера.

В ближайшие несколько месяцев фигуранты «крымского дела» и их адвокаты будут знакомиться с материалами дела: читать все допросы и экспертизы по делу.

Потом следователь составит обвинительное заключение для каждого фигуранта, отправит его прокурору для утверждения. Если прокурор утвердит, то дело будет передано в суд.

Вероятно, уже летом «крымское дело» в соответствии с законом будет слушаться в военном окружном суде Ростова-на-Дону.

На скамье подсудимых окажутся не признающие свою вину в терроризме Олег Сенцов и Александр Кольченко.

А уже осужденные в особом порядке Геннадий Афанасьев и Алексей Чирний, если он не откажется от своей сделки с правосудием, будут выступать главными свидетелями обвинения.

Ничего нового: дело о террористической организации, которая не совершила ни одного теракта.

Но надежды на то, что «суд разберется», практически нет.

Судя по идеологической составляющей обвинения, следствие очень гордится тем, что нашло «врагов крымского народа», целью которых было «воздействовать на принятие органами власти России решения о выходе республики Крым из состава Российской Федерации».

Вчитайтесь и вдумайтесь в эти слова: четверо членов «подразделения партии „Правый сектор“», куда, по данным следствия, помимо Афанасьева, Кольченко и Чирния, входили Асанов Э.Н., Боркин Н.С., Зуйков И.В., Цириль С.В.(они в розыске. — Открытая Россия) и другие неустановленные лица собирались терроризировать Крым и Россию(!)

Все это могло бы показаться скверным анекдотом, тем более, что «Правый сектор» неоднократно заявлял о том, что Олег Сенцов не является членом этой организации, а следовательно никак не мог бы создать «подразделение „Правого сектора“», но, увы, «крымское дело» движется к развязке, которая дает очень мало поводов для оптимизма.

Согласно Уголовному кодексу России, часть 2 статьи 205.4, по которой обвиняется Александр Кольченко и которую вменяют и украинскому кинорежиссеру Сенцову, предусматривает срок до 20 лет лишения свободы(!)

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Олег Сенцов и другие «крымские террористы» — о деле и о себе

Может ли Олег Сенцов выйти на свободу: мнение адвоката Динзе

Антиутопия Олега Сенцова: пьеса о пьесе

Лефортовская тюрьма: украинский «угол»

util