7 April 2015, 15:12

Ксения Ларина: «Лучший памятник Немцову — добиться перемен в стране»

Ксения Ларина, журналист, ведущая радиостанции «Эхо Москвы», рассказала Открытой России о том, что она чувствует на сороковой день после убийства Бориса Немцова

— Я тяжело это все переживаю, потому что практически с нашей программы, из прямого эфира Боря ушел на этот мост, и мы его проводили под эти пули с Дымарским. И каждый раз, когда в пятницу выходит наша передача в прямом эфире, мы все время смотрим на это место, где сидел Борис и где теперь сидят другие люди, и забыть про это невозможно.

Я вам скажу честно, что я до сих пор, даже спустя 40 дней, не в состоянии принять этот факт, я его от себя отторгаю. Я была на кладбище на следующий день после того, как его похоронили. Здесь я не была, здесь я в первый раз, я не могла сюда прийти, и все равно у меня ощущение, что это не с нами происходит.

Ужасно это горько. Не могу сказать, что это чувство утраты, потому что я ее в себе не ощущаю. У меня какое-то невероятное удивление перед событием этим ужасным, которое я пока еще не принимаю. И мне кажется, что таких людей здесь много — которые смотрят и не могут даже поверить, что это на самом деле произошло, что этого человека больше нет с нами.

— Как вы думаете, что стало бы лучшим памятником для увековечивания памяти Бориса Ефимовича?

— Лучшим памятником, тут я не буду оригинальной, будет наше сопротивление. Сопротивление людей — то, чему Боря посвятил свою жизнь. Лучшим памятником ему был Марш скорби, который произошел вместо Марша Весны 1 марта. То количество людей, которое пришло тогда, — я думаю, если бы он это увидел, он был бы просто потрясен.

Я никогда не забуду его слова, сказанные в том последнем эфире. Мы к нему прицепились: не кажется ли, Боря, тебе, что этот марш слишком позитивный — цветочки, весна, «весна идет, весне дорогу»? Вокруг льется кровь, вокруг война, а вы позиционируете этот выход как выход с весной. А он мне отвечает: «Ксюша, на поминки народ не соберешь». Эта фраза останется навсегда в памяти, тем более, когда на поминки вышло такое количество людей, — называли цифру чуть ли не сто тысяч, я верю, что там было очень много людей.

Вот это лучший памятник — каждый раз, когда вы выходите на какую-нибудь акцию протеста вместе со своими товарищами, с детьми, с родителями, помнить о том, что рядом с вами всегда должен быть Борис Немцов. Он очень этого хотел, он очень хотел перемен в стране. Лучший памятник ему — добиться перемен в стране.

util