24 April 2015, 17:04

Пользоваться интернетом, посещать бары, заходить в церкви, работать журналистом: что может запретить приговоренным российский суд

Фото: Ефрем Лукацкий / AP / FOTOLINK / East News



Сегодня суд в Санкт-Петербурге приговорил неонациста Николая Бондарика к условному сроку, запретив ему выходить в интернет. Открытая Россия вспомнила, какие еще примечательные запреты накладывали российские суды на приговоренных к ограничению свободы или условным срокам

Бондарика обвиняли в том, что он уговорил 16-летнего подростка порезать себе руку ножом и после заявить о нападении на него по национальным мотивам. Неонацисту вменяли также то, что он и его соратники ранили знакомого молодого человека в спину из травматического пистолета у одного из ларьков в Петербурге, продавцом в котором работал выходец из Средней Азии. Молодой человек подал заявление в полицию, утверждая, что в него стрелял продавец. Эти «нападения» Бондарик использовал для того, чтобы спровоцировать нападения на мигрантов и выходцев с Кавказа в праздник Курбан-Байрам. В итоге Бондарику запретили в течение трех лет пользоваться интернетом, выступать в СМИ и принимать участие в массовых акциях.

В июне прошлого года чиновника Дмитрия Платонова из Новгородской области приговорили к ограничению свободы за нападение на женщину в кафе. Женщина сделала ему замечание, в ответ на которое заместитель главы одного из районов заломил ей руку, в результате чего она получила травму. Чиновнику запретили в течение полутора лет посещать бары, рестораны и кафе, где продается алкоголь. После приговора Платонов продолжил занимать свою должность.

В марте 2013 года 62-летний Юрий Пиотровский получил год ограничения свободы. Он оказался в суде после того, как облил краской иконы в московском Храме Христа Спасителя. Пиотровский утверждал, что хотел таким путем выяснить, является ли Иисус Христос мессией, а также установить «диалог между иудеями и христианами». Он говорил, что считает свой поступок просветительским, но в то же время назвал панк-молебен Pussy Riot «хулиганством». Экспертиза признала мужчину вменяемым, а суд запретил Пиотровскому в течение двух лет заходить в церкви.

В 2011 году к условному сроку приговорили подростка из Ивановской области за то, что он отобрал у знакомого мобильный телефон, а через несколько дней украл мотоцикл. Подростку, помимо стандартных ограничений для условного срока, запретили посещать дискотеки.

Два года назад год ограничения свободы получила жительница Опочки Псковской области. Женщину обвиняли в том, что она украла из магазина товары на 2 тысячи рублей. Ей в течение года запретили посещать супермаркеты с системой самообслуживания.

В апреле этого года суд в Москве приговорил к семи годам колонии публициста и блогера Бориса Стомахина. Этот приговор стал для Стомахина третьим по счету. Публицист, находясь в СИЗО, передал для публикации в блоге статью «Или пару вокзалов взорвать здесь железнодорожных», где поощрял теракты в Волгограде. Прежние его приговоры были вынесены за аналогичные тексты в интернет-бюллетене «Радикальная политика», где он якобы был редактором. В итоге суд запретил ему пять лет работать журналистом.

Такой же запрет получил пермский активист Роман Юшков, опубликовавший в газете «Звезда» статью «Истерия по-пугачевски». В ней он рассказывал об этнической преступности в Саратовской области и конкретно ситуации в Пугачеве, где начались массовые волнения после убийства десантника Руслана Маржанова уроженцами Чечни.

В 2014 году суд в Екатеринбурге приговорил к условному лишению свободы шеф-редактора Znak.com Аксану Панову. Журналистку обвиняли в присвоении денег и вымогательстве взятки у бизнесмена в обмен на прекращение серии критических публикаций о его сыне. Тогда суд запретил ей заниматься журналистской деятельностью в течение двух лет. Через полгода апелляционная инстанция сняла этот запрет.

util