8 Апреля 2015, 19:30

Беспощадная Маргарет


Мерил Стрип в роли Маргарет Тэтчер в фильме «Железная Леди», 2011 год.

Два года назад остановилось сердце «железной леди» Маргарет Тэтчер последнего великого политика Великобритании. На протяжении всего пребывания Тэтчер на посту премьера ее ненавидели и обожали, и сама ее смерть стала поводом для глубокого траура одних, и ликования, злорадства других

В эпоху компромиссов и популизма Тэтчер, прагматичная, но при этом фанатично верная своим идеалам, своему представлению о справедливости и политической эффективности, была словно гостьей из славных времен Британской империи. Возможно, именно такого политика не хватает в сегодняшнее тревожное время перепуганному, неуверенному в себе, сомневающемуся Западу. Но такие, как Тэтчер, приходят в наш мир нечасто.

Мы решили вспомнить о нескольких главах политической биографии баронессы, о нескольких триумфах ее железной политической воли.

Противостояние с активистами Ирландской республиканской армии, 1981 год

Демонстрация в Белфасте на следующий день после голодной смерти Бобби Сэндса, 5 Мая 1981 года. Фото: AP / Fotolink / East News

Находившиеся в тюрьме Мэйз члены ИРА были одними из первых, кто решил попробовать на зуб твердость воли нового премьера. Один из заключенных ирландцев, Бобби Сэндс, в знак протеста против того, что участников ИРА лишили статуса политзаключенных (этот статус давал ряд послаблений в тюремном режиме), объявил голодовку. Соратники поддержали его. Тэтчер не повела и бровью: «Преступление есть преступление, никакой политики здесь нет».

Члены ИРА несут гроб с телом Бобби Сэндса во время похорон, 7 мая 1981 года. Фото: Dave Caulkin / AP / Fotolink / Eastnews

Ирландцы стояли насмерть: счет дней голодовки шел на десятки, на британское правительство давил весь мир ― не только СССР и его союзники, но и Ватикан, и даже США. Тэтчер была непреклонна. На 66-й день голодовки Бобби Сэндс умер, пополнив пантеон ирландских национальных героев, а Тэтчер стала для ИРА врагом № 1.

Фолклендская война, 1982 год

Маргарет Тэтчер спешит на экстренное собрание парламента по вопросу Фолклендского кризиса, Лондон, 14 апреля 1982 года. Фото: Robert Dear / AP / East News

Последняя на данный момент война, которую Великобритания вела самостоятельно, а не в составе широкой коалиции. Аргентинский военный режим, испытывавший колоссальные трудности во внутренней политике, решил поправить свои дела за счет внешнеполитических успехов. В 1982 году аргентинская армия оккупировала Фолклендский архипелаг, находящийся недалеко от Южной Америки, ― из-за этих островов между англичанами и аргентинцами шел давний спор.

Прибытие флагманского авианосца «Гермес» в Портсмут по окончании Фолклендской войны, 21 июля 1982 года. Фото: Robert Dear / AP / East News

Надо сказать, что к 1982 году от легендарной Британской колониальной империи остались лишь воспоминания ― за 40 предшествующих лет Лондон без боя отказался от огромных территорий, и несколько раскиданных по всему земному шару микроскопических островов ― все, что осталось от державы, над которой никогда не заходило солнце. И потеря нескольких затерянных на юге Атлантического океана скалистых клочков суши для вполне благополучной, развитой западноевропейской страны, расставшейся с колониальным прошлым, вроде бы не являлось никакой трагедией. Многие британцы даже не знали о существовании этого архипелага и не смогли бы найти его на карте.

Но одно дело ― уступить территорию, пусть даже огромную Индию, национально-освободительному движению, состоящему из жителей этой территории. И другое дело ― уступить территорию, пусть даже небольшую, высокомерной военщине, по сути, таким же империалистам, какими раньше были англичане. «Фолклендские острова были и остаются британской территорией», ― сказала железная леди, и древние силы Альбиона поднялись в атаку. В короткие сроки аргентинские войска на островах были разгромлены, Британия одержала блестящую военную победу.

Закрытие шахт, 19841985 годы

Участник демонстрации бастующих шахтеров перед зданием парламента в маске Тэтчер, Лондон, 7 июня 1984 года. Фото: AP / East News

Со времен великого промышленного переворота уголь был для Британии буквально всем. Профсоюзы угольщиков диктовали свою волю бульдогам-премьерам эпохи империи, и они понуро слушались тех, кто давал топливо пароходам и паровозам.

Председатель Национального союза шахтеров Артур Скаргилл встречается с участниками забастовки на шахте Кортонвуд, 4 марта 1985 года. Фото: Nevilleryne AP / East News

Но к концу XX века мир изменился, и Тэтчер решила покончить со ставшей убыточной угольной промышленностью. Премьер начала закрывать государственные шахты, и ни уличные демонстрации, ни длившаяся целый год забастовка угольщиков не остановили ее.

«Дин-дон! Ведьма мертва!» Противники Тэтчер празднуют ее смерть, Лондон, 8 апреля 2013 года. Фото: Carl Court / AFP / East News



Прощание с Маргарет Тэтчер в соборе святого Павла, Лондон, 17 апреля 2013 года. Фото: Dominic Lipinski / AFP / East News

util