20 Апреля 2015, 12:44

«Банщика» забанили. Спектакля Варвары Фаэр в Пскове не будет

Сцена из спектакля «Банщик». Кадр: видео Youtube

В Псковском театре имени Пушкина продолжается конфликт вокруг спектакля «Банщик», по поводу которого группа актеров написала жалобу Владимиру Мединскому

На сайте театра сообщается, что премьера состоится 14 и 15 мая; билеты продаются и уже почти полностью раскуплены. «Ни о каком запрете или снятии спектакля речь не шла и не будет идти. Окончательное мнение все равно остается за зрителем, и именно оно станет решающим», — говорится в пресс-релизе театра. В то же время Псковское агентство информации утверждает, что договор с режиссером спектакля расторгнут. Автор пьесы и режиссер Варвара Фаэр рассказала Открытой России о спектакле и событиях вокруг него:

—  Правда ли, что ваш спектакль не выйдет в Псковском театре?

— Совершенно точно, потому что спектакль развалили. Два дня назад я получила копии приказов за подписью и.о. директора Мартыновой и резолюцией Месхиева. О приостановке работы над спектаклем «Банщик» — первый приказ. А второй приказ— с предложением подписать расторжение договора и вернуть аванс.

—  Объясните пожалуйста, кто такой Месхиев?

— Он не художественный руководитель, он не главный режиссер. Он исполняющий обязанности, на данный момент, директора объединенного холдинга: четырех культурных учреждений, которые слили в одно.

—  А сколько времени вы работали над этим спектаклем?

— Я работала над пьесой — театр мне заказал сначала пьесу документальную — с конца ноября. До 1 марта я сделала эту пьесу. То есть вот декабрь, январь и февраль я и актеры работали над сбором материала, редактурой, расшифровкой, и монтаж кусков я делала, чтобы вставить в документальную пьесу. Театр эту пьесу принял, оплатил. С 1 марта приблизительно я приступила к постановке.

—  С чем связана перемена отношения к вам и к спектаклю? Почему они вдруг решили, что пьеса, которую они уже приняли, им не подходит?

— Потому что пьесу у меня принимала и акт составляла Татьяна Мартынова, которая без году неделю работает в театре и сама признается, что она в театре ничего не понимает. К тому моменту, как я приступила к постановке, был уже уволен директор театра Сергей Данберг, с которым мы заключали договор на пьесу. А в момент, когда я ставила пьесу, где-то 18 числа, был уволен Василий Сенин, художественный руководитель. Таким образом, театр остался без руководства. То есть одна Мартынова и сверху Месхиев. Месхиев — он же путинист. Мои политические взгляды прямо противоположны, и они известны.

—  Ну, мы сейчас не будем вдаваться в историю театра и смены его руководства. Меня больше всего интересует другое: они что, вдруг поняли, что ваш спектакль не укладывается в какую-то линию партии, что ли?

— Ну, там есть такой философский монолог банщика о власти. Такое рассуждение о власти, о взаимоотношениях с властью, и там есть этюд с царем-карликом. Такой театральный классический этюд, когда некий карлик в темных очках сам себя коронует, народ ему услужливо подносит скипетр и державу, потом водружает его на трон и следует ритуал целования в зад. У меня на репетициях присутствовали некоторые люди, в частности, завтруппой, которая подписала эту петицию, и это вызывало некоторую общую обеспокоенность, что там есть вот такой этюд. Обеспокоенность вызывали и откровенные разговоры проституток в бане. Достаточно такие откровенные, эротические.

—  А почему вы до сих пор находитесь в Пскове? Ведь я так поняла, что вам угрожали и советовали оттуда уехать.

— Ну как, относительно угрожают, у меня тут есть и своя группа поддержки. Такого давления физического, чтобы меня кто-то с пистолетом встречал, такого нет. Я просто завтра в Пскове хочу получить копию документов, заявления, которое я написала в попытке разрешить эту ситуацию в досудебном порядке. Ну и если не удастся этого сделать, через суд.

—  На кого конкретно вы собираетесь подать в суд?

— На театр, за несоблюдение договора. Потому что договор со мной заключал театр в лице исполняющего обязанности директора.

—  То есть сейчас ситуация в том, что они цензуру в театре переводят в плоскость трудового законодательства, что якобы вы не выполнили каких-то договоренностей, правильно я понимаю?

— Была такая ситуация: меня заставили провести прогон без костюмов, декораций и реквизита с непонятной целью, ну то есть в приказе, которым меня обязали сделать этот прогон, не была обозначена цель, для чего это делается. Я провела прогон. Там были потоки говна и хамства от людей, мнение которых не имеет никакой юридической силы. Это было 11 апреля. 13 апреля Мартынова вызывала всех актеров поочередно и предлагала им подписать петицию к Мединскому. Некоторые согласились, некоторые отказались. 14 апреля утром этот донос появился в сети. 15 апреля приехал Мединский. У меня на 14 апреля была назначена репетиция, я на нее пришла, и на ней была ровно половина актеров из тех, которые должны были явиться. При этом на меня составили докладную, что я репетицию сорвала. Я сказала, что я не могу проводить репетицию без актеров, репетиции не будет. Мне нужны актеры, которые по непонятным юридическим причинам не являются на репетицию. Меня об этом никто не оповестил, по какой причине это происходит. А при этом в договоре написано, что театр обязан мне обеспечить участие актеров утвержденного состава. Я предупреждала ассистента режиссера, руководства театра о том, что репетиций не будет, что они состояться не могут, что когда мы согласовывали предварительный график, еще не было этой ситуации. Тем не менее заведующая труппой назначала эти репетиции и составляла акты, что я на них не являюсь. И на основании этих актов они мне предлагают подобру-поздорову расторгнуть этот договор, потому что я сорвала рабочий план постановки. Это все указания от Месхиева.

—  Скажите, артисты, которые играли в вашем спектакле, они запуганы?

— Те, которые остались в проекте, они подавлены.

—  Когда артистам предлагали подписать эту петицию, им угрожали увольнением? Какая была цена вопроса?

— Им намекали, что в их интересах это сделать. Дело в том, что часть артистов, которые это подписали, они почуяли, что сейчас другая власть, ветер подул в другую сторону и лучше поцеловать эту власть в зад. И они резко изменили ко мне свое отношение, в один день.

С разрешения автора Открытая Россия публикует «крамольный» монолог из пьесы

ЛЕОНИД: Сколько можно уповать, надеяться на эту самую власть?! Все заняли позицию каких-то бабок на скамейке, которые сплетни разводят. Вот правительство плохое, ворует, дефолты, кризисы и так далее. Слушай, ну раз оно такое плохое, тогда чего на него надеяться?

А я скажу. Потому что так проще, гораздо проще жить. Правительство обещало, правительство не выполнило. Ах они, суки! И никакой ответственности. Мы не виноваты, что мы в говне живем, что просто в говне утопаем... Это правительство. Хоть бы раз кто-нибудь признался, что, мол, я живу в говне, потому что сам говно и размазня, что я боюсь работы, ответственности, волевых решений. И земное притяжение слишком сильное, поэтому все время хочется в горизонтальное положение себя поместить.

Мы живем так плохо, потому что нам нравится так жить. Мы выбрали этот более легкий путь с менее праздничным результатом. Мы, мы, мы есть, согласен, есть исключения, которые, конечно, только подтверждают правила. Есть люди, которые изо всех сил, понимаешь, трудятся, трудятся и бьются как рыбы об лед, но ничего не выходит, не получается. Но они-то как раз, в конце концов, себе честно признаются, что виноваты сами. И когда понимают, что совершили ошибку, ее исправляют и, скорее всего, добиваются поставленной цели. Но в основном, конечно, это первый вариант. Их много, очень много, подавляющее большинство.

Вот поговорка есть показательная: рыба с головы гниет. А мы, значит, хвост, плавники, то есть?! Головой мы быть не хотим, к ней мы себя не причисляем. Да мы думать уже не хотим. За нас телевизор, газеты, интернет, телефон думают. Мы уже даже эту функцию переложить умудряемся. Мы соглашаемся с мнением и принимаем его или нет, всё, две кнопки. Все остальное — атавизм.

Мы не творцы, мы потребители, и это видно по литературе современной, и по кино, и по музыке, и по детям. К примеру, вот пройди по улице. Где цветы жизни? Нету. Я когда-то с улицы не вылезал: снежки, санки, коньки, лыжи, просто имя друга насикать на снегу возле его подъезда — и то творчество: всем приятно и весело.

Живое общение. Где оно? Сейчас наблюдаю такую тенденцию, что с самых ранних лет у детей фантазия протезирована компьютером. Дайте вы ему хотя бы говорить научиться! Он еще в ползунки накладывает, а планшетник изучил. Всех нас втягивают в систему зависимостей. Финансовая система, мораль, религия, интернет, алкоголизм, наркомания и так далее —это все одного поля ягоды. Да нет, не так сказал. Не втягивают, а втягиваемся сами. Сами виноваты. Независимо надо жить, автономно от этого государства, которого нет. А может, и есть. Какая разница. В голове независимость должна быть, да, да. В башке, вот тут [показывает на голову] Какие там власти на хер?! Самосознания нет. Эх, да...ну...нет. И да, и всё утрачено. А как с коррупцией, взятками бороться без самосознания, без врожденного чувства справедливости?! Да никак. Так и будет — «рука руку моет».

Вот мне знакомый рассказывал, что у него приятель есть в Америке. Там как-то они познакомились — я не знаю, но оба они рыбаки. И этот американец, пока мой знакомый в командировке в Америке был, приглашает его на рыбалку. Вот сидят они в лодке моторной на каком-то озере, ловят рыбу. Хороший клев, все хорошо. А там значит, э-ээ... ну, это, по закону этого штата нельзя больше одного крючка на леску вешать, иначе браконьерством считается. Ну а мой знакомый, он ушлый такой. Что, думает, клев хороший, с двумя крючками в два раза больше поймаю. И стал второй вешать. Так вот, увидел этот его друг американский, что он делает и говорит, хотя они давно дружат и... м-мм: «В общем, так, Николай, будь добр, сними второй крючок и лови по закону». Наш ему: «Да иди ты на хер, Бил. Такой клев — буду я тут, как же, снимать, шутишь что ли!» А тот ему: «Не шучу, сними, пожалуйста, а то я вынужден буду сообщить в полицию штата». Вот так. А ведь это друзья и давно дружат. Вот это, по-моему, панацея, да.

Увидеть фрагменты репетиций, а также интервью с Варварой Фаэр и участниками спектакля вы можете в видеосюжете, подготовленном псковским независимым интернет-телевидением ЧеТВ.

util