6 Апреля 2015, 22:08

Ленур Ислямов: «Печально, что Россия, придя в Крым, так до сих пор и не поняла, зачем она это сделала»



Российские чиновники лишили крымских татар национальных медиа. По данным международного Комитета поддержки независимых крымско-татарских СМИ, только двум из двенадцати татарских медиа, работавших на полуострове до 31 марта, удалось пройти обязательную государственную регистрацию.

До 1 апреля 2015 года работавшие на полуострове средства массовой информации должны были зарегистрироваться в Роскомнадзоре. Через довольно простую процедуру не смогли пройти не только общественно-политические газеты, но и религиозные издания, и даже женские журналы.

Однако наибольшее внимание правозащитников и мирового сообщества привлекло закрытие телеканала ATR. Запрет на его вещание стал причиной громкого международного скандала: закрытие ATR осудил Государственный департамент США, Служба Евросоюза по внешней политике назвала решение крымских властей «откровенным нарушением права на свободу выражения и частью более общей тенденции на преследование и запугивание общины крымских татар».

Президент Турции Реджеп Тайип Эрдоган счел проблему настолько серьезной, что обсудил ее в телефонном разговоре с Владимиром Путиным.

Российские власти в ответ предложили западным чиновникам заняться свободой слова в других государствах, а представители российского регулятора Роскомнадзора заявили, что не могут зарегистрировать канал по российским законам.

Закрытие телеканала ATR — очередной шаг по дискриминации крымско-татарского населения, который может привести к волне эмиграции крымских татар. Об этом в интервью Открытой России заявил владелец ATR, российский бизнесмен Ленур Ислямов.

Расшифровка сюжета:

— Мы предлагали (при перерегистрации — Открытая Россия), что мы можем уйти от информационной политики и заниматься культурой. Но даже это нам не позволительно. Потому что «ну какой может дальше идти компромисс»? — «Нет, мы должны владеть тем, чем вы владеете»: вы владеете умами — они считают, что я владею умами, я такой Мефистофель — а вот на самом деле они должны это делать!..

Студия телеканал ATR. Фото: Александр Полеженко / AP / Fotolink / East News

Вы меня извините, но это каким надо быть последним идиотом, когда мы четыре раза подаем документы и четыре раза нам возвращают документы?! Причем причины такие: оставить без рассмотрения.

Но когда мы говорим о том, что в Крыму переходный период, когда мы понимаем, что некоторых учителей надо обучить истории России, когда мы говорим, что в России есть определенные вещи в законодательном плане, а в Украине их не было... То есть нужен какой-то переходный период, чтобы одно адаптировать к другому.

А со СМИ так не поступают. Со СМИ поступают просто: лояльные — не лояльные. Все. То, что нелояльное, то, что несогласное, — за пределы Крыма.

Конечно, если нас совсем прижмут — можно уехать куда-то, да. И мы слышали, что Украина сейчас готова нам дать и частоты, и все, все, все. Но сколько крымских татар сейчас там, на материковой части? Сколько? Ну хорошо, 20 тысяч, 30 тысяч, но это несравнимо! Нас около полумиллиона в Крыму.

Мы, имея украинскую лицензию, можем вещать из Крыма, просто пакетами перебрасывать материал на материковую часть, а потом вещать на спутник. Можем. Но вы понимаете, как будет журналист без регистрации средства массовой информации спрашивать что-то у чиновника? Как мы сможем работать?..

Понимаете, мы должны быть дома. Я подбирал всегда журналистов таких, которым не может собственник позвонить и сказать: «Ты знаешь, этого показывай, этого не показывай». Я могу своим настроением показать, что что-то мне нравится или не нравится, но это опять субъективные вещи. У них нет в зарплате мотивации нравиться собственнику.

Извините меня, если идет обыск у крымского татарина, что, мне нужно позвонить и сказать: не показывать этот обыск, не говорить об этом? И в это время включить джазовую музыку? Мы не можем! СМИ для того и существуют, чтобы акцентировать на этом внимание.

То, что хочет сделать Аксенов... Он уже сказал и сделал. Он уже «лидера» дал крымско-татарскому народу. Теперь вам вот к этому «лидеру» — существующая «партия». И к «партии» телеканал он будет делать. Но это же подмена понятий, мы же с вами понимаем все это. С народом так нельзя!

Я вот вырос в таком месте, называется Дальверзин. Очень звучное и красивое название. А если правильно его расшифровать — это «дальняя высылка заключенных». И в таком месте выжил народ, в поле, в степи. Такая закалка позволяет народу выжить в любой ситуации. Мы выживем в любой ситуации.

И мне даже больше жалко тех русских, которые работают на наш медиахолдинг. Которые тоже пропитаны идеей нашего единения. Они больше страдают: для них это морально тяжело, они не могут понять, что Россия, которая, казалось бы, должна быть для них матерью, оказывается для них такой злой мачехой. Которая не хочет их принимать к себе, потому что они заодно с крымскими татарами.

Акция крымских татар в поддержу телеканала ATR. Фото: Александр Полеженко / AP / Fotolink / East News

Знаете, что печально? Печально, что Россия, придя в Крым, так до сих пор и не поняла, сама до конца не определилась, зачем она это сделала. Потому, что все лозунги и все эти вот ура-патриотические вещи, которые здесь звучали тогда, в части народов Крыма реализованы не были. И сейчас обвинение в адрес телеканала — это то самое обвинение, которое было год назад, когда мы вещали и говорили, что Крым — это Украина... Если мы будем вспоминать что и когда делал...

То есть — вы уже пришли в Крым, вы уже в Крыму хозяева. Там полным полно вопросов. Там нет воды, там нет электричества, нет газа, нет дорог, национальная политика полностью провалена, потому что там нет элементарно крымско-татарских школ... Это все было обещано народу, это все было сказано.

Было сказано: вы уже приплыли в родную гавань, мы вам это теперь дадим. Но все это сворачивается, все это как было лозунгами, так и осталось.

В самом начале на этом ура-патриотизме очень много бизнесменов приехало в Крым. Я помню, самолеты были просто битком. Причем звезды бизнеса, как можно их назвать, они все были в Крыму. И они приезжали, что-то смотрели, и им почему-то казалось, что вот сейчас Россия сделает из Крыма витрину. Я прямо слышал такой разговор: что вот сейчас Россия это сделает, вот в Украине будет все плохо, а Россия сделает витрину. И все это будет светиться, как большой европейский магазин. Конечно, хотелось в это верить, но произошло совершенно обратное.

Логистики в Крыму нет. И поэтому бизнес вести в Крыму архисложно. Логистика убивает все, плюс три уровня санкций, их на Крыме можно все ощутить. Плюс миграционная политика, плюс национальная политика и плюс какая-то «политическая» исполнительная власть.

Вот мы с вами живем в России, и мы же не помним ни одного губернатора, который бы говорил, что в адрес Европы или Америки... Чтобы какой-нибудь губернатор Воронежской области говорил: «Я не пущу в Воронеж Псаки!». Или: «Попробуйте к нам приехать!»... У нас непозволительно этими вещами заниматься. То есть исполнительная власть занимается исполнением определенных вещей, указов президента или Совета министров, а в Крыму нет, в Крыму это именно политическая власть, она политическая и исполнительная, она все в одном флаконе.

Тут совпало все: общий тренд, который идет сейчас в России на подавление независимых СМИ, плюс еще крымско-татарская неопределенность в политике, плюс еще то, что у нас сейчас происходит — война с Украиной.

Эти все вещи совпали. У нас говорят (говорит по-крымско-татарски — Открытая Россия). И по-русски это звучит так: когда дерутся две большие лошади, маленький жеребенок погибает между ними.

АТР это такой Рубикон, через который если сейчас власть пройдет до конца, то есть если нам, крымским татарам, не удастся отстоять эти права, дальше можно будет просто катком пройти по всему. И народ начнет эмигрировать. В принципе, это добровольная депортация, которая уже была при Екатерине. Если вы помните, она писала тогда: «Не противодействовать, а даже способствовать», — так вот это мы сейчас будем иметь. Уже, в принципе, процесс пошел. Если его не остановить, народ может начать покидать Крым, и это для России очень печально. Потому что это уже рядом еще пока не с геноцидом, но близко к этому.

ЧИТАЙТЕ ТАКЖЕ:

Что случилось с крымскими СМИ в России

util