15 Апреля 2015, 20:07

Эксперт на суде по делу Евгения Витишко: «Хороший человек сидит в тюрьме, и всех все устраивает в государстве»

Евгений Витишко. Фото: личная страница ВКонтакте

Психолог Владимир Рубашный, выступавший на суде по делу об УДО Евгения Витишко в качестве эксперта, рассказал Открытой России о взысканиях, из-за которых Витишко отказали в УДО

— Когда меня опрашивали в суде, вышли на то, что администрация характеризует Витишко положительно, я в своем заключении пишу, что он не склонен к криминальному поведению, и судья меня спросил: а почему Витишко совершает правонарушения в колонии? Этот вопрос, конечно, не к Витишко, а к конкретным сотрудникам колонии, это ведь они пишут документы, что Витишко нарушает.

Вместо того, чтобы к Витишко относиться как к человеку, который проявляет человеческие качества, сотрудники пытаются его как-то ущемить, подавить. На суде ведь прямым текстом задавался вопрос: раз Витишко такой хороший человек и сотрудники колонии это признают, для чего тогда он находится в местах лишения свободы? Каким образом пенитенциарная система может ему помочь измениться и, самое главное, в чем, если он хороший человек изначально?

Витишко, конечно же, случайный человек для пенитенциарной системы, в жернова которой попал.

Я попытался объяснить участникам процесса, что взыскания, наложенные на Витишко, — это реакция администрации на его действия, а действия могут быть совершенно адекватными.

Вот если у нормального человека высокие адаптивные способности, то он может содержаться где угодно. Но предел человеческого терпения или просто его личностные качества могут отражаться на его поведении. К примеру, если здорового человека закрыть с психически нездоровыми, естественно, поведение его будет выделяться и на фоне больных людей он будет выглядеть белой вороной.

Сотрудники пытаются ставить Витишко в рамки режимных требований, которые для нормального человека не являются нарушениями — ну, сидел он на кровати. Для нормального человека непонятно, почему нельзя сидеть на кровати. Но сотрудники исходят из того, что в тюрьме нельзя сидеть на кровати — получай взыскание.

Но взыскание взысканию рознь. С точки зрения психологии нужно смотреть на поведенческий посыл и на мотивацию этих взысканий — он сознательно противодействует администрации, или же это нечаянные проступки? Лично мое мнение, что нечаянные проступки не должны наказываться официальным наложением взыскания на осужденного. Просто если они хотят в человеке что-то человеческое сохранить, то и нужно вести себя по отношению к нему как к человеку, а не как к какой-то функции.

Кирсанов, город, в котором рассматривалось ходатайство об УДО Евгения Витишко, 15 апреля 2015 года. Фото: Владимир Рубашный / Facebook

Я, конечно, не могу утверждать, что администрация специально налагает взыскания на Витишко, но мой личный опыт дает мне основания считать, что такая вероятность существует.

Вообще наплевательское отношение к человеку — это форма существования системы . Ей безразлична конкретная личность, она пытается человека в какие-то рамки режимных требований загнать, не обращая внимания на то, насколько данная личность нуждается в этом.

В тюрьме тоже надо сохранять свободу на определенном уровне, который и формирует поведение человека в дальнейшем, — социализация человека таким образом и существует. Когда все время загоняешь в рамки, это никаким образом не помогает, человек сам должен определить границы этих рамок. Если не получается, то надо, конечно, помогать, но не накладывая постоянно взыскания.

Возвращаясь к этой пресловутой прополке помидоров. Оказывается, есть какие-то нормативные требования по прополке помидоров. Садоводы, селекционеры знают, как это делать правильно. Витишко и сотрудник колони не являются специалистами в этой области, а в итоге сотрудник оценивает не просто исполнительность, а качество, которое в этом случае оценить невозможно. Это все равно, что оценивать живопись, — хорошо нарисовал или плохо. Также и с помидорами, как оценить это качество.

Сотрудники в своей характеристике приводят две противоположные версии. Первая ее часть абсолютно позитивная: Витишко контактен, со всеми поддерживает отношения, вежлив , с хорошими организаторскими способностями — все позитивно. Вторая часть характеристики как с красной строки написана: к сотрудникам относится отрицательно, к мероприятиям воспитательного характера — отрицательно, имеет столько то нарушений.

Записанные Витишко нарушения — это часть пенитенциарной практики. Для сотрудников Витишко — необыкновенный осужденный, я еще раз скажу, что он случайный человек в системе, волею судеб или чьих-то злонамеренных действий туда попавший. Попытка изменить его ни к чему не приведет. Она приведет лишь к новому противостоянию между сотрудниками и Витишко, потому что никакого исправления, никакой ресоциализации, никаких педагогических форм и методов Витишко по отношению к себе не требует и сотрудники колонии никаким образом помочь ему не могут, так как он в помощи не нуждается. Нельзя исправить то, что уже исправлено изначально.

И то, что сейчас происходит, — это проявление неадекватности системы, потому что в тюрьме нормальный человек за нормального никогда восприниматься не будет, потому что сотрудники уже с предубеждением по отношению к любому человеку, попадающему в места лишения свободы.

Но вот так и выходит, что хороший человек, а сидит в тюрьме, и всех все устраивает в государстве.

util