22 Апреля 2015, 16:47

Кому помогает комитет «Гражданское содействие»

Изображение: Комитет «Гражданское содействие»


Москвичка Ольга Иванова рассказала, как благодаря «Гражданскому содействию» победила бюрократов и помогла высланной из России няне своего ребенка вернуться

«Они знают то, чего не знает никто из нас»

«Гражданское содействие» — это люди, которые сидят в трех маленьких каморках на первом этаже большого панельного дома. Занимаются они тем, что вытаскивают любых мигрантов и «понаехавших» из сложных ситуаций, оставаясь в правовом поле. На стенах есть надписи по-арабски, которые свидетельствуют о том, что, видимо, среди обратившихся встречаются сирийцы или афганцы, но я их не видела. Зато я видела бедных чернобыльских старушек, которые приезжают из-за пенсии, и им помогают выбивать пенсии, видела беженцев с Украины, беременных с больными детьми, лежащими в больницах, с которыми «Гражданское содействие» разбирается, как за эту больницу заплатить, видела несчастных рабочих со строек, которые приходят и, действительно плохо разговаривая по-русски, объясняют, что они работали, а потом их «кинули». И сидят специальные люди с юридическим образованием, которые записывают эти показания связно по-русски и пытаются помочь каждому. С каждым, кто приходит, они приветливы, милы и любезны, и для каждого стараются придумать решение. А главное, они знают то, чего не знает никто из нас и, к сожалению, никто из органов, которые применяют законы, касающиеся миграции. В частности, юристы из «Гражданского содействия» занимаются тем, что пытаются объяснить, например, сотрудникам ФМС, что же такое напринимала Дума, как с этим быть и как на самом деле это действует, потому что сотрудники ФМС, к сожалению, действуют по понятиям, а никак не по законам, просто потому, что всех законов этих они не упомнят, у них нет специального образования, а у Ганнушкиной сидят люди, у которых такое образование есть.

В моем случае они сделали главное. Наша няня попала под устрожение закона о миграции, который определяет пребывание в Российской Федерации граждан из бывшего СССР, особенно из безвизовых стран. Закон приняли таким образом, что он имеет обратную силу, о чем, естественно, никто не задумывается. И няне вменили трехдневное нарушение два года назад, при том, что она самый законопослушный человек на свете, и внесли ее в базу ФМС, то есть в черные списки людей, которым запрещено находиться на территории Российской Федерации. Сроки бывают разные — сейчас есть от двух до пяти лет, она «влетела» на три года, но рассматривается вопрос о том, чтобы сделать предельный срок 10 лет. Бывает выдворение, бывает депортация, короче, я осталась без няни и стала пытаться выяснить, как жить дальше. И оказалось, что при посольстве Таджикистана — а она гражданка Таджикистана — есть какие-то юристы, но все они говорят одно и то же: пишите, что у нее близкие родственники, и жалуйтесь, что их нельзя разлучать. Это говорит юрист, и говорит он чушь! Потому что на самом деле близкие родственники — это супруги, родители или дети, и в нашем случае, конечно, этот совет не действует. Все остальные говорят еще большую чушь: «подделайте справку», «найдите знакомых».

Система ФМС закрытая, попасть туда обычному человеку, будь ты хоть таджик, хоть русский, невозможно. И она внутри себя перемалывает какие-то документы, и на самом деле в любой момент, даже не совершив ничего, ты можешь оказаться в черном списке. В прошлом году нем оказались 1 млн. 400 тысяч человек, и это статистика ФМС. Среди этого миллиона четырехсот тысяч есть какое-то количество несовершеннолетних детей, 90-летних стариков, опечаток, ошибок, однофамильцев и людей, которые три года назад случайно задержались здесь на лишние два дня, а потом были законопослушны. Для того, чтобы вымарать свою фамилию из списка, надо действовать последовательно, но никто не знает, как. Все начинают бегать, писать безграмотные жалобы, и, как правило, это ничем не заканчивается.

«Вы жалуетесь на четырнадцать разных ведомств»

Я отправилась в комитет «Гражданское содействие» просто на всякий случай. И там сидела девушка невероятной красоты, невероятного терпения, которая сначала выслушала меня, потом велела мне прийти с няней, чтобы уточнить обстоятельства, потом очень подробно все это записала, завела дело и составила жалобу. Она занималась нами два часа и не взяла за это, как и все остальные сотрудники центра Ганнушкиной, ни копейки. Это ничего не стоило, поскольку они помогают тем, у кого денег никаких нет.

И с этой жалобой я ходила потом по всем очередям последовательно, причем в «Гражданском содействии» объясняют человеческим языком, куда на самом деле надо идти в твоем конкретном случае. Когда приходишь в любое отделение ФМС, никто не даст тебе надежной информации о том, куда идти и что делать. Не потому, что они злые и хотят тебе навредить, а потому, что ни в центральных справочных, ни в многофункциональных центрах, ни в самой ФМС не знают ничего, вплоть до отчества своего начальника. Они существуют в странном мире безответственности, поскольку в эту базу вносят фамилии четырнадцать разных ведомств, и никто не хочет быть крайним. Если ты попадешь в эти жернова, то никто не будет тебя вытаскивать, просто чтобы не совершать лишних телодвижений, потому что они боятся лишней ответственности. Только эта правильно составленная жалоба ганнушкинская тебе поможет.

Решение о включении фамилии в список лиц, которым запрещен въезд, можно обжаловать либо в инстанциях, либо, если инстанции откажут, то уже в суде. В «Гражданском содействии» объяснили, какие усилия надо приложить, куда и во сколько пойти, к кому обратиться, и дальше уже бумажка бродила там по каким-то темным коридорам. Я ходила в некую центральную приемную федеральной ФМС и пыталась выяснить, куда я жалуюсь и есть ли кто-то вышестоящий, и мне все говорили: «Вы жалуетесь в четырнадцать ведомств, которые могут внести фамилию в список. Какое из них ответственно в данном случае, мы не знаем, а выше нас только Ромодановский. Ему жаловаться бесполезно, а мы можем всего лишь принять ваш документ». И ты вообще никому ничего не можешь объяснить. Не можешь ни накричать, ни растрогать, ни даже взятку дать, потому что ты не понимаешь, кому. И только эта бумажка, уже без меня, ходила и получала ответы с помощью «Почты России». Или не получала — а мне надо было сидеть в очереди и ждать, чтобы узнать, не ответили ли на бумажку. Но поскольку это бюрократическая система, у бумажки есть определенные преимущества — она зарегистрирована с входным номером. И по закону в течение 30 рабочих дней на нее обязаны дать ответ. А если ответа нет, ты имеешь полное право его потребовать.

В итоге эта жалоба, хоть и через полгода, дала результат. Мне все говорят: вы к юристу ходили? С ума сошли, какие глупости, а потом вынуждены были согласиться: да, там написана чистая правда, все так и есть. И если этих людей — «Гражданское содействие» — закроют или они как-то исчезнут, то исчезнет место, где с людьми разговаривают по-человечески и выслушивают конкретно их, где на вопросы отвечают люди, которые знают правильный ответ или хотя бы как все должно быть устроено.

Наша няня приехала позавчера, и я снова иду в ФМС, чтобы ее зарегистрировать. Чтобы она снова получила патент — и будем надеяться, в этот раз удастся обойтись без черного списка. Решение о запрете въезда — с третьей попытки, с пятой очередью — отменили. Спокойно въезжать и выезжать все равно никто не может, поскольку наш закон нынче устроен таким образом, что спокойно ничего не может быть. Но по крайней мере можно попробовать вернуться в рамки, предписанные законом, со всеми предписанными им сложностями выполнить все танцы с бубнами и хотя бы на год, а возможно, с правом продления, обеспечить себе право проходить мимо каждого полицейского с гордо поднятой головой.

Самое смешное, что эта система устроена так, что она вычесывает только тех, кто пытается легализоваться. Окончательных нелегалов, которые вообще не регистрируются, а просто аккуратно дают взятки каждому встречному полицейскому, таким образом не выдворишь. Их же нет в системе, вот и внести в список их нельзя! И они благополучно остаются тут, но это уже никак не проблема комитета «Гражданское содействие».

util