25 Апреля 2015, 09:00

Семьдесят лет назад. Кровавый путь к Эльбе

Американские и советские пехотинцы, Эльба, Германия, апрель 1945 года

25 апреля 1945 года советские и американские солдаты встретились на Эльбе. Открытая Россия решила напомнить, что путь к Эльбе был кровавым и наполненным тяжелейшими боями не только для наших героических дедов и прадедов, но и для их западных соратников по антигитлеровской коалиции. В эпоху, когда даже память о победе в Великой Отечественной войне превращается в повод для антизападной истерии, мы считаем такое напоминание важным

Согласно устоявшимся в России (не без помощи шовинистической американофобской пропаганды) представлениям, армии западных стран в 1944−1945 годах воевали с наспех мобилизованными в Вермахт стариками и сопливыми мальчишками, в то время как все отборные части германской армии перемалывались на Восточном фронте. Но на самом деле трудности, с которыми пришлось иметь дело англичанам и американцам, были громадными.

Уже летом 1944 года в Нормандии союзники встретились в бою с элитными дивизиями Ваффен-СС. Подразделения англо-американцев подверглись яростным контратакам закаленных в боях на Востоке панцер-гренадеров1-й танковой дивизии СС «Лейбштандарт Адольф Гитлер», 2-й танковой дивизии СС «Дас Рейх», 12-й танковой дивизией СС «Гитлерюгенд» — эти названия о многом говорят даже людям, плохо знакомым с военной историей.

Приведем один пример, красноречиво свидетельствующий о боевых качествах нацистских солдат, противостоявших союзникам в Нормандии. Офицер войск СС Михаэль Виттман (лучший по результативности танковый ас Второй мировой войны, уничтоживший за свою карьеру 138 танков противника) 8 августа 1944 года, командуя ротой танков «Тигр», дал бой англичанам у города Виллер-Бокаж. В этом бою только лишь «Тигр» самого Виттмана уничтожил не менее 11 английских танков, а также несколько орудий и бронетранспортеров. В результате действий Виттмана британцам не удалось удержать господствующую высоту. Этот эпизод вовсе не означает, что союзники не умели воевать. На Восточном фронте тот же Виттман был не менее успешен — например, ранее, в 1943 году, он в одном бою сжег 20 танков Т-34.

Союзники с трудом вырвались из Нормандии на оперативный простор, освободили Францию и выпрямили линию Западного фронта, которая к осени 1944 года протянулась от швейцарской границы до Атлантического побережья. А в декабре 1944 года прочность западных войск подверглась новому серьезному испытанию. Гитлер, собрав в железный кулак 5 танковую армию Вермахта и 6 танковую армию СС, начал широкомасштабное наступление в Арденнах, на юго-западе Бельгии.

В программу-минимум немецкого наступления входил захват портового города Антверпен, через который шло снабжение союзных войск, а в качестве программы-максимум ставка Гитлера рассматривала полный перехват инициативы на Западном фронте и разгром союзников на континенте, то есть повторение триумфа 1940 года.

Одной из проблем немцев было абсолютное господство англо-американской авиации в воздухе. Но в декабре небо над Бельгией было мрачным, облачным, постоянно шел снег, и гитлеровское командование рассчитывало, что «летающие крепости» американцев не смогут препятствовать наступлению. Помня о некоторых успехах батальонов тяжелых танков в Нормандии, Гитлер сконцентрировал на фронте большое количество «Тигров» и «Королевских тигров», значительно превосходивших по большинству параметров бронетехнику противника. Гитлеровцы приготовили и некоторые сюрпризы: главный спецназовец фюрера, знаменитый Отто Скорцени, получил приказ подготовить тысячи диверсантов — англоговорящих немецких солдат, которые в американской форме и на трофейной технике должны были проникать за линию фронта, перерезать коммуникации, захватывать мосты через реку Маас, сеять среди американцев панику. Но основной целью этой операции (кодовое имя «Гриф») являлось пленение или уничтожение командующего союзными войсками в Европе, генерала Эйзенхауэра.

В ходе начавшегося наступления убить Эйзенхауэра не удалось, но панику в тылах союзников диверсанты Скорцени действительно посеяли. Во время отражения немецкого наступления огромные силы американцев были отвлечены на поимку диверсионных групп. Для выявления переодетых нацистов солдатам тех подразделений, которые казались подозрительными, задавали вопросы, ответы на которые мог знать именно американец, — из области географии США, из жизни звезд Голливуда и т. п. Разумеется, все эти проверки и постоянная путаница с паролями создавали на прифронтовых дорогах еще больший хаос. Доходило до смешного: один из американских генералов был арестован для «выяснения личности» из-за того, что не знал имени мужа актрисы Бетти Грейбл. От проверок освобождались только темнокожие военнослужащие — негров у Гитлера для последнего броска на Запад не нашлось.

Между прочим, генерал, не знавший мужа Бетти Грейбл, серьезно рисковал — американцы расстреливали пойманных бойцов Скорцени, так как использование формы противника в бою являлось нарушением законов войны.

Следует отметить, что к расстрелам пленных прибегали в ходе арденнского наступления обе стороны, что само по себе свидетельствует об исключительной ожесточенности боев. Американские войска в конце концов вообще стали получать приказы не брать эсэсовцев в плен, и это правило в некоторых американских частях закрепилось до самого конца войны. Так что сцена расстрела пленного эсэсовца в фильме «Ярость» в целом вполне соответствует исторической истине. Нацисты не были бы нацистами, если бы отстали по части расстрелов от своего противника — эсэсовцы под командованием штандартенфюрера Пайпера 17 декабря 1944 года близ города Мальмеди поставили к стенке 86 пленных американцев, а всего в ходе Арденнского наступления группа Пайпера расстреляла 350 военнопленных и около сотни мирных жителей.

Немецкое наступление выбилось из запланированных графиков в первые же дни, а к концу декабря и вовсе захлебнулось — у Третьего рейха уже не было сил сломить оборону западной военной машины. Ни спецназовцы Скорцени, ни нелетная погода, ни превосходное качество «Королевских тигров» Гитлеру не помогли. Однако обстановка на фронте все еще оставалось угрожающей — в ночь на 1 января 1945 года около тысячи немецких самолетов нанесли удар по аэродромам во Франции и в Бельгии. Вдумайтесь — авиация союзников хозяйничает в небе Европы несколько лет, на дворе уже последний год войны, до краха рейха оставалось четыре месяца, а люфтваффе находит сотни самолетов (в том числе и новейших реактивных «Мессершмитт-262»), которые обрушивают тонны бомб на тылы американской армии. В этот же день, 1 января, немцы начинают наступление в Эльзасе, чтобы отвлечь силы американцев, приступивших к ликвидации «арденнского выступа», образовавшегося в ходе декабрьских нацистских атак.

В начале января англо-американцы переходят наконец в большое контрнаступление и начинают двигаться вперед, чтобы остановиться уже только в мае, на Эльбе. Но потрясение от жестоких зимних боев осталось настолько сильным, что 4 января генерал армии США Паттон написал в своем дневнике: «Похоже, мы еще можем проиграть эту войну».

Чтобы утяжелить положение немцев на Западном фронте, Черчилль обращается к Сталину: «Я буду благодарен, если Вы сможете сообщить мне, можем ли мы рассчитывать на крупное русское наступление у Вислы или где-нибудь в другом месте в течение января». Сталин отдает приказ начать наступление в Польше 12 января 1945 года — на восемь дней раньше запланированного срока. Историю с досрочным наступлением Красной армии в нашей стране часто спекулятивно преподносят как «спасение Сталиным британцев и американцев, которых немцы громили в Арденнах». На самом деле, как уже было сказано выше, немецкое наступление выдохлось еще в декабре, а 12 января союзники сами вели атаки на врага, и необходимо было синхронизировать удары по рейху и на востоке, и на западе.

Из-за начавшегося советского наступления Гитлер вынужден был перебросить на Восток самые боеспособные части, в том числе 6 танковую армию СС. Там, на востоке, она и погибла, прорываясь к окруженному Красной армией Будапешту — то была операция «Пробуждение весны», последняя отчаянная попытка немцев вести наступательные действия. К апрелю 1945 года остатки этой некогда грозной армии были выдавлены в Австрию. Когда гауляйтер Вены поинтересовался у командира армии Зеппа Дитриха, сколько танков он может предоставить для обороны города, генерал ответил: «Мы называем себя 6 танковой армией, потому что у нас осталось всего шесть танков».

Вену нацисты, разумеется, не удержали, а союзники рассекли территорию агонизирующего «тысячелетнего Рейха» на две части, встретившись 25 апреля на Эльбе, близ города Торгау. Советские солдаты, шедшие с боями от Сталинграда через огненное Прохоровское поле, через кипящие от разрывов снарядов Днепр и Вислу, пожали руки американским солдатам, выжившим на кровавых пляжах Нормандии, уцелевшим под смертоносными танковыми залпами эсэсовца Виттмана, выстоявшими в аду Арденн.

70 лет назад герои пожали руки героям.

util